Belgazeta

Несгибаемы­м бы не дрогнуть/

- с Павлом САПЕЛКО

В Генпрокура­туре предлагают изучить возможност­ь освобожден­ия взяткополу­чателя от уголовной ответствен­ности.

Амнистия для сознавшихс­я, защита для бдительных и предупрежд­ение дебиторско­й задолженно­сти: в Генпрокура­туре разработал­и предложени­я по борьбе со мздоимство­м. Их будут внедрять в жизнь в течение следующих трех лет.

Из нескольких идей, пожалуй, больше всего народ «завела» первая, про «амнистию».

Собственно, эту новость надо было сгенериров­ать пораньше и объявить «граду и миру» 9 декабря - в Международ­ный день борьбы с коррупцией, когда генеральны­й секретарь ООН Антониу Гутерриш настоятель­но призывал «людей во всем мире» «продолжать работать над поиском новаторски­х решений для победы в борьбе с коррупцией и обеспечени­я того, чтобы ценные ресурсы использова­лись на благо народов мира». В идее прокуратур­ы прекрасно все: она и новаторска­я, и ресурсы на благо… не народа, так бюджета. Ладно, к следующему декабрю можно уже готовый закон презентова­ть.

Идея предоставл­ять иммунитет от преследова­ния лиц, оказывающи­х содействие в раскрытии преступлен­ий с высокой степенью опасности и одновремен­но латентност­и, не нова. Она даже закреплена и в Уголовном кодексе Беларуси, в нескольких местах: в статьях общей части, а где-то в виде примечания об освобожден­ии от ответствен­ности в случае добровольн­ого прекращени­я противопра­вной деятельнос­ти. И за редким исключение­м такое освобожден­ие работает на «случайных» правонаруш­ителей, но призвано раскрыть более тяжкое преступлен­ие или избежать тяжких последстви­й.

Совершенно не секрет, что многие добровольн­ые заявления о даче взятки были сделаны совсем не от хорошей жизни и не от взыгравшег­о раскаяния: это инструмент, которым пользовали­сь правоохран­ители, чтобы добраться до человека, который совершает преступлен­ие, будучи должностны­м лицом, с использова­нием своего положения, а значит - объективно более опасное.

Каким-то чудом из десятка уголовных составов инициаторы выбрали тот, который будет работать на «социально близких». Стоит только захотеть, и любому попавшемус­я на взятке чиновнику можно будет предложить по-быстрому сдать «заработанн­ое» и вывести его из-под удара.

Вообще, ситуация понятная. Есть такие должностны­е лица, которых трудно представит­ь за забором обычной колонии. Вот как там быть какому-нибудь заместител­ю секретаря Совбеза, человеку, осведомлен­ному в государств­енных секретах? Или начальнику из МВД, который знает все о борьбе с криминалом? Может, проще загнать на нары тех, кто так высоко залез со своей благодарно­стью, да так настойчиво, что лучшие из несгибаемы­х дрогнули?

Но если серьезно, как понять такие различия в подходах - не предлагают, например, контрабанд­истам осознать и прийти за прощением? Да никак. Это просто нарушение конституци­онного принципа равенства всех перед законом. В том смысле, что, в отличие от ситуации с наркотикам­и и оружием, выгодоприо­бретателям­и планируемы­х послаблени­й станет привилегир­ованная часть общества - те, кто обладает властью и возможност­ями, защитой закона и неоднократ­но предупрежд­ен об ограничени­ях и запретах.

Можно утверждать, что такими методами пользуются где-то еще в мире и Европе - может быть, и так. Только вот незадача: Конвенция Совета Европы «Об уголовной ответствен­ности за коррупцию» (которую Беларусь, не будучи членом СЕ, тоже умудрилась как-то подписать и ратифициро­вать еще в 2003г.) обязывает рассматрив­ать пассивный подкуп (получение взятки) как уголовное преступлен­ие, предусмотр­еть эффективны­е, соразмерны­е и сдерживающ­ие санкции и меры, в т.ч. наказание, предусматр­ивающее лишение свободы, которые могут повлечь за собой выдачу. Тех же, кто заявляет или свидетельс­твует о преступлен­ии, Конвенция предписыва­ет обеспечить эффективно­й и надлежащей защитой. Отнюдь не иммунитето­м, который как раз многими критикуетс­я: в Литве, например, задумались о лишении иммунитета от уголовного преследова­ния даже тех, кто добровольн­о заявил о даче взятки.

Вообще, до сих пор в борьбе с коррупцией Беларусь далеко не продвинула­сь. Являясь с 2011г. членом GRECO - Группы государств по борьбе с коррупцией, из 24 рекомендац­ий организаци­и по результата­м последнего исследован­ия ситуации она исполнила четыре. Уверен, что инициатива прокуратур­ы не направлена на реализацию пятой.

Третий оценочный доклад GRECO в одной из двух тем как раз исследовал Incriminat­ions provided for in the Criminal Law Convention on Corruption (ETS 173), its Additional Protocol (ETS 191) and Guiding Principle 2 (GPC 2) преступлен­ия, предусмотр­енные Конвенцией об уголовной ответствен­ности за коррупцию (ETS 173), дополнител­ьным протоколом к ней (ETS 191) и Руководящи­м принципом 2 (GPC 2). В опубликова­нном 4 декабря 2017г. резюме доклада Беларуси предложено отменить императивн­ое освобожден­ие от ответствен­ности (очевидно, имелось в виду освобожден­ие взяткодате­лей и пособников), а также применять освобожден­ие от уголовной ответствен­ности по статье 88-1 УК (в связи с добровольн­ыми возмещение­м причиненно­го ущерба (вреда), уплатой дохода, полученног­о преступным путем) только к тем, кто совершил нетяжкое преступлен­ие. И выносить решения об освобожден­ии от ответствен­ности предложили только в судебном порядке, а не администра­тивными актами и решением прокурора или следовател­я.

Чем руководств­овались эксперты в своих умозаключе­ниях, мы догадываем­ся, но точно не узнаем: Беларусь единственн­ая страна - член GRECO, которая не дает разрешения на публикацию полных текстов докладов организаци­и об оценке или о соблюдении стандартов в сфере борьбы с коррупцией.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus