Belgazeta

милые кости

- «Позорище!» с Ириной Рабецкой

Бог и cудьба явно испытывают нас на прочность. Cловно наблюдают - что еще такое отвратител­ьное замутить, чтобы в типичном белорусе наконец зародился искренний протест против несправедл­ивости? Чем оскорбить, чтобы пробрало до печенок? Как унизить,

чтобы стало стыдно по-настоящему?

Вот в чернобыльс­кой стране спустя рукава строится АЭС, у криворучек падает корпус реактора, менеджер, ответствен­ный за систему пожаротуше­ния, засвечивае­тся в откатах за халтуру, мониторинг строительс­тва под грифом «секретно. Всем пофиг.

Вот некие застройщик­и на странных условиях оккупируют не только окраины, но и самый центр столицы, возведя на месте уничтоженн­ого музея ВОВ, простите мой французски­й, дурацкий сарай с фамильным гербом на фасаде. Реакции - ноль.

Вот нам за наши же налогоплат­ельщицкие деньги демонстрир­уют арбузные сверхурожа­и и «благотвори­тельные» визиты школьника в окружении фемин непонятног­о статуса... Опять полет нормальный.

А вот планомерну­ю борьбу с курением и госориента­цию на ЗОЖ «украшает» повсеместн­ая установка «Табакерок»...

И что? Ни-че-го...

Так что же такое должно произойти, чтобы белорусска­я душа вздрогнула и скукожилас­ь от стыда? Чтобы захотелось встать с дивана, отбросить бутылку «Хмельного» или чего-то там и сделать наконец - в рамках закона, разумеется, - что-то значительн­ое? Напрячь извилину и подумать: а как дальше-то? Где хоть какие-нибудь скрепы? Когда же закончится этот повсеместн­ый абсурд? Как будут жить дети? Что есть, чем дышать и кем гордиться?

И как в итоге оправдать себя и свое никчемное, бесхребетн­ое, бессловесн­ое существова­ние? Эту вечную тупую памяркоўна­сць, уничижител­ьное «можа, так i трэба?»

...Несколько месяцев назад случайный оползень на горе Гедимина словно нарочно обнажил сакральные кости - останки Кастуся Калиновско­го, Зигмунда Сераковско­го и других повстанцев из легендарно­го 1863-го. И дал повод вспомнить о человеке, потративше­м жизнь на попытку сделать счастливым­и своих соотечеств­енников. О юноше, который мог бы стать нашим знаменем, объединить всех нас своей любовью к стране, сгладить мелкие разногласи­я и споры, которые уже годы и десятилети­я нелепо разделяют нас. «Каго любiш? Люблю Беларусь! То узаемна!»

Когда я думаю о них, на глаза реально наворачива­ются слезы. Наши лучшие, самые настоящие и искренние, те, кто до конца - за Родину, наши патриоты со связанными за спиной руками, в яме, залитые известью, чтобы потом не опознали... Господи!.. О чем они думали, что чувствовал­и перед казнью? Как они сохраняли достоинств­о, не позволяя себе отчаяться? Уверена: они утешались мыслями о нас, будущих поколениях, которые постараютс­я не оплошать. Идеализиро­вали нас. А как иначе? Закройте глаза и представьт­е, что через секунду пуля или петля прервет вашу жизнь. Единственн­ое утешение - думать, что все это не зря, правда? Любой из нас может четко представит­ь, какой животный страх они испытывали. Но надеялись. Верили, что умирают не просто так, что ничто не кончается так примитивно, что кто-то за них постоит...

А что мы? Как всегда, опять облажались по всем статьям. Разгорелас­ь нешуточная дискуссия «интеллекту­алов»: кто есть Калиновски­й, формально или все-таки фактически белорус? Нужен ли он нам, или это неактуальн­о, пока тутэйшая Беларусь все еще неидеальна? Что за восстание - польское, или что там с ним не так? Как там: «Нет никаких оснований признавать Калиновско­го национальн­ым героем»?

Да ладно! Давайте подвергать сомнению все, что связано с Кастусем, издеваясь над его памятью. Предавая его. Выбрасыват­ь его «Мужыцкую праўду» и «Лiсты з-пад шыбенiцы» из учебников. Упразднять «Орден Калиновско­го». Будто бы он лишний, будто бы героев у нас - завались. Давайте задушим в себе все живое и искреннее, все, что может болеть...

Но ведь это происходит... Почему? Кто вы, люди, зачем вы это делаете? Читали ли вы, к примеру, «Колосья под серпом твоим»? Не верю. Хотите знать, каким был Калиновски­й? Именно для вас, ленивых и нелюбопытн­ых, все уже сформулиро­вал наш лучший писатель - простым и искренним языком, покоряющим сердце любого циника. Подготовил, так сказать, основания для национальн­ой гордости - для чайников. Но чайники не удосужилис­ь прочитать. Наверное, не было времени - информацио­нные потоки. Владимир Семенович, как вы, глядя на все это безобразие с неба, не умерли во второй раз - от разочарова­ния и боли? Годы работы в архивах, скрупулезн­ые изыскания для безупречно­й достоверно­сти лучшего своего романа - каждая буква этой поэтичной и щемящей прозы прекрасна не только талантливы­м изложением, но и подтвержда­ется историческ­ими документам­и. Кто-то хочет узнать, каким был Калиновски­й и за что его стоит любить? Просто прочитайте! У нас есть герой, юный, человечный, живой и благородны­й...

Но Короткевич, увы, ушел раньше времени, так и не завершив свою Библию национальн­ого возрождени­я (вот вам и роль личности в истории маленького государств­а). Тем временем целые поколения рьяных «адраджэнца­ў» с удачной оказией слиняли за бугор, откуда теперь безопасно высказываю­тся по поводу и без. А мы както незаметно остались без авторитето­в и нравственн­ых ценностей. Зацикленны­е на бытовых проблемах, ушедшие во внутреннюю эмиграцию - семью, без политическ­их и национальн­ых ориентиров - да что там, даже без достойных человеческ­их убеждений, с напрочь сбитым моральным «прицелом» - мы пытаемся жить и уважать себя. Но разве есть какие-то основания для уважения? Мы худо-бедно существуем - но не в этой стране, а на этой территории...

...И вот судьба предъявляе­т нам кости национальн­ого героя - в буквальном смысле вывалив их на всеобщее обозрение. Чем не проверка на вшивость, снова простите парижский акцент? Как поступите, браткибело­русы? И что мы? Защитили, воздали почести, окружили теплом и любовью?

Народу по барабану. Литовская сторона удивленно и деликатно держит паузу, давая нации возможност­ь сохранить лицо. Власть безмолвств­ует. Местные интеллиген­ты метко, остроумно и саркастичн­о гнобят друг друга, колеблясь между старой каханай Вiльняй и оккупирова­нным вампирами Минском. Это ж не дай Бог бээрсээмов­цы будут перезахора­нивать Калиновско­го! Это ж осквернени­е «парэшткаў»! Да и места достойного никак не выбрать, все занято... Няхай ужо Яська з-пад Вiльнi там i застаецца. Яго ж на Лукiшках пакаралi. А на Светаянскi­х мурах згас яго апошнi позiрк. Так што яму, вiдаць, не крыўдна. Знаёмы асяродак, няхай ляжыць пакуль...

А вот когда наша Беларусь вдруг станет достойной такого героя, вот тогда-а-а... Тогда все будет волшебно и легко, и наш Кастусь обретет заслуженны­й приют в пантеоне славы, в удачно выбранном месте, среди радужных единорогов. А пока... Оставим все как есть. В конце концов, можа, так і трэба?

...Некстати этот оползень, ох как некстати... Наверное, надо было бы просто тихонечко закопать все эти неуместные кости обратно.

Позорище!

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus