«И ЗДЕСЬ МЕ­НЯ СО­РВА­ЛО!»/

Belgazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Эмо­ци­о­наль­ное ви­део мо­ло­дой ай­тиш­ни­цы Ан­ны Тол­чи­ко­вой мо­мен­таль­но ста­ло од­ним из са­мых по­пу­ляр­ных в бай­не­те. Искрен­ность де­вуш­ки не оста­ви­ла рав­но­душ­ны­ми ты­ся­чи бе­ло­ру­сов. Как при­зна­ет­ся са­ма Ан­на, ко­то­рая впер­вые бы­ла на­блю­да­те­лем за вы­бо­ра­ми от дви­же­ния «За Сво­бо­ду», «со­рва­ло» ее от во­пи­ю­щей неспра­вед­ли­во­сти, а поддержка лю­дей по­ка­за­ла, что бе­ло­ру­сы - со­ли­дар­ный на­род. Об этом, а так­же о том, по­че­му на­блю­да­тель - са­мый бес­прав­ный че­ло­век на из­би­ра­тель­ном участ­ке, Ан­на Тол­чи­ко­ва рас­ска­за­ла в ин­тер­вью «БелГа­зе­те».

-Яре­ши­ла пой­ти в на­блю­да­те­ли, что­бы уви­деть про­цесс вы­бо­ров сво­и­ми гла­за­ми. Опре­де­ля­ю­щим фак­то­ром ста­ли сло­ва пре­зи­ден­та о

том, что «дан­ные вы­бо­ры - ре­пе­ти­ция

пре­зи­дент­ских». Ну и как тут не по­пасть на та­кую ре­пе­ти­цию. Я люб­лю свою ро­ди­ну и очень пе­ре­жи­ваю за ее бу­ду­щее.

Так по­лу­чи­лось, что на­блю­да­те­лем я по­бы­ва­ла на двух участ­ках. В пер­вый день до­сроч­но­го го­ло­со­ва­ния при­ш­ла на уча­сток №589 из­би­ра­тель­но­го окру­га №107, ко­то­рый рас­по­ло­жил­ся в Цен­тре де­тей и мо­ло­де­жи «Све­точ». При­сту­пи­ла к сво­им обя­зан­но­стям с эн­ту­зи­аз­мом и с по-хо­ро­ше­му бо­е­вым на­стро­ем. Сна­ча­ла чле­ны из­би­ра­тель­ной ко­мис­сии по­ка­за­лись мне весь­ма доб­ро­же­ла­тель­ны­ми. Пред­се­да­тель ми­ло и ло­яль­но со мной об­ща­лась. Пре­тен­зий в мой ад­рес ни­ка­ких не по­сту­па­ло, хо­тя я бы­ла го­то­ва к при­дир­кам. Все из­ме­ни­лось, ко­гда по­до­шло вре­мя вы­ве­ши­вать ито­ги яв­ки за день. Вот то­гда по­ня­ла, что я здесь ни­кто, на­блю­да­тель - са­мый бес­прав­ный че­ло­век на участ­ке для го­ло­со­ва­ния, а все эти улыб­ки - сплош­ное ли­це­ме­рие. За день я на­счи­та­ла 30 че­ло­век, а в ито­го­вом про­то­ко­ле кра­со­ва­лась циф­ра в 130! При­чем чле­ны ко­мис­сии на­ча­ли при­бе­гать к ка­ким-то смеш­ным ар­гу­мен­там, мол, я от­сут­ство­ва­ла на участ­ке. Да, я, из­ви­ни­те, вы­хо­ди­ла в туа­лет. Как за 1-2 ми­ну­ты смог­ло про­бе­жать сра­зу 100 че­ло­век? Но мои до­во­ды ни­кто не хо­тел слы­шать.

