Вер­хо­вен­ство и рост: ВМЕ­СТЕ ИЛИ «НЕ В УЩЕРБ»?/ 3

вме­сте или «не в ущерб»?

Belgazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Лео­нид ФРИДКИН

Есть нечто сим­во­ли­че­ское, что пре­зумп­ция доб­ро­со­вест­но­сти, на­зна­чен­ная клю­че­вым прин­ци­пом вза­и­мо­дей­ствия государств­а и биз­не­са, на­зва­на на оче­ред­ном за­се­да­нии Со­ве­та по раз­ви­тию пред­при­ни­ма­тель­ства «са­мой боль­ной те­мой». Ес­ли имен­но этот «боль­ной» прин­цип ле­жит в ос­но­ве ли­бе­ра­ли­за­ции, то есть о чем бес­по­ко­ить­ся.

Са­ма по се­бе идея пре­зумп­ции доб­ро­со­вест­но­сти субъ­ек­та хо­зяй­ство­ва­ния вы­гля­дит чрез­вы­чай­но сим­па­тич­но. Де­с­кать, ни­кто не ви­но­ват, пока не бу­дет до­ка­за­но, что ви­но­ват. Оста­ет­ся ис­кренне по­ве­рить в по­тен­ци­аль­ную неви­нов­ность биз­не­са и не по­до­зре­вать его ни в чем нехо­ро­шем. Прав­да,

вре­мя от вре­ме­ни про­во­дят­ся про­вер­ки, для то­го и су­ще­ству­ю­щие, что­бы вы­яс­нить, так ли про­ве­ря­е­мый субъ­ект доб­ро­со­ве­стен, как пре­зю­ми­ру­ет­ся. По ито­гам про­ве­рок вся­кое слу­ча­ет­ся. А по­сколь­ку про­пи­сать в за­ко­но­да­тель­стве каж­дый слу­чай слож­но, бу­дем упо­вать на пра­во­при­ме­ни­тель­ную прак­ти­ку.

На са­мом де­ле биз­нес стре­мит­ся к доб­ро­со­вест­но­сти, лишь пока она вы­год­на. Ес­ли же от

это­го ка­че­ства од­на упу­щен­ная вы­го­да, а то и пря­мой ущерб, бы­ва­ет труд­но удер­жать­ся от пе­ре­хо­да на тем­ную сто­ро­ну доб­ро­со­вест­но­сти. Осо­бен­но ес­ли риск на­ка­за­ния вы­гля­дит при­ем­ле­мым по срав­не­нию с ожи­да­е­мой при­бы­лью. Это преж­де все­го ка­са­ет­ся на­ло­гов, ко­то­рые по эко­но­ми­че­ско­му со­дер­жа­нию для биз­не­са - за­тра­ты, не су­ля­щие ни­ка­ко­го до­хо­да, кро­ме осо­зна­ния ис­пол­нен­ной кон­сти­ту­ци­он­ной обя­зан­но­сти. А по­то­му ми­ни­ми­за­ция на­ло­гов эко­но­ми­че­ски - вполне ра­зум­ная де­ло­вая цель. Ведь из­вле­че­ние при­бы­ли со­глас­но ст. 1 Граж­дан­ско­го ко­дек­са и яв­ля­ет­ся це­лью пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти. Это пре­вра­ща­ет пре­зумп­цию доб­ро­со­вест­но­сти в юри­ди­че­скую фик­цию, фор­ма ко­то­рой ни­как не со­от­вет­ству­ет эко­но­ми­че­ско­му со­дер­жа­нию.

Чи­нов­ни­ки обе­ща­ют, что пункт 4 ст. 33 На­ло­го­во­го ко­дек­са не ста­нет ре­ин­кар­на­ци­ей оди­оз­но­го ука­за №488. Но вни­ма­ние, ко­то­рое уде­ля­ет­ся се­год­ня «боль­ной те­ме», сви­де­тель­ству­ет, что сам биз­нес не очень до­ве­ря­ет го­су­дар­ству. Хо­тя бы по­то­му, что этот пункт по­явил­ся вти­ха­ря, без об­суж­де­ния с де­ло­вым со­об­ще­ством и ра­бо­чей груп­пой, го­то­вив­шей в про­шлом го­ду но­вую ре­дак­цию ко­дек­са.

Не успо­ка­и­ва­ет и то, что пока в СМИ не за­ме­че­но скан­даль­ных ис­то­рий о при­ме­не­нии п. 4 ст. 33 НК. Ведь указ № 488 то­же не сра­зу об­рел свою пе­чаль­ную из­вест­ность. К то­му же док­три­на «ос­нов­ной це­ли» - слож­ный ин­стру­мент. Нуж­но вре­мя, что­бы МНС и КГК опре­де­ли­лись с та­ки­ми по­ня­ти­я­ми как «укло­не­ние от упла­ты на­ло­гов», «зло­упо­треб­ле­ние на­ло­го­вы­ми нор­ма­ми», «ис­кус­ствен­ная схе­ма», на­учи­лись вы­яв­лять при­зна­ки и со­дер­жа­ние схем агрес­сив­но­го пла­ни­ро­ва­ния, иден­ти­фи­ци­ро­вать их бе­не­фи­ци­а­ров и оце­ни­вать неле­галь­ные до­хо­ды, по­лу­чен­ные в стране и за ру­бе­жом.

Все эти по­ня­тия и кри­те­рии име­ют­ся в Рос­сии и стра­нах ОЭСР. Вполне мож­но вос­поль­зо­вать­ся бо­га­тым ми­ро­вым опы­том в этой сфе­ре. За ру­бе­жом име­ет­ся так­же бо­га­тая су­деб­ная прак­ти­ка, при­чем весь­ма про­ти­во­ре­чи­вая, осо­бен­но в Рос­сии. До­ста­точ­но с ней озна­ко­мить­ся, что­бы обе­ща­ния на­ших су­дей и кон­тро­ле­ров на­счет на­ра­бот­ки пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки по­ка­за­лись не столь­ко об­на­де­жи­ва­ю­щи­ми, сколь­ко угро­жа­ю­щи­ми.

Все­го это­го до­ста­точ­но, что­бы усо­мнить­ся в се­рьез­но­сти ре­кла­ми­ру­е­мых «ша­гов по ли­бе­ра­ли­за­ции» и уви­деть угро­зу по­этап­но­го на­ступ­ле­ния на по­пыт­ки сэко­но­мить на на­ло­гах (что, кста­ти, яв­ля­ет­ся се­год­ня ми­ро­вым трен­дом). Не улуч­ша­ет на­стро­е­ние и смяг­че­ние на­ка­за­ний по неко­то­рым ста­тьям Уго­лов­но­го ко­дек­са. Там до­ста­точ­но дру­гих норм, поз­во­ля­ю­щих дер­жать в то­ну­се биз­нес-со­об­ще­ство. А по­то­му у по­след­не­го не ис­че­за­ет внут­рен­нее чув­ство неуве­рен­но­сти. Не по­мо­га­ет ни ре­спек­та­бель­ный вид но­во­го зда­ния Вер­хов­но­го су­да, ни па­фос­ное обе­ща­ние пред­се­да­те­ля Вер­хов­но­го су­да Ва­лен­ти­на Су­ка­ло «обес­пе­чить вер­хо­вен­ство пра­ва не в ущерб эко­но­ми­че­ско­му ро­сту».

