«я знаю каж­дый уго­лок бе­ла­ру­си»/

Belgazeta - - Первая Страница - Фо­то Алек­сан­дры ЗоТоВой

Успеш­ный биз­нес­мен, ге­не­раль­ный ди­рек­тор ком­па­нии «Цеп­тер» в Бе­ла­ру­си Мио­мир Биджовски во мно­гом счи­та­ет се­бя на­сто­я­щим бе­ло­ру­сом. Здесь он про­жил боль­ше вре­ме­ни, чем где-ли­бо, и ста­нов­ле­ние но­вой Бе­ла­ру­си про­хо­ди­ло на его гла­зах. Как он ви­дит раз­ви­тие на­шей стра­ны и за что бла­го­да­рен пре­зи­ден­ту Лу­ка­шен­ко, Мио­мир рас­ска­зал обо­зре­ва­те­лю

«БелГа­зе­ты» Юлии Гу­на­шви­ли.

«Ме­ня по­ра­зил мин­ский аэро­порт»

-По об­ра­зо­ва­нию я жур­на­лист. Устро­ил­ся на ра­бо­ту в банк, где был глав­ным ре­дак­то­ром кор­по­ра­тив­ных га­зе­ты и жур­на­ла. По­том мне пред­ло­жи­ли ра­бо­ту, на ко­то­рую я хо­тел по­пасть с пер­вых дней сво­ей уче­бы в уни­вер­си­те­те, при­чем не в плане бо­лее вы­со­кой зар­пла­ты. Мне бы­ла ин­те­рес­на на­уч­ная и ди­пло­ма­ти­че­ская де­я­тель­ность. Так я при­шел на го­су­дар­ствен­ную служ­бу, сна­ча­ла в Ми­ни­стер­ство по на­у­ке и куль­ту­ре Юго­сла­вии, а за­тем в МИД. Мно­го ра­бо­тал за ру­бе­жом, в том чис­ле в СССР. Но ко­гда в мо­ей стране на­ча­лась вой­на и Юго­сла­вия раз­ва­ли­лась, ушел с гос­служ­бы в ком­па­нию «Цеп­тер». Ка­кое-то вре­мя ра­бо­тал в мос­ков­ском фи­ли­а­ле, а за­тем воз­гла­вил пред­ста­ви­тель­ство ком­па­нии в Бе­ла­ру­си. Здесь же ор­га­ни­зо­вал свой биз­нес. И вот уже 25 лет я жи­ву в этой стране, ко­то­рую во мно­гом счи­таю род­ной.

Очень хо­ро­шо пом­ню, как впер­вые при­е­хал в Бе­ла­русь. Это был март 1988 го­да. То­гда мы с по­слом Юго­сла­вии при­ле­те­ли из Моск­вы с офи­ци­аль­ным ви­зи­том. Пер­вое впе­чат­ле­ние бы­ло уди­ви­тель­ным. Преж­де все­го ме­ня по­ра­зил аэро­порт Минск-2. Я уди­вил­ся, что в го­ро­де, ко­то­рый то­гда не каж­дый мог най­ти на кар­те, да еще в со­вет­ские вре­ме­на, он та­кой боль­шой. Но осо­бен­но ме­ня впе­чат­лил ви­зит в Ха­тынь. Я непло­хо знаю ис­то­рию. Этот ме­мо­ри­ал очень хо­ро­шо от­ра­жа­ет то, че­рез что про­шла Бе­ла­русь. Ее доб­ро­же­ла­тель­ный, ми­ро­лю­би­вый на­род, ко­то­рый пе­ре­жил все ужа­сы вой­ны, как ни­кто по­ни­ма­ет весь кош­мар, про­изо­шед­ший с Юго­сла­ви­ей в 1999 го­ду.

