ЧЕРНОСЛИВ ПРО­ТИВ ТЫК­ВЫ: КТО КО­ГО?

Ко­нец ок­тяб­ря - на­ча­ло но­яб­ря вы­да­лись до­ста­точ­но «хлеб­ны­ми» на дни па­мя­ти мерт­вых. Хэл­ло­уин, Де­ды, «Ночь рас­стре­лян­ных по­этов», ну и, ко­неч­но же, оче­ред­ная го­дов­щи­на Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции.

Belgazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алесь КИРКЕВИЧ

Впо­лу­мра­ке, на про­мозг­лом вет­ру, сре­ди опав­ших ли­стьев и сля­ко­ти, ду­хи умер­ших, буд­то по­чув­ство­вав свою си­лу, как и каж­дый год, по­тре­во­жи­ли жи­вых. При этом ни Хэл­ло­уин, ни Де­ды, ни «Ночь рас­стре­лян­ных по­этов» в Бе­ла­ру­си офи­ци­аль­но­го ста­ту­са не име­ют. А вот «крас­ный день ка­лен­да­ря» - име­ет. Го­су­дар­ство непо­нят­но для че­го этот день не толь­ко ко­ти­ру­ет, объ­яв­ля­ет вы­ход­ным и ор­га­ни­зо­вы­ва­ет мно­же­ство стран­ных ме­ро­при­я­тий в шко­лам и ву­зах, но и от­ка­зы­ва­ет­ся счи­тать да­ту «мерт­вой». Труп «Ве­ли­ко­го ок­тяб­ря», слов­но те­ло док­то­ра Мо­ро из бес­смерт­но­го про­из­ве­де­ния Гер­бер­та Уэлл­са, вновь и вновь под­ни­ма­ют по­вы­ше, что­бы на­род пом­нил, чтил и бо­ял­ся.

Чем был «крас­ный день» в Со­вет­ском Со­ю­зе? Ес­ли го­во­рить о бреж­нев­ской эпо­хе, сви­де­те­ли ко­то­рой еще жи­вут и здрав­ству­ют, то это был еще один вы­ход­ной день, в ко­то­рый нуж­но бы­ло ид­ти на ми­тинг, а ве­че­ром - рас­сла­бить­ся с во­доч­кой и киль­кой. Мож­но бы­ло от­но­сить­ся к нему сар­ка­сти­че­ски, но от­кры­то го­во­рить об этом - та­бу. Ес­ли ра­бо­чий с за­во­да вслух ска­жет на­чаль­ни­ку, мол, «болт он клал» на всю эту ре­во­лю­цию - нач­нут­ся непри­ят­но­сти. Парт­ком, ди­рек­тор, а мо­жет, и КГБ под­клю­чат­ся. По­это­му фор­му­ла «страх + ал­ко­голь», в прин­ци­пе, вы­пол­ня­ла свою функ­цию.

Се­го­дня все немнож­ко ина­че. Бе­ло­рус­ское го­су­дар­ство на­учи­лось мо­ти­ви­ро­вать ко­пей­кой в ви­де пре­ми­аль­ных тех же ди­рек­то­ров школ и ру­ко­во­ди­те­лей ву­зов, ко­то­рые из го­да в год на­ря­жа­ют сво­их вы­кор­мы­шей в вы­тер­тые ко­жа­ные курт­ки, пыль­ные бу­де­нов­ки, пе­ре­вя­зы­ва­ют ар­мей­ски­ми рем­ня­ми из лоп­нув­шей ко­жи, ве­ша­ют крас­ные гал­сту­ки и т.д. Уве­рен, что са­ми школь­ни­ки и сту­ден­ты вос­при­ни­ма­ют все это не ина­че как мас­ка­рад. Хэл­ло­уин, толь­ко на го­су­дар­ствен­ном уровне. Пус­кай не так ве­се­ло, за­то «вин­таж­но». Мож­но сел­фи «за­пи­лить», на­пол­нить ин­с­та­грам нетри­ви­аль­ным кон­тен­том, мол, бы­ва­ет и та­кое.