Сей афо­ризм вы­гля­дит чрез­вы­чай­но дву­смыс­лен­но. Ведь вер­хо­вен­ство пра­ва, ес­ли та­ко­вое име­ет­ся, ни­ко­гда не бы­ва­ет в ущерб эко­но­ми­че­ско­му ро­сту. За­то от­сут­ствие первого ча­сто на­но­сит непо­пра­ви­мый ущерб эко­но­ми­че­ско­му ро­сту - ес­ли не сра­зу, то с неболь­шой от­сроч­кой. Ес­ли же дан­ные ка­те­го­рии про­ти­во­по­став­ля­ют­ся или огра­ни­чи­ва­ют друг дру­га, то обе це­ли вы­гля­дят по­пыт­кой угнать­ся сра­зу за дву­мя зай­ца­ми.

На­при­мер, чему спо­соб­ству­ет ли­бе­раль­ней­ший по­ря­док регистра­ции юр­лиц: ро­сту де­ло­вой ак­тив­но­сти или раз­мно­же­нию фир­мод­но­дне­вок? Что несет указ № 399: спа­се­ние убы­точ­ных сель­хоз­ор­га­ни­за­ций или ограб­ле­ние кре­ди­то­ров, ко­то­рых вы­нуж­да­ют на от­сроч­ку, про­ще­ние долгов или их об­мен на без­на­деж­но нелик­вид­ные ак­ции? Что вер­хо­вен­ству­ет при раз­да­че ин­ди­ви­ду­аль­ных льгот и вы­не­се­нии «ре­зо­нанс­ных» при­го­во­ров?

Вер­хо­вен­ство пра­ва озна­ча­ет, что ни­кто не может быть вы­ше за­ко­на, пе­ред ко­то­рым все рав­ны, ни­кто не может быть на­ка­зан ина­че как в уста­нов­лен­ном за­ко­ном по­ряд­ке и толь­ко за его на­ру­ше­ние. Вер­хо­вен­ство за­ко­на под­ра­зу­ме­ва­ет, что все под­за­кон­ные ак­ты и ак­ты пра­во­при­ме­не­ния под­чи­ня­ют­ся и не про­ти­во­ре­чат за­ко­ну. Со­глас­но есте­ствен­но-пра­во­вой тео­рии, все нор­ма­тив­ные пра­во­вые ак­ты - от Кон­сти­ту­ции до лю­бой ин­струк­ции - и вся де­я­тель­ность всех вет­вей го­су­дар­ствен­ной вла­сти долж­ны быть под­чи­не­ны за­щи­те до­сто­ин­ства, сво­бо­ды и прав че­ло­ве­ка. Не­об­хо­ди­мым усло­ви­ем вер­хо­вен­ства пра­ва яв­ля­ет­ся неза­ви­си­мый суд, не за­ви­ся­щий от во­ли и ка­при­зов осталь­ных вет­вей вла­сти.

Ес­ли та­кой на­бор име­ет­ся, го­су­дар­ство мож­но гор­до име­но­вать пра­во­вым. При­чем вер­хо­вен­ство пра­ва не может огра­ни­чи­вать­ся ис­клю­чи­тель­но эко­но­ми­че­ски­ми от­но­ше­ни­я­ми. Оно столь же обя­за­тель­но во всех осталь­ных сфе­рах: от бы­то­вой до по­ли­ти­че­ской.

Фор­маль­но про­це­дур­ные ат­ри­бу­ты пра­во­вой си­сте­мы, обес­пе­чи­ва­ю­щие вер­хо­вен­ство за­ко­на, у нас име­ют­ся. Но имен­но за­ко­на, а не пра­ва. По­то­му как за­ко­ны у нас лег­ко кор­рек­ти­ру­ют­ся под сию­ми­нут­ные нуж­ды бю­ро­кра­тии, лоб­би­стов гос­мо­но­по­лий и близ­ких к вла­сти биз­не­сме­нов. А ес­ли недо­суг при­нять за­кон, нуж­ные ре­ше­ния утвер­дят ука­за­ми и де­кре­та­ми, да­же фор­маль­но не утруж­да­ясь мне­ни­ем об­ще­ства.

