«Жить на­до так, что­бы не бы­ло обид­но»/

По лю­би­мым ме­стам Мин­ска с Ев­ге­ни­ем Кры­жа­нов­ским – по­еха­ли!

Belgazeta - - Первая Страница - Бе­се­до­ва­ла Юлия ГУ­НА­ШВИ­ЛИ Фо­то Алек­сан­дры ЗОТОВОй

Сча­стье – это ко­гда ты с ра­до­стью идешь на лю­би­мую ра­бо­ту, а по­том с еще боль­шим удо­воль­стви­ем спе­шишь до­мой к лю­би­мой се­мье. Та­ков глав­ный прин­цип за­слу­жен­но­го ар­ти­ста Бе­ла­ру­си Ев­ге­ния Кры­жа­нов­ско­го. Так он жи­вет, а по-дру­го­му и не уме­ет. Не­уди­ви­тель­но, что имен­но марш­рут «ра­бо­та – дом» для него зна­ко­вый. По этим лю­би­мым для ар­ти­ста ме­стам мы с ком­фор­том про­еха­лись на ав­то­мо­би­ле пре­ми­ум-клас­са служ­бы так­си «Зо­ло­тое».

Тро­иц­кое пред­ме­стье: «На­чал ра­бо­тать с детьми»

-Жизнь че­ло­ве­ка обыч­но со­сто­ит из трех ве­щей: се­мья, ра­бо­та, увле­че­ния. Вот и моя стро­ит­ся свое­об­раз­ным тре­уголь­ни­ком: се­мья, искус­ство, по­ли­ти­ка. При­чем этот тре­уголь­ник рав­но­бед­рен­ный. Вот уже пя­тый год ру­ко­во­жу дет­ским про­ек­том «Юмо­рин­ка». На­ша са­мая ма­лень­кая ки­но­сту­дия в ми­ре рас­по­ло­жи­лась в ис­то­ри­че­ском зда­нии в Тро­иц­ком пред­ме­стье, един­ствен­ном, ко­то­рое в ка­кой-то сте­пе­ни уце­ле­ло во вре­мя вой­ны.

«Юмо­рин­ка» по­яви­лась в мо­ей жиз­ни по­сле то­го, как за­кры­ли «Хри­сто­фор». Те­атр про­су­ще­ство­вал 30 лет. Он про­жил ве­ли­ко­леп­ную жизнь. Из ни­ко­му не из­вест­но­го, где-то са­мо­де­я­тель­но­го кол­лек­ти­ва мы пре­вра­ти­лись в на­сто­я­щий бренд. Но 30 лет – огром­ный срок. Уже на­чи­нал­ся за­стой. И я на­чал ра­бо­тать с детьми. Чест­но го­во­ря, сна­ча­ла был на­стро­ен скеп­ти­че­ски. Все­гда ду­мал, что юмор и де­ти – ве­щи несов­ме­сти­мые. «Ера­лаш» мне ка­зал­ся несмеш­ным. Сей­час я по­ни­маю, что с детьми ра­бо­тать од­но удо­воль­ствие.

Се­го­дня мы един­ствен­ные в Бе­ла­ру­си, кто раз­ви­ва­ет дет­ское те­ле­ви­де­ние и ки­но. Здесь за­ни­ма­ют­ся 90 де­тей. На меж­ду­на­род­ных фе­сти­ва­лях у нас толь­ко пер­вые ме­ста. Про­во­дим и соб­ствен­ный фе­сти­валь дет­ско­го юмо­ра. На­ши про­грам­мы идут на мно­гих ка­на­лах стра­ны, а так­же вы­хо­дят на рос­сий­ском те­ле­ви­де­нии. У нас мно­го про­ек­тов са­мо­го раз­но­го на­прав­ле­ния. Ре­бят от­би­ра­ем че­рез ка­стинг, же­ла­ю­щих очень мно­го. Хо­дим по шко­лам, по­ка­зы­ва­ем свои про­грам­мы, и де­ти, ко­то­рые хо­тят сни­мать­ся, при­хо­дят к нам. Бы­ва­ет, что из 100 че­ло­век вы­би­ра­ем толь­ко од­но­го. В рам­ках «Юмо­рин­ки» со­зда­ли и свою ки­но­шко­лу.

Еще од­на неотъ­ем­ле­мая со­став­ля­ю­щая мо­ей

жиз­ни – де­я­тель­ность в Ли­бе­раль­но-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии, где се­го­дня я яв­ля­юсь за­ме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля, воз­глав­ляю цен­траль­ный ко­ми­тет и об­ще­ствен­ную при­ем­ную. По су­ти, по­ли­ти­ком я стал в пять лет. То­гда очень не лю­бил, ко­гда ме­ня це­лу­ют, и все­гда вы­ти­рал ще­ки. Пом­ню, по те­ле­ви­зо­ру по­ка­зы­ва­ли, как Хру­щев вы­хо­дит из са­мо­ле­та и це­лу­ет­ся со все­ми встре­ча­ю­щи­ми. Я то­гда уже по­ни­мал, кто он та­кой, и по­ду­мал: а что, ес­ли и ме­ня де­душ­ка Хру­щев по­це­лу­ет? Как же я бу­ду вы­ти­рать­ся при нем? Нель­зя же. И то­гда я при­ду­мал ори­ги­наль­ный по­ли­ти­че­ский ход: ска­жу ему, что очень хо­чу в туа­лет, он ме­ня, есте­ствен­но, от­пу­стит, а я по­бе­гу за угол, вы­тру ще­ку и вер­нусь на­зад. По­это­му мой при­ход в по­ли­ти­ку был во мно­гом за­про­грам­ми­ро­ван. Да и са­ти­ра, по боль­шо­му сче­ту, – та же по­ли­ти­ка. Жва­нец­кий или За­дор­нов раз­ве не по­ли­ти­ки? Се­го­дня яр­кий то­му при­мер – Зе­лен­ский. Са­ти­ру не любит власть. Бу­дучи ру­ко­во­ди­те­лем те­ат­ра «Хри­сто­фор», я не раз с этим столк­нул­ся. За­ча­стую по­лу­ча­ли на­го­няй. Да и кто та­кой са­ти­рик? Это че­ло­век, ко­то­рые бо­ле­ет за то, что про­ис­хо­дит, но в са­ти­ри­че­ском клю­че.