«Мои де­ти пря­та­лись в под­ва­ле»

-Н ача­лись бом­бар­ди­ров­ки Юго­сла­вии си­ла­ми НАТО. Мою ро­ди­ну по­про­сту уни­что­жи­ли. Та­ко­го вар­вар­ства со сто­ро­ны аме­ри­кан­ских агрес­со­ров не ожи­дал ни­кто. Я то­гда уже ра­бо­тал в Мин­ске, а моя се­мья оста­лась в Бел­гра­де. Наш дом на­хо­дил­ся в са­мом цен­тре го­ро­да, ко­то­рый прак­ти­че­ски пол­но­стью раз­ру­ши­ли. Мои де­ти пря­та­лись от бом­бе­жек в под­ва­ле. И я то­гда не мог им по­мочь. Моя же­на – врач, по­это­му ее сра­зу мо­би­ли­зо­ва­ли. Сы­ну не раз­ре­ши­ли вы­езд из стра­ны. А дочь ска­за­ла, что без них ни­ку­да не по­едет. Бы­ло очень страш­но. Без санк­ции Со­ве­та Без­опас­но­сти ООН на нас об­ру­ши­лась на­тов­ская агрес­сия. Ко­неч­но, мы са­ми не мог­ли с этим спра­вить­ся, но у Юго­сла­вии то­гда фак­ти­че­ски не бы­ло со­юз­ни­ков. Един­ствен­ной стра­ной, про­тя­нув­шей в тот мо­мент нам ру­ку по­мо­щи, бы­ла Бе­ла­русь. И Лу­ка­шен­ко был един­ствен­ный гла­ва го­су­дар­ства, ко­то­рый не по­бо­ял­ся, сел в са­мо­лет и при­ле­тел в Бел­град, что­бы под­дер­жать нас. Я ни­ко­гда не за­бу­ду этот по­сту­пок бе­ло­рус­ско­го пре­зи­ден­та. Он про­сто при­ле­тел и дал на­ше­му на­ро­ду на­деж­ду. И у него бы­ла сме­лость сде­лать это, а у Ель­ци­на – нет.

В ны­неш­нем го­ду этим страш­ным со­бы­ти­ям ис­пол­ня­ет­ся 20 лет. И ма­ло кто се­го­дня го­во­рит, ка­кие вы­зва­ла по­след­ствия та неспра­вед­ли­вая вой­на. Се­го­дня стра­на в пря­мом смыс­ле по­ра­же­на ра­ком, ведь бом­би­ли сна­ря­да­ми с необо­га­щен­ным ура­ном. Это кос­ну­лось и мо­ей се­мьи: же­ны и до­че­ри. Они и се­го­дня на те­ра­пии. Бла­го моя же­на-врач во­вре­мя рас­по­зна­ла за­бо­ле­ва­ние. А ведь в на­шей се­мье по обе­им ли­ни­ям ни у ко­го не бы­ло он­ко­ло­гии.

«Бе­ла­русь во мно­гом ушла впе­ред»

-На ра­бо­ту в Минск ме­ня пе­ре­ве­ли в 1995 го­ду. Это был июль, пре­крас­ная по­го­да, ко­то­рая, мо­жет, то­гда ме­ня и под­ку­пи­ла. У ме­ня спро­си­ли: ну что та­кое Бе­ла­русь, ка­кой Минск? В то вре­мя я ска­зал так: в 21.00 за­кры­ва­ют­ся ма­га­зи­ны, в 22.00 от­клю­ча­ют све­то­фо­ры, а в 23.00 – и осве­ще­ние в го­ро­де. В пол­ночь пе­ре­ста­ет хо­дить транс­порт, в час но­чи от­клю­ча­ют го­ря­чую во­ду. В 95-м имен­но так и бы­ло. Те­перь, ко­гда я ви­жу Бе­ла­русь се­го­дняш­нюю, ча­сто вспо­ми­наю эти сло­ва. Стра­на сде­ла­ла боль­шой ры­вок, се­ми­миль­ны­ми ша­га­ми идет впе­ред. И это ме­ня здесь дер­жит. Ка­ким об­ра­зом, ка­ки­ми прав­да­ми-неправ­да­ми – уже дру­гой во­прос. Здесь я да­же за­ра­бо­тал пен­сию. Сей­час это око­ло 190 руб­лей. Мно­го это или ма­ло? Жил бы я на ху­то­ре в де­ревне, мо­жет, бы­ло бы до­ста­точ­но. Ес­ли бы за­ни­мал­ся охо­той, ого­ро­дом, со­би­рал яго­ды и гри­бы, не пил и не ку­рил... Но в Мин­ске на та­кие день­ги су­ще­ство­вать слож­но.