Так что с обе­ща­ни­я­ми вер­хо­вен­ства пра­ва на­до по­осто­рож­нее. Ощу­ща­ют ли се­бя биз­нес­мен, так­сист, учи­тель, уче­ник и его ро­ди­те­ли, что го­су­дар­ство пол­но­стью и без­ого­во­роч­но защищает их иму­ще­ство, до­сто­ин­ство, сво­бо­ды и пра­ва? Или может из неких го­су­дар­ствен­ных со­об­ра­же­ний отобрать пер­вое и про­игно­ри­ро­вать осталь­ное?

Обес­пе­чить вер­хо­вен­ство пра­ва невоз­мож­но несколь­ки­ми кра­си­вы­ми, но нера­бо­та­ю­щи­ми по­сту­ла­та­ми. К при­ме­ру, при­ни­мать ре­ше­ния в поль­зу субъ­ек­тов пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти и граж­дан слу­чае неяс­но­сти или неточ­но­сти пред­пи­са­ний нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов суды и го­сор­га­ны обя­зы­ва­ют подп. 9.1. ди­рек­ти­вы № 4, ст. 69 за­ко­на «О нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тах» и п. 6 ст. 3 НК - спе­ци­аль­но в сфе­ре на­ло­го­об­ло­же­ния. Ин­те­рес­но, за­чем столь оче­вид­ную вещь трое­крат­но про­воз­гла­шать в раз­ных до­ку­мен­тах - как «ура» на па­ра­де? Не по­то­му ли, что речь идет об очередной юри­ди­че­ской фик­ции? То, что биз­не­су и граж­да­нам ка­жет­ся неяс­ным и про­ти­во­ре­чи­вым, для кон­тро­ле­ра или судьи вы­гля­дит вполне оче­вид­ным и ло­гич­ным. Ес­ли кто-то со­мне­ва­ет­ся, ему в уста­нов­лен­ные сро­ки в по­ло­жен­ной фор­ме разъ­яс­нят, что и как. Ис­хо­дя из мак­си­маль­но­го уче­та за­кон­ных ин­те­ре­сов непо­нят­ли­во­го про­си­те­ля, но да­ле­ко не все­гда в его поль­зу. Ес­ли, ко­неч­но, не удаст­ся до­не­сти че­ло­бит­ную в выс­шие сфе­ры и по­лу­чить от­ту­да вы­со­чай­шее по­ве­ле­ние устра­нить пра­во­вую неопре­де­лен­ность или да­же по­вер­нуть вполне опре­де­лен­ную нор­му в поль­зу про­си­те­ля.

Не слу­чай­но в ин­дек­се вер­хо­вен­ства пра­ва, Бе­ла­русь за­ни­ма­ет 66-е ме­сто сре­ди 126 стран, то­гда как еще в 2015-м - 50-е из 102. Под­нять­ся вы­ше не поз­во­ля­ют имен­но те ас­пек­ты, ко­то­рые опре­де­ля­ют вер­хо­вен­ство пра­ва. В се­ре­ди­ну рей­тин­га на­шу стра­ну «вы­тя­нул» толь­ко по­ка­за­тель «пра­во­по­ря­док и без­опас­ность» - 27-е ме­сто. Несколь­ко ху­же с граж­дан­ским пра­во­су­ди­ем - 43-е ме­сто, уров­нем кор­руп­ции (47) и уго­лов­ным пра­во­су­ди­ем (53). По осталь­ным па­ра­мет­рам ин­дек­са де­ла об­сто­ят ку­да ху­же: 65-е ме­сто - пра­во­при­ме­не­ние (на ко­то­рое нам пред­ла­га­ет­ся упо­вать в на­ло­го­вых спо­рах), фун­да­мен­таль­ные пра­ва - 94-е, от­кры­тость пра­ви­тель­ства - 111-е, огра­ни­че­ние вла­сти государств­а - 113-е ме­сто.

Так что над вер­хо­вен­ством пра­ва еще при­дет­ся по­ра­бо­тать...

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.