Ули­ца За­слав­ская: «Я здесь один сре­ди 11 жен­щин»

-Во­об­ще, вся моя жизнь свя­за­на с цен­тром Мин­ска. Ко­гда-то я жил в ком­му­нал­ке на ули­це Ин­тер­на­ци­о­наль­ной. Там ро­ди­лась моя пер­вая дочь. А по­том от Ку­па­лов­ско­го те­ат­ра, где ра­бо­тал, по­лу­чил двух­ком­нат­ную квар­ти­ру на За­слав­ской. То­гда здесь бы­ла окра­и­на го­ро­да. Ого­ро­ды, пе­ре­ле­ски, бо­ло­та… Там, где сей­час на­хо­дит­ся ме­мо­ри­ал «Яма», был боль­шой овраг, сто­я­ли по­лу­за­бро­шен­ные де­ре­вен­ские до­ма. Там ро­ди­лась еще од­на дочь. И я при­об­рел трех­ком­нат­ную квар­ти­ру в этом же до­ме. По­яви­лась тре­тья доч­ка. Че­рез ка­кое-то вре­мя пе­ре­ехал в дом на­про­тив. Чет­вер­тая моя квар­ти­ра ока­за­лась на За­слав­ской, 11, в пер­вом кор­пу­се. Там же ро­ди­лась и млад­шень­кая. А ко­гда за­брал к се­бе ма­му, пе­ре­еха­ли во вто­рой кор­пус все то­го же 11-го до­ма. Все со­бы­тия мо­ей жиз­ни, мои мно­го­чис­лен­ные раз­во­ды про­хо­ди­ли в од­ном дво­ре. За­слав­ская ста­ла мо­ей ма­лой Ро­ди­ной. Здесь моя жизнь, там все мои де­ти, же­ны, те­щи, сво­я­че­ни­цы… У ме­ня же ба­бий кол­лек­тив: я здесь один сре­ди 11 жен­щин. И все мы очень друж­ны. В от­ли­чие от мно­гих се­го­дняш­них муж­чин, при раз­во­дах я все остав­лял же­нам.

Моя ны­неш­няя же­на Аня млад­ше ме­ня на 23 го­да. И пер­вый раз я ее уви­дел, ко­гда она бы­ла груд­ным ре­бен­ком. В до­ме, где я жил, во дво­ре си­де­ли ма­моч­ки с ко­ляс­ка­ми. То­гда я да­же по­ду­мать не мог, что од­на из них ста­нет мо­ей те­щей, а в ко­ляс­ке ле­жит моя бу­ду­щая же­на. По­это­му, ко­гда мы с Аней идем ми­мо дет­ско­го са­да, я ча­сто под­ка­лы­ваю ее: «Ви­дишь, де­ти в пе­соч­ни­це ко­па­ют­ся. Кто зна­ет?» Она сме­ет­ся. Мы жи­вем в гар­мо­нии и люб­ви. Но по­же­ни­лись не сра­зу. Я во­об­ще счи­таю, что не сто­ит спе­шить в ЗАГС. На­до про­ве­рить, что ли, друг дру­га. По это­му по­во­ду мне нра­вит­ся ста­рый бе­ло­рус­ский анек­дот. Встре­ча­ют­ся два дру­га, и один спра­ши­ва­ет: «У ця­бе жон­ка чэс­ная?» – «Ты ве­да­еш, чэс­ная: вось ужо 10 га­доў жы­вём, па­куль нi­чо­га не ўкра­ла». Так вот мы с Анеч­кой про­жи­ли прак­ти­че­ски 10 лет, я убе­дил­ся, что она ни­че­го не укра­ла, взял ее пас­порт и по­бе­жал в ЗАГС. Нас рас­пи­са­ли. Она да­же не зна­ла, что ста­ла мо­ей же­ной. Се­мья – это для лю­бо­го че­ло­ве­ка са­мое глав­ное. Сча­стье – это ко­гда ты с утра с ра­до­стью бе­жишь на ра­бо­ту, а ве­че­ром с еще боль­шей спе­шишь до­мой. Я очень счаст­ли­вый че­ло­век. Мне 64 го­да, но чув­ствую се­бя на 35, мак­си­мум на 40. Пом­ни­те зна­ме­ни­тую фра­зу Павла Кор­ча­ги­на: жизнь на­до про­жить так, что­бы не бы­ло стыд­но за бес­цель­но про­жи­тые го­ды? Так вот, я ее пе­ре­фра­зи­ро­вал: жизнь на­до про­жить так, что­бы не бы­ло обид­но за неин­те­рес­но про­жи­тые го­ды. По­это­му каж­дый день дол­жен про­хо­дить так, как буд­то он – по­след­ний.

До дво­ра, где про­хо­ди­ли мно­го­чис­лен­ные раз­во­ды ар­ти­ста, мы с ком­фор­том про­еха­лись на ав­то­мо­би­ле пре­ми­ум-клас­са служ­бы так­си «зо­ло­тое»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.