КА­РАН­ТИН ДЛЯ СВО­БО­ДЫ

Belgazeta - - КРИМИНАЛ/ МНЕНИЯ - с Пав­лом СаПеЛКО

В лю­бой де­мо­кра­тии где-то в даль­нем уг­лу спит в ожи­да­нии сво­е­го ча­са есте­ствен­ное же­ла­ние каж­до­го го­су­дар­ства взять в свои ру­ки управ­ле­ние пра­ва­ми и сво­бо­да­ми граж­дан. Уди­ви­тель­но, но наи­бо­лее про­дви­ну­тые из де­мо­кра­тий мо­гут при слу­чае вре­зать по ка­ко­му-то из прав не ху­же са­мых от­пе­тых дик­та­тур. Лю­бые чрез­вы­чай­ные си­ту­а­ции - это та­кое чуд­ное вре­мя, ко­гда лю­ди на­чи­на­ют лег­ко, охот­но, а глав­ное, ини­ци­а­тив­но от­ка­зы­вать­ся от сво­их есте­ствен­ных прав, ме­няя их на ощу­ще­ние без­опас­но­сти. Так лег­ко и эле­гант­но го­су­дар­ства, сто­ит чуть отвести гла­за, от­во­е­вы­ва­ют утра­чен­ную воз­мож­ность то­таль­но кон­тро­ли­ро­вать че­ло­ве­ка и ру­ко­во­дить им.

По­чти лю­бое из прав, преду­смот­рен­ных уни­вер­саль­ны­ми или ре­ги­о­наль­ны­ми меж­ду­на­род­ны­ми до­го­во­ра­ми, мож­но огра­ни­чить, а то и от­ме­нить на за­кон­ном ос­но­ва­нии в пе­ри­од чрез­вы­чай­ной си­ту­а­ции: аб­со­лют­ны толь­ко сво­бо­да мыс­ли и пра­во не под­вер­гать­ся пыт­кам. На­ша Кон­сти­ту­ция сде­ла­ла по­слаб­ле­ние еще для пра­ва на жизнь (что стран­но для го­су­дар­ства, прак­ти­ку­ю­ще­го смерт­ную казнь), пре­зумп­ции неви­нов­но­сти и сво­бо­ды, непри­кос­но­вен­но­сти и до­сто­ин­ства лич­но­сти. И да, кста­ти, ни­ко­гда не за­ду­мы­вал­ся, что ко­гда-то сно­ва ста­нет ак­ту­аль­ным пол­ное со­дер­жа­ние нор­мы о за­пре­те же­сто­ко­го об­ра­ще­ния: «Ни­кто не дол­жен под­вер­гать­ся пыт­кам, же­сто­ко­му, бес­че­ло­веч­но­му ли­бо уни­жа­ю­ще­му его до­сто­ин­ство об­ра­ще­нию или на­ка­за­нию, а так­же без его со­гла­сия под­вер­гать­ся ме­ди­цин­ским или иным опы­там».

Ре­ак­ци­ей на ата­ку тер­ро­ри­стов в США 11 сен­тяб­ря 2001г. ста­ла не толь­ко тюрь­ма в Гу­ан­та­на­мо, где про­из­воль­но со­дер­жа­ли и со­дер­жат «вра­же­ских ком­ба­тан­тов», но и Пат­ри­о­ти­че­ский акт (Uniting and Strengthen­ing

America by Providing Appropriat­e Tools Required to Intercept and Obstruct

Terrorism Act of 2001), ко­то­рый на пол­то­ра де­сят­ка лет огра­ни­чил пра­ва аме­ри­кан­цев. Но ес­ли ак­том ли­бе­раль­ная об­ще­ствен­ность в кон­це кон­цов воз­му­ти­лась, то де­ла за­клю­чен­ных Гу­ан­та­на­мо осо­бен­ных про­те­стов не вы­зы­ва­ют: ма­ло ли что там за ни­ми чис­лит­ся, вдруг они опас­ны. Нет до сих пор внят­ных об­ви­не­ний и до­ка­за­тельств - ну и пусть, их же не бьют уже там и не то­пят, как пят­на­дцать лет на­зад. И та­кая си­ту­а­ция поз­во­ля­ет го­су­дар­ству, жон­гли­руя гу­ма­ни­тар­ным и меж­ду­на­род­ным пра­вом, иг­но­ри­ро­вать при­зы­вы ООН вер­нуть­ся к со­блю­де­нию прав че­ло­ве­ка.

Борь­ба с COVID-19 в Ки­тае со­про­вож­да­лась и со­про­вож­да­ет­ся уже­сто­че­ни­ем циф­ро­вой дик­та­ту­ры, то­таль­ным кон­тро­лем со­ци­аль­ных се­тей и, что­бы два ра­за не вста­вать, - ино­стран­цев и соб­ствен­ных ина­ко­мыс­ля­щих, а так­же все­об­щей слеж­кой и без­на­ка­зан­ным на­ру­ше­ни­ем непри­кос­но­вен­но­сти лич­но­сти и жи­ли­ща.

В Бе­ла­ру­си мы се­го­дня толь­ко на по­ро­ге ис­пы­та­ний. Про­бле­мы, ко­то­рые несет ви­рус, мо­гут не за­тро­нуть на­ши жиз­