Я сви­де­тель то­му, как здесь стро­и­лась но­вая стра­на. Да, мно­го про­блем, оши­бок. По­это­му про Бе­ла­русь я мо­гу го­во­рить столь­ко же хо­ро­ше­го, сколь­ко и пло­хо­го. Но оче­вид­но, что все ме­ня­ет­ся к луч­ше­му. Я счи­таю неспра­вед­ли­вым, как бе­ло­ру­сам по­сред­ством ви­зо­во­го ре­жи­ма огра­ни­чи­ва­ют до­ступ в Ев­ро­пу. То, что тво­рит­ся на гра­ни­цах, – это вар­вар­ство. Хо­тя по срав­не­нию с со­се­дя­ми Бе­ла­русь во мно­гом ушла впе­ред. Ва­ша стра­на долж­на бы­ла всту­пить в Ев­ро­со­юз на­мно­го рань­ше, чем, к при­ме­ру, Лат­вия, Бол­га­рия, Ру­мы­ния. По­че­му она не там – это дру­гой ас­пект. Ру­ко­вод­ство вы­бра­ло иной путь, бо­лее ха­рак­тер­ный для Во­сто­ка, где необ­хо­дим ка­кой-то пе­ри­од для ре­ше­ния во­про­сов.

«На­до иметь же­ла­ние пре­одо­ле­вать труд­но­сти»

-В свое вре­мя по­яви­лась идея со­здать биз­нес-ин­ку­ба­тор, ко­то­рый бы спо­соб­ство­вал раз­ви­тию сов­мест­но­го бе­ло­рус­ско­серб­ско­го пред­при­ни­ма­тель­ства. Под­держ­ка пред­при­ни­ма­тель­ства се­го­дня очень нуж­на. На мой взгляд, что­бы до­бить­ся успе­ха в этой стране, необ­хо­ди­мо преж­де все­го ве­рить в то, что де­ла­ешь. Необ­хо­ди­мо быть го­то­вым к труд­но­стям, иметь во­лю и же­ла­ние их пре­одо­ле­вать. Ко­неч­но, для лю­бо­го биз­не­са ну­жен пер­во­на­чаль­ный ка­пи­тал, хо­тя се­го­дня мож­но про­бо­вать и без него. При этом оста­ет­ся мно­го непо­нят­ных мне ню­ан­сов. На­при­мер, мой зна­ко­мый ре­шил за­нять­ся фер­мер­ством. Ему сра­зу без­воз­мезд­но да­ли 50 га зем­ли, что в мо­ей стране невоз­мож­но да­же пред­ста­вить. Но толь­ко на 50 лет. Мне ка­жет­ся, непра­виль­но, что в Бе­ла­ру­си нет соб­ствен­но­сти на зем­лю, это спо­соб­ство­ва­ло бы раз­ви­тию сель­ско­го хо­зяй­ства.

От­дель­но хо­чу ска­зать о бан­ков­ской си­сте­ме. Я яв­ля­юсь чле­ном на­блю­да­тель­но­го со­ве­та «Цеп­тер Бан­ка». К нам на за­се­да­ние ак­ци­о­не­ров при­шел пред­ста­ви­тель Нац­бан­ка и ска­зал от­кры­то: по­ли­ти­ка го­су­дар­ства та­ко­ва, что 20 бан­ков се­го­дня не нуж­но, а до­ста­точ­но 7-8, но круп­ных. Кто это при­ду­мал? У нас нор­маль­ный банк с ка­пи­та­лом в 30 млн ев­ро. Нор­маль­но ра­бо­та­ем, со­блю­да­ем все за­ко­ны, а го­су­дар­ство по­сто­ян­но под­ни­ма­ет план­ку. Каж­дый год необ­хо­ди­мо де­лать до­ка­пи­та­ли­за­цию. Но од­но де­ло, к при­ме­ру, «Бе­ла­ру­с­банк». Там учре­ди­тель – го­су­дар­ство, и, ес­ли по­на­до­бит­ся, оно пе­ре­чис­лит ту­да необ­хо­ди­мую сум­му. Или «Бел­га­з­пром­банк». За ним сто­ит та­кой монстр, как рос­сий­ский «Газ­пром». И ди­рек­тор мо­жет в лю­бой мо­мент по­зво­нить Алек­сею Мил­ле­ру и ска­зать, что не хва­та­ет 100 млн для до­ка­пи­та­ли­за­ции. А ма­лень­кие бан­ки так не мо­гут. Но ведь они то­же – со­став­ная часть фи­нан­со­вой си­сте­мы Бе­ла­ру­си. Они не пу­та­ют­ся под но­га­ми – каж­дый за­ни­ма­ет свою ни­шу. К при­ме­ру, та­ких бан­ков во­семь, у каж­до­го устав­ный фонд со­став­ля­ет 30 млн ев­ро. Это же ка­пи­тал! За­чем же ста­вить их в та­кие усло­вия? Вот ска­жи мо­е­му ди­рек­то­ру, ко­то­рый еле-еле по­ка­зы­ва­ет Бе­ла­русь на кар­те, что на­до под­нять устав­ный фонд на 50 млн. Он сра­зу ска­жет «из­ви­ни­те», и банк уй­дет с рын­ка.

«В этом раз­ни­ца меж­ду на­ши­ми стра­на­ми»

-Я в боль­шой сте­пе­ни счи­таю се­бя бе­ло­ру­сом. Жи­ву здесь уже 25 лет. Чув­ствую се­бя очень ком­форт­но. Хоть и ма­ло солн­ца, кли­мат для ме­ня под­хо­дя­щий. Мо­жет, это уже воз­раст, но бел­град­ская жа­ра ме­ня утом­ля­ет. Тут у ме­ня мно­го дру­зей, есть лю­би­мое де­ло. Я очень люб­лю бе­ло­рус­скую при­ро­ду. Боль­ше­го на­сла­жде­ния нет, чем прой­ти пеш­ком от Ви­лей­ки вдоль ре­ки Ви­лия. Я знаю каж­дый уго­лок Бе­ла­ру­си. Се­го­дня я, по су­ти, жи­ву на две стра­ны. На се­мей­ном со­ве­те мы ре­ши­ли, что же­на с детьми оста­нут­ся в Бел­гра­де. Во-пер­вых, сын и дочь там учи­лись, а по­том и на­ча­ли ра­бо­тать. У нас при­ня­то, что ма­ма все­гда оста­ет­ся с детьми. Я до­быт­чик, а она хра­ни­тель­ни­ца се­мьи. Это здесь ча­сто жен­щи­на и до­быт­чик, и мать, и же­на.

Я очень ча­сто ез­жу в Сер­бию. Мо­ей стране еще очень мно­го пред­сто­ит сде­лать, что­бы лик­ви­ди­ро­вать по­след­ствия 1999 го­да. Но она под­ни­ма­ет­ся на гла­зах. Идут ин­ве­сти­ции. Стро­ят­ся до­ро­ги. Прав­да, объ­езд­ную до­ро­гу во­круг Бел­гра­да воз­во­дят уже 25 лет. В этом плане у вас го­раз­до боль­ше по­ряд­ка. А в Сер­бии ни­ко­гда не мо­жешь быть уве­рен. Вот в этом раз­ни­ца меж­ду на­ши­ми стра­на­ми. Да и раз­ное ви­де­ние ми­ра у на­ших на­ро­дов. Сер­бы не очень лю­бят ра­бо­тать, а вот во­е­вать – это да. Они не мо­гут за­быть, что сде­ла­ли с их стра­ной, их до сих пор обу­ре­ва­ет нена­висть. Ко­неч­но, на­до пом­нить. Бе­ло­ру­сы ведь то­же не за­бы­ва­ют ужа­сы фа­шиз­ма. Но нена­ви­сти нет. Бе­ло­ру­сы – очень доб­рый, вплоть до на­ив­но­сти, на­род..

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.