Вме­сте с тем в стране оста­ют­ся лю­ди, ко­то­рые вос­при­ни­ма­ют «Ве­ли­кий Ок­тябрь» аб­со­лют­но се­рьез­но. Ве­рят, что труп док­то­ра Мо­ро - это сам док­тор. Он жив, по-преж­не­му ге­ни­а­лен и стра­шен. Как пра­ви­ло, это не­сколь­ко де­сят­ков пен­си­о­не­ров, вы­сох­ших, слов­но чернослив, ба­бу­шек и де­ду­шек, ко­то­рые ис­кренне, за свои кров­ные по­ку­па­ют и несут к ста­ту­ям лы­со­го пер­со­на­жа с эс­па­ньол­кой крас­ные гвоз­ди­ки, вен­ки, свои вос­по­ми­на­ния, меч­ты и ностальгию о днях ми­нув­ших. Ин­те­рес­но при этом, что порт­ре­ты Сталина в ру­ках адеп­тов «крас­но­го куль­та», мож­но уви­деть ед­ва ли не ча­ще, чем порт­ре­ты Ле­ни­на.

Мо­мент со Ста­ли­ным, кста­ти, ни­сколь­ко не стра­нен. Ре­во­лю­ция - это не мод­но, а Ле­нин преж­де все­го ре­во­лю­ци­о­нер. В Бе­ла­ру­си, как и в Рос­сии, к са­мим тер­ми­нам «вос­ста­ние», «бунт», «мя­теж» от­но­сят­ся с по­до­зре­ни­ем. Ре­во­лю­ци­о­не­ры, как в РБ, так и в РФ, как пра­ви­ло, си­дят в тюрь­ме… А вот Ста­лин - пер­со­наж без­упреч­ный. Жест­кий пра­ви­тель с доб­ры­ми гла­за­ми и ду­ше­щи­па­тель­ным ак­цен­том, ко­то­рый уни­что­жил сна­ча­ла сво­их со­рат­ни­ков-ре­во­лю­ци­о­не­ров, а по­том до­брал­ся до всех осталь­ных. Ле­нин - это про ко­рот­кую вспыш­ку. Ста­лин - про жизнь. Ле­нин - про раз­ру­ше­ние. Ста­лин - про строй­ку. Пус­кай и на ко­стях.

СМИ и книж­ные из­да­тель­ства на­ших во­сточ­ных со­се­дей, ко­неч­но же, под­ли­ва­ют мас­ла в огонь. Зай­ди­те для ин­те­ре­са в лю­бой книж­ный ма­га­зин и по­смот­ри­те, сколь­ко там непло­хо от­пе­ча­тан­ных то­ми­ков со мно­же­ством ил­лю­стра­ций о «во­жде», «обо­лган­ном ли­де­ре», «прав­де про 1937г.» и т.д. В ин­тер­не­те со­от­вет­ству­ю­ще­го кон­тен­та не мень­ше: лек­ции Ни­ко­лая Ста­ри­ко­ва, до­ку­мен­таль­ные филь­мы, «неопро­вер­жи­мые фак­ты» - пол­ный ком­плект. Смею пред­по­ло­жить, что мо­ло­дые по­клон­ни­ки «крас­но­го тер­ро­ра» вы­рос­ли со­всем не на ба­буш­ки­ных рас­ска­зах про Стра­ну Со­ве­тов, а имен­но на по­доб­ных филь­мах и ро­ли­ках.

