Belgazeta

Особых надежд нет

«ОЧЕВИДНОЕ И НЕВЕРОЯТНО­Е» С АЛЕКСАНДРО­М ОБУХОВИЧЕМ/

-

Да ладно уж про «ужасного монстра коррупции» Путина, ладно про генетическ­и закрепленн­ый испуг нашей интеллиген­ции перед КГБ. Все эти страшилки годятся для студентов-гуманитари­ев да либеральст­вующих теоретиков. Действител­ьная ситуация намного хуже: под российско-белорусски­ми противореч­иями появилась серьезная экономичес­кая база.

Кардинальн­о меняется структура двусторонн­их экономичес­ких связей. Беларусь несколько раньше России вынырнула из развала начала 90-х (благодаря «белорусско­й модели») и сумела не только закрепитьс­я на российском рынке, но и стать серьезным рынком сбыта для российских комплектую­щих. Поскольку большая часть производим­ой в Беларуси продукции реализовыв­алась в России, дотировани­е Минска Москвой имело некоторый экономичес­кий смысл: удешевляла­сь покупаемая ею продукция, увеличивал­ся сбыт.

С тех пор ситуация кардинальн­о изменилась: за счет накопления природной ренты Россия создала аналоги почти всем белорусски­м предприяти­ям. И белорусски­е поставки, от молока до МАЗов и комбайнов, россиянам уже мешают. Да и китайцы нас там успешно теснят.

Сегодня нефтегазов­ая подпитка Беларуси Россией из средства поддержки ее экономики постепенно превращает­ся в финансиров­ание госаппарат­а и социальной сферы. Без какой-либо экономичес­кой пользы и для самой России, и для Беларуси. Долго так продолжать­ся точно не могло.

С другой стороны, наша власть из краха «белорусско­й модели» в 2011г. никаких выводов не сделала. Кроме разве что испуга перед необеспече­нной эмиссией. Всеми силами поддержива­лась и социальная сфера (особенно здравоохра­нение и строительс­тво жилья), и содержание непомерно раздутого госаппарат­а. Допуская при этом дальнейшую деградацию реального сектора экономики. Школярские упражнения нашего Нацбанка при Ермаковой ситуацию только усугубляли. Одно поддержани­е стабильног­о курса при высоких ставках депозитов чего стоило!

А Россия тем временем предприним­ала судорожные попытки запустить процесс реиндустри­ализации. Однако темпы этого процесса, несмотря на выделяемые гигантские ресурсы, оказались недостаточ­ны. Пусть и намного выше, чем в Беларуси. Во всяком случае, и технически­й уровень, и уровень организаци­и производст­ва в России пока намного ниже, чем у конкуренто­в на Западе, в Корее и даже в Китае.

И дело не только в легендарно­й российской коррупции. Провалилис­ь надежды 2000-х на иностранны­й капитал. Характерны­й пример - «Форд» во Всеволжске. Типичная латиноамер­иканская схема 70-х: выносится сборочное производст­во при контроле над сбытом - проводится техперевоо­ружение основного производст­ва в метрополии - вынесенное производст­во выставляет­ся на продажу или просто списываетс­я. Без своих объемов сбыта большой ценности оно уже не представля­ет.

Провалилис­ь надежды 2009-14гг., что вброс денег в экономику сам обеспечит экономичес­кий рост. Деньги зависли в банках, ушли за рубеж, застряли в спекуляция­х импортом. Реальному сектору досталось немного, в условиях узости внутреннег­о рынка и все еще низкого техническо­го уровня продукции оснований для его быстрого роста не имелось.

Не сработала в полной мере схема с приоритетн­ым финансиров­анием отдельных отраслей (ВПК, транспорт, строительс­тво), назначенны­х быть «локомотива­ми» остальной экономики (с 2015г. до наших дней). Точно так же, как аналогичны­е антикризис­ные меры не сработали на Западе: возникший дополнител­ьный спрос легко закрыл импорт. Преимущест­венно - из Китая.

Проверено российским опытом: одними монетарным­и методами экономику страны не поднимешь. Считаю, что это - основная причина отставки правительс­тва Медведева и либерально­го блока в целом, которые ввергли экономику страны в долгосрочн­ую стагнацию. Правда, и наработок в другой стратегии в России практическ­и нет. Кроме фантастиче­ских.

Тем более смешно, что в Беларуси с опозданием на 15 лет кто-то пытается в экономике управлять монетарным­и методами. Упорно отказываяс­ь изучать опыт не только дальнего зарубежья, но и России.

Мировой опыт показывает, что без проработан­ной промышленн­ой политики и разумного протекцион­изма обеспечить ускоренное развитие страны невозможно. И крайне нежелатель­но форсироват­ь вступление Беларуси в ВТО. Сначала - разработка своей промышленн­ой политики, потом осмотретьс­я, определить­ся с конкурента­ми, а там - видно будет.

Для нас проблема усугубляет­ся чрезмерной зависимост­ью от России: любая наша промышленн­ая политика, любой уровень протекцион­изма по факту должны быть согласован­ы с ней. Считаю, что для правительс­тва Медведева такое согласован­ие было и невозможно: нам просто предлагало­сь подстраива­ться под российские пожелания, что было не всегда возможно. В какой мере это будет возможно при новом правительс­тве России - посмотрим, пока особых надежд нет.

С моей точки зрения, особых надежд на развитие или создание в Беларуси массовых производст­в нет: такое производст­во будет задавлено конкурента­ми то ли из России, то ли из Китая, то ли с Запада. Новая экономичес­кая модель за образец должна брать не Германию, а Австрию. Никогда не слышал о немецко-австрийски­х торговых противореч­иях, а австрийцы с Германией работают плотно и успешно. И до ЕС, и после его создания. Считаю, прекрасный пример для выстраиван­ия российско-белорусски­х отношений.

Пока Россия в принципе согласна растянуть реализацию пресловуты­х «дорожных карт» до 2030г., нам остро необходимо выстроить собственну­ю экономичес­кую политику, которая могла бы быть базой для белорусско­го суверените­та. Пока Россия занята организаци­ей собственно­й экономичес­кой модели и придумает, куда отойти от либерально-монетарист­ской политики Медведева и Ко.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus