НАЦИОНАЛЬН­ОСТЬ?.. КАК КАРТА ЛЯЖЕТ!/

Как карта ляжет!

Belgazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алесь КИРКЕВИЧ «Как карта ляжет».

В стране во­всю идет пе­ре­пись на­се­ле­ния. Впро­чем, пе­ре­пись - это не толь­ко про ста­ти­сти­ку, но еще и про по­ли­ти­ку. По­че­му? Все де­ло в от­ве­тах, ка­са­ю­щих­ся на­ци­о­наль­но­сти и род­но­го язы­ка.

Кпри­ме­ру, стар­то­ва­ла це­лая ком­па­ния за то, что­бы бе­ло­ру­сы, как ни па­ра­док­саль­но, на­зы­ва­ли род­ным язы­ком имен­но бе­ло­рус­ский. По­яви­лись да­же май­ки с над­пи­сью «бе­ла­рус­ка­моў­ны/ бе­ла­рус­ка­моў­ная», а ли­де­ры мне­ний за­пи­сы­ва­ют ко­рот­кие ви­део­об­ра­ще­ния с со­от­вет­ству­ю­щи­ми при­зы­ва­ми.

Впро­чем, на­ци­о­наль­ный во­прос в кон­тек­сте пе­ре­пи­си взвол­но­вал еще од­ну груп­пу на­се­ле­ния, а имен­но бе­ло­рус­ских по­ля­ков.

На за­па­де стра­ны уже по­яви­лись аги­та­ци­он­ные пла­ка­ты, при­зы­ва­ю­щие за­пи­сы­вать­ся по­ля­ка­ми, ко­то­рые рас­кле­и­ва­ют ак­ти­ви­сты т.н. «Кре­со­вой мо­ло­де­жи». На пла­ка­те, сли­зан­ном с куль­то­во­го аме­ри­кан­ско­го по­сте­ра вре­мен вой­ны We can do it!, раз­ме­ще­на над­пись на поль­ском «Пом­ню, кем яв­ля­юсь!» и хе­ш­те­ги:

#JestemPola­kiem, #ЯПа­ляк и #ЯПо­ляк. За де­вуш­кой в крас­ном плат­ке с та­ту­и­ров­кой в ви­де поль­ско­го ор­ла кра­су­ет­ся па­но­ра­ма Грод­но - «ба­сти­о­на» поль­ской куль­ту­ры и тра­ди­ции в Бе­ла­ру­си. Те же «кре­со­вые» ак­ти­ви­сты на ули­цах раз­да­ют сим­во­ли­че­ские кар­ты по­ля­ка по­че­му-то с порт­ре­том

Касту­ся Ка­ли­нов­ско­го.

Все это вы­зва­ло сар­ка­сти­че­ские ре­пли­ки в ин­тер­не­те. Мол, а ни­че­го, что сам Ка­ли­нов­ский свою га­зе­ту из­да­вал на бе­ло­рус­ском? И во­об­ще, на­сколь­ко кор­рект­но ка­кой-ли­бо ор­га­ни­за­ции на­зы­вать се­бя «кре­со­вой»? Ведь сам тер­мин Kresy wschodnie («Во­сточ­ные тер­ри­то­рии») пред­по­ла­га­ет, что За­пад­ная Бе­ла­русь вме­сте с Грод­но, Бре­стом, Ли­дой, Вол­ко­вы­ском и дру­ги­ми го­ро­да­ми яв­ля­ет­ся ча­стью Поль­ши в гра­ни­цах 1939г.

Не пах­нет ли все это ба­наль­ным се­па­ра­тиз­мом под мар­кой со­хра­не­ния иден­тич­но­сти од­ним из на­ци­о­наль­ных мень­шинств? Да­же гу­ру бе­ло­рус­ских кон­сер­ва­то­ров Зе­нон

Поз­няк об­мол­вил­ся не­дав­но о про­буж­де­нии в Поль­ше «де­мо­нов

30-х го­дов».

Го­ря­чие го­ло­вы бе­ло­рус­ских пат­ри­о­тов осту­дил пер­вый гла­ва Со­ю­за по­ля­ков в Бе­ла­ру­си Та­де­уш

Га­вин, за­явив­ший в ин­тер­вью, что по­сле­во­ен­ные гра­ни­цы в Ев­ро­пе долж­ны оста­вать­ся неру­ши­мы­ми и о ка­ких-ли­бо тер­ри­то­ри­аль­ных пре­тен­зи­ях и ре­чи быть не мо­жет. В этом, мол, не за­ин­те­ре­со­ва­ны ни бе­ло­рус­ские, ни польские вла­сти. О са­мом тер­мине «Кре­сы» Га­вин то­же вы­ска­зал­ся: «До­пус­каю, что опре­де­лен­ные кру­ги бе­ло­рус­ской общественн­ости это мо­жет раз­дра­жать. По­это­му я вы­сту­паю за то, что­бы не ис­поль­зо­вать тер­ми­ны и по­ня­тия, ко­то­рые

бро­са­ют тень по­до­зре­ния на чест­ность и от­кры­тость на­шей куль­тур­ной и об­ра­зо­ва­тель­ной де­я­тель­но­сти».

В том же ин­тер­вью Га­вин но­сталь­ги­ро­вал по 1990-м, ко­гда «поль­ская жизнь» в Бе­ла­ру­си би­ла клю­чом: вы­хо­ди­ла еже­не­дель­ная га­зе­та на поль­ском с де­ся­ти­ты­сяч­ным ти­ра­жом, а на Грод­нен­ском те­ле­ви­де­нии бы­ли пе­ре­да­чи на поль­ском. То­гда же по всей стране стро­и­лись «польские до­ма», куль­тур­ные цен­тры, боль­шин­ство из ко­то­рых впо­след­ствии пе­ре­шли к про­власт­но­му Со­ю­зу по­ля­ков, а сам пе­ре­ход боль­ше на­по­ми­нал се­рию рей­дер­ских за­хва­тов. Вс­пом­нил Га­вин и пе­ре­пись на­се­ле­ния: «Оче­ред­ная пе­ре­пись 2009г. умень­ша­ет ко­ли­че­ство по­ля­ков в срав­не­нии с 1999-м боль­ше чем на сто ты­сяч. Нас ста­но­вит­ся уже 295 ты­сяч…»

Те­му дав­ле­ния бе­ло­рус­ских вла­стей на Со­юз по­ля­ков оста­вим в сто­роне - от­дель­ная история. А что с умень­ше­ни­ем ко­ли­че­ства по­ля­ков, ко­то­рое фик­си­ру­ет каж­дая оче­ред­ная пе­ре­пись? Что это: ма­ни­пу­ля­ция вла­стей с циф­ра­ми, ре­зуль­тат ру­си­фи­ка­ции или все-та­ки объ­ек­тив­ный про­цесс? Ло­гич­но ведь, что стар­шее по­ко­ле­ние ба­бу­шек и де­ду­шек, ро­див­ших­ся еще «при Поль­ше», т.е. до 1939г. в за­пад­ных об­ла­стях, ко­то­рое счи­та­ло се­бя по­ля­ка­ми, ухо­дит по есте­ствен­ным при­чи­нам. А для мо­ло­де­жи и сред­не­го по­ко­ле­ния, го­то­во­го на все для по­лу­че­ния кар­ты по­ля­ка, са­ма карта яв­ля­ет­ся часто лишь трам­пли­ном для эми­гра­ции. От­ку­да же брать­ся но­вым по­ля­кам? Тут бы преж­нее ко­ли­че­ство со­хра­нить.

Се­го­дня мы мо­жем на­блю­дать до­воль­но па­ра­док­саль­ную кар­ти­ну. Поль­ша ак­тив­но вкла­ды­ва­ет день­ги в польские куль­тур­ные и об­ра­зо­ва­тель­ные цен­тры в Бе­ла­ру­си, раз­да­ет кар­ты, а по­ля­ков ста­но­вит­ся все мень­ше и мень­ше. По­лу­ча­ет­ся, что польские струк­ту­ры у нас по фак­ту не столь­ко со­хра­ня­ют и раз­ви­ва­ют поль­скую иден­тич­ность в са­мой Бе­ла­ру­си, сколь­ко вы­пол­ня­ют функ­цию вы­мы­ва­ния из стра­ны и са­мих по­ля­ков, и тех бе­ло­ру­сов, ко­то­рые за­пи­сы­ва­ют­ся в по­ля­ки из чи­сто мер­кан­тиль­ных со­об­ра­же­ний. И ес­ли по­ля­ки в Бе­ла­ру­си ко­гда-ни­будь ис­чез­нут, то ви­но­ва­ты бу­дут не мест­ные ре­прес­сив­ные ор­га­ны, а поль­ский МИД, ко­то­рый про­во­дит со­от­вет­ству­ю­щую по­ли­ти­ку.

На сай­те поль­ско­го МИДа есть ин­фор­ма­ция, что до де­каб­ря 2015г. в Бе­ла­ру­си бы­ло вы­да­но 76 тыс. карт по­ля­ка. Для срав­не­ния, в Лит­ве циф­ра ку­да мень­ше - 6 тыс. Стра­ны у нас, ко­неч­но, раз­ные по раз­ме­рам и на­се­ле­нию. Но, мо­жет, сек­рет все-та­ки не в том, что по­ля­ков в Лит­ве ма­ло или они не хо­тят се­бя та­ко­вы­ми осо­зна­вать, а в эко­но­ми­ке и ка­че­стве жиз­ни? Ес­ли ли­то­вец за­хо­чет эми­гри­ро­вать ку­да-то в гра­ни­цах Ев­ро­со­ю­за, то он и так сде­ла­ет это без про­блем. И карта ему со­всем не нуж­на. А вот бе­ло­ру­су - при­го­дит­ся. Все про­сто.

Ес­ли учесть, что карта у нас дей­ству­ет уже 11 лет, то ре­зуль­тат пе­ре­пи­си на­се­ле­ния в этом го­ду мо­жет быть для по­ля­ков неуте­ши­тель­ным. Вполне воз­мож­но, что в срав­не­нии с 2009-м ко­ли­че­ство по­ля­ков со­кра­тит­ся еще на 100 тыс., ес­ли не боль­ше. А мы с ва­ми и даль­ше бу­дем чи­тать в со­ци­аль­ных се­тях кри­ки о по­мо­щи в сти­ле: «У ко­го есть зна­ко­мые в ар­хи­ве? Нуж­на ро­до­слов­ная для кар­ты по­ля­ка» или «Сроч­но ну­жен ре­пе­ти­тор по поль­ско­му язы­ку для сда­чи на кар­ту по­ля­ка». Ин­те­рес­но по­лу­ча­ет­ся: ес­ли пи­шет по­ляк, то за­чем ему учить род­ной поль­ский язык? Ес­ли же пи­шет бе­ло­рус, не вла­де­ю­щий поль­ским, то за­чем ему карта по­ля­ка?..

Ни в ко­ем слу­чае не хо­чу оби­деть по­ля­ков, ко­то­рые сто­ле­ти­я­ми жи­вут на на­шей зем­ле и пе­ре­да­ют свои тра­ди­ции, ве­ру и язык из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние. Ни­че­го не имею про­тив Поль­ши, ко­то­рая не раз по­мо­га­ла бе­ло­рус­ским него­су­дар­ствен­ным СМИ, ис­клю­чен­ным «за по­ли­ти­ку» сту­ден­там, по­ли­ти­че­ским и об­ще­ствен­ным ор­га­ни­за­ци­ям. Вме­сте с тем лич­но мне тош­но, ко­гда на­ци­о­наль­ная при­над­леж­ность у нас оце­ни­ва­ет­ся по кур­су шен­ген­ской ви­зы. А на во­прос пе­ре­пис­чи­ка о на­ци­о­наль­ной при­над­леж­но­сти мно­гие со­оте­че­ствен­ни­ки мо­гут сме­ло от­ве­чать:

На пла­ка­те, сли­зан­ном с куль­то­во­го аме­ри­кан­ско­го по­сте­ра вре­мен вой­ны We can do it!, раз­ме­ще­на над­пись на поль­ском «Пом­ню, кем яв­ля­юсь!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.