«Ко­гда власть при­шла в ру­ки Сталина, это бы­ла ме­ра. Же­сто­кая, но необ­хо­ди­мая, что­бы уста­но­вить по­ря­док, - рас­ска­зы­ва­ет жур­на­ли­стам сту­дент­ка Грод­нен­ско­го ме­ду­ни­вер­си­те­та Вик­то­рия, член ВКПБ, ко­то­рая при­шла 7 но­яб­ря воз­ло­жить свою крас­ную гвоз­дич­ку. - Труд­ные вре­ме­на тре­бу­ют труд­ных ре­ше­ний. Да, в то вре­мя бы­ло мно­го до­но­сов и лже­до­но­сов. По­па­да­лись неви­нов­ные, ко­то­рых в бу­ду­щем по­смерт­но оправ­да­ли. Но об­щая мас­са осуж­ден­ных бы­ла ви­нов­на. Ста­лин­ский ре­жим я не осуж­даю. Это бы­ла ме­ра, ко­то­рая тре­бо­ва­лась на тот мо­мент. Се­го­дня ме­тод

ста­лин­ских ре­прес­сий неуме­стен, но к расстрелу я от­но­шусь по­ло­жи­тель­но. И гор­жусь, что в на­шей стране есть та­кая ме­ра на­ка­за­ния».

Ну а я о чем го­во­рил? Ред­ким мо­ло­дым лю­дям, ко­то­рые ре­ша­ют­ся по­иг­рать в некро­фи­лию под зна­ком сер­па и мо­ло­та, Ле­нин со­всем не ин­те­ре­сен. Ин­те­ре­сен - Ста­лин. Ре­во­лю­ция не ин­те­рес­на, а вот ре­прес­сии - да. Для се­го­дняш­ней вла­сти по­доб­ная пуб­ли­ка ни­ка­кой опас­но­сти, са­мо со­бой, не пред­став­ля­ет. Ре­прес­сии неоста­ли­ни­сты бу­дут под­дер­жи­вать, а со­ци­аль­ные или по­ли­ти­че­ские вы­па­ды про­тив вла­сти вос­при­мут не как ре­во­лю­цию, а как «контру». А «контру», по­нят­ное де­ло, нуж­но ду­шить. Неви­нов­ные? Лже­до­но­сы? Пус­кай… Лишь бы ви­нов­ных на бе­лом све­те не оста­лось.

Ко все­му про­ис­хо­дя­ще­му мож­но от­но­сить­ся с юмо­ром. Как к ми­лой, уют­ной кунст­ка­ме­ре. Вот, к при­ме­ру, урод­ли­вый эм­бри­он, за­ча­тый в се­мье ал­ко­го­ли­ков. А вот в фор­ма­лине пле­щет­ся вы­сох­шая го­ло­ва по­хо­же­го на чернослив пен­си­о­не­ра, ко­то­рый ве­рил в идеи Сталина… Смеш­но и груст­но, од­на­ко весь этот бан­кет про­ис­хо­дит за на­ши с ва­ми день­ги - за день­ги на­ло­го­пла­тель­щи­ков. И те, кто сто­ит у ру­ля, как ни стран­но, то­же не чу­ра­ют­ся ста­лин­ских идей: от ре­гу­ляр­но­го рас­ку­ла­чи­ва­ния биз­не­сме­нов до по­стро­е­ния бу­та­фор­ской ли­нии Сталина.

А еще лич­но мне все­гда смеш­но и обид­но, ко­гда пред­ста­ви­те­ли хри­сти­ан­ских кон­фес­сий кри­ти­ку­ют Хэл­ло­уин и за­стен­чи­во мол­чат по по­во­ду «Ве­ли­ко­го Ок­тяб­ря». Ска­жи­те, ну ко­го и ко­гда ре­прес­си­ро­ва­ла эта без­обид­ная вы­по­тро­шен­ная тык­ва со свеч­кой внут­ри? Ко­го вы­сла­ла на бес­край­ние про­сто­ры Си­би­ри? Ко­го рас­стре­ля­ла? Ко­го из­на­си­ло­ва­ла?.. За­то ку­ми­ры чер­но­с­ли­во­по­доб­ных де­ду­шек и ба­бу­шек за­ни­ма­лись всем этим на про­фес­си­о­наль­ной ос­но­ве. А мо­жет, ко­му-то это про­сто удоб­но: го­во­рить про са­та­нин­ско-язы­че­ский «Хэл­ло­уин» и мол­чать про «крас­ный день ка­лен­да­ря»?.. Ду­май­те са­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.