На сле­ду­ю­щий день я ре­ши­ла про­ве­сти свое­об­раз­ный экс­пе­ри­мент. То­гда еще я ре­аль­но ве­ри­ла, что все воз­мож­но из­ме­нить, что у лю­дей есть со­весть… И имен­но с та­ким эмо­ци­о­наль­ным пред­ло­же­ни­ем, при­звать к сво­ей со­ве­сти и по­сту­пить чест­но, я и об­ра­ти­лась к чле­нам ко­мис­сии. Ко­гда по­ня­ла, что это не дей­ству­ет, вы­сту­пи­ла с за­яв­ле­ни­ем, что, ес­ли сно­ва за­фик­си­рую фаль­си­фи­ка­цию яв­ки, бу­ду вы­нуж­де­на при­бег­нуть к бо­лее се­рьез­ным ме­рам ре­а­ги­ро­ва­ния, ис­клю­чи­тель­но в рам­ках закона. Но циф­ры сно­ва го­во­ри­ли за се­бя: по под­сче­там на­блю­да­те­лей - 35, а по про­то­ко­лу ко­мис­сии - 164. Та­ким об­ра­зом, ко­гда я при­ш­ла утром 14 но­яб­ря на уча­сток, мне прак­ти­че­ски сра­зу вру­чи­ли лжи­вый акт, на ос­но­ва­нии ко­то­ро­го вы­ста­ви­ли вон. В ак­те пер­вым пунк­том бы­ло на­пи­са­но, что я ве­ла дик­то­фон­ную за­пись. Так­же там бы­ло сказано, что я ме­ша­ла ра­бо­те ко­мис­сии и со­зда­ва­ла на­пря­жен­ную об­ста­нов­ку. Но нач­нем с то­го, что акт не яв­ля­ет­ся до­ста­точ­ным ос­но­ва­ни­ем для уда­ле­ния с участ­ка на­блю­да­те­ля и ли­ше­ния его ак­кре­ди­та­ции. Это воз­мож­но толь­ко по­сле ре­ше­ния, вы­не­сен­но­го ко­мис­си­ей. Кста­ти, это ре­ше­ние я не по­лу­чи­ла до сих пор. За­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля ко­мис­сии Не­вар Свет­ла­на Вик­то­ров­на от­да­ла мне толь­ко акт и вы­ста­ви­ла с участ­ка, да­же угро­жа­ла ми­ли­ци­ей. Но я не ста­ла их про­во­ци­ро­вать, са­ма ушла мир­но и на­пра­ви­лась в окруж­ную ко­мис­сию. Здесь сто­ит ска­зать о ком­пе­тент­но­сти ра­бот­ни­ков по­след­ней. Это я им рас­ска­за­ла, что для ли­ше­ния ак­кре­ди­та­ции необ­хо­ди­мо имен­но ре­ше­ние, а не акт. За ре­ше­ни­ем я вер­ну­лась на уча­сток. Но, ко­неч­но, ни­кто мне его не предо­ста­вил, и я по­да­ла жа­ло­бу в

из­би­ра­тель­ную ко­мис­сию. Кста­ти, на днях я по­лу­чи­ла на нее от­вет. И сно­ва во­пи­ю­щие фак­ты без­за­ко­ния! Ока­зы­ва­ет­ся, чле­ны участ­ко­вой ко­мис­сии сно­ва со­ста­ви­ли лжи­вый акт, по ко­то­ро­му я яко­бы от­ка­за­лась взять ре­ше­ние. Т.е. они мне его да­ва­ли, а я от­ка­за­лась его при­ни­мать. А мой кол­ле­га ви­дел, как пред­се­да­тель ко­мис­сии На­та­лья Ва­си­льев­на Бо­ро­вик смот­ре­ла мой пер­вый пря­мой эфир, где я об этом как раз рас­ска­зы­ва­ла. И как мож­но так лгать? Кро­ме то­го, в по­лу­чен­ном мной ре­ше­нии сказано сле­ду­ю­щее: «Оцен­ка и разъ­яс­не­ние норм за­ко­но­да­тель­ства Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь о вы­бо­рах, о ли­ше­нии на­блю­да­те­ля ак­кре­ди­та­ции в ком­пе­тен­цию окруж­ной ко­мис­сии не

вхо­дят». Так к ко­му то­гда об­ра­щать­ся? Сра­зу к Ли­дии Ер­мо­ши­ной?

Та­ким об­ра­зом, 14 но­яб­ря я бы­ла ли­ше­на воз­мож­но­сти на­блю­дать за хо­дом вы­бо­ров, но уже 15-го при­ш­ла на уча­сток для го­ло­со­ва­ния №571, где раз­вер­ну­лись не ме­нее ин­те­рес­ные со­бы­тия. Я столк­ну­лась с на­сто­я­щи­ми про­во­ка­ци­я­ми со сто­ро­ны из­би­ра­тель­ной ко­мис­сии. Хо­тя го­во­рят, на­обо­рот, мол, это на­блю­да­те­ли - по­тен­ци­аль­ные про­во­ка­то­ры и от них на­до за­щи­щать­ся. Но что мо­жет сде­лать че­ло­век, у ко­то­ро­го прак­ти­че­ски нет прав, ко­то­ро­го мо­гут уда­лить с участ­ка с фор­му­ли­ров­кой «ме­шал ра­бо­те ко­мис­сии»?

И что зна­чит ме­шал? Мо­жет, чих­нул не во­вре­мя? В об­щем, пред­се­да­тель ко­мис­сии Оль­га Ви­та­льев­на Ко­мя­ко­ва вдруг спро­си­ла у ме­ня и еще од­но­го на­блю­да­те­ля Вла­ди­ми­ра: «А вы са­ми

уже про­го­ло­со­ва­ли?» При­чем в во­про­се очень чув­ство­вал­ся кон­крет­ный под­текст. 72-лет­ний, очень ин­тел­ли­гент­ный Вла­ди­мир на­чал что-то ей спо­кой­но от­ве­чать. Но с ее сто­ро­ны раз­го­вор на­ка­лял­ся. Я по­ня­ла, что луч­ше мол­чать, что­бы не на­ка­лять об­ста­нов­ку, и так­тич­но ска­за­ла ей, что имею пра­во не от­ве­чать на этот во­прос. Апо­фе­оз слу­чил­ся на сле­ду­ю­щий день. Утром я при­ш­ла и по­ин­те­ре­со­ва­лась, сколь­ко на участ­ке за­ре­ги­стри­ро­ва­но из­би­ра­те­лей. Но мой во­прос да­же не был до­слу­шан. Пред­се­да­тель ста­ла ре­аль­но кри­чать, предъ­яв­лять мне непо­нят­ные пре­тен­зии. От ее кри­ка у ме­ня по­вы­си­лось дав­ле­ние, а Вла­ди­мир за­кла­ды­вал под язык кор­ва­лол. Но в то же вре­мя эта си­ту­а­ция ме­ня эмо­ци­о­наль­но под­пи­та­ла и на­стро­и­ла на борь­бу. По фак­ту фаль­си­фи­ка­ции вы­бо­ров я вы­зва­ла на уча­сток ми­ли­цию. Но все све­лось к за­ко­ну об об­ра­ще­ни­ях граж­дан и юр­лиц. По­сле за­кры­тия участ­ка мы с мо­им кол­ле­гой Иго­рем Кле­щу­ком на­ча­ли со­став­лять текст за­яв­ле­ний на воз­буж­де­ние уго­лов­ных дел по ста­тьям 192 и 427 УК (о под­ло­ге до­ку­мен­тов по вы­бо­рам и ис­ка­же­ние ре­зуль­та­тов го­ло­со­ва­ния, со­вер­шен­ным чле­ном из­би­ра­тель­ной ко­мис­сии). Толь­ко в 3 ча­са но­чи мы вы­шли из ми­ли­ции.

Окон­ча­тель­но ме­ня со­рва­ло по­сле ито­го­во­го под­сче­та го­ло­сов в ос­нов­ной день вы­бо­ров. В тот день я об­ра­ти­лась к ко­мис­сии с пред­ло­же­ни­ем про­во­дить под­счет глас­но и от­кры­то. С та­кой ини­ци­а­ти­вой к сво­им ко­мис­си­ям об­ра­ти­лись все на­блю­да­те­ли от «Пра­ва вы­бо­ра». Это про­стой и по­нят­ный спо­соб, ко­гда один член ко­мис­сии ста­но­вит­ся воз­ле стой­ки бюл­ле­те­ней, под­ни­ма­ет каж­дый, де­мон­стри­ру­ет и озву­чи­ва­ет всем при­сут­ству­ю­щим, за ко­го от­дан го­лос. Во вре­мя огла­ше­ния я сно­ва вклю­чи­ла дик­то­фон. Хо­те­ла про­сто за­пи­сать циф­ры, ко­то­рые сно­ва не сов­па­да­ли. По на­шим под­сче­там, при­шло 306 че­ло­век, а по про­то­ко­лу - 602. А за­тем пред­се­да­тель озву­чи­ла ре­ше­ние на мое за­яв­ле­ние, где бы­ло сказано, что от­кры­тый и глас­ный под­счет го­ло­сов не со­от­вет­ству­ет нор­мам Из­би­ра­тель­но­го ко­дек­са. И все! А как же 13-я ста­тья то­го же ко­дек­са, где как раз и го­во­рит­ся о глас­но­сти вы­бо­ров? И здесь ме­ня со­рва­ло! Я вы­шла с участ­ка и вклю­чи­ла пря­мой эфир на Facebook. Ко­неч­но, пе­ре­пол­ня­ли эмо­ции, оби­да, непо­ни­ма­ние… Я хо­те­ла рас­ска­зать о тво­ря­щем­ся без­за­ко­нии. В то же вре­мя по­ни­ма­ла, что в на­шей стране мое нешаб­лон­ное, «непра­виль­ное» по­ве­де­ние мо­жет быть чре­ва­то, по­это­му обо­зна­чи­ла, где я на­хо­жусь.

Те­перь, ко­неч­но, не мо­жет не ра­до­вать, что этот мой столь эмо­ци­о­наль­ный ро­лик на­шел от­клик у ты­сяч бе­ло­ру­сов. Я не ожи­да­ла, что ви­део ста­нет столь по­пу­ляр­ным. Чест­но, за­пи­сы­ва­ла для дру­зей. А тут сот­ни со­об­ще­ний, звон­ков, по­рой от со­всем незна­ко­мых лю­дей. То­гда я по­ня­ла, что бе­ло­ру­сы со­ли­дар­ны. Мы ис­пы­ты­ва­ем од­но и то же разо­ча­ро­ва­ние и оди­на­ко­вые на­деж­ды, ко­то­рые по­рой по­дав­ля­ем внут­ри се­бя. А это очень важ­но. Зна­чит, мы го­то­вы под­дер­жи­вать друг дру­га, дей­ство­вать со­об­ща, и имен­но это по­мо­жет нам из­ме­нить си­ту­а­цию в стране!

Ан­на Тол­чи­ко­ва: «Мы ис­пы­ты­ва­ем од­но и то же разо­ча­ро­ва­ние и оди­на­ко­вые на­деж­ды, ко­то­рые по­рой по­дав­ля­ем внут­ри се­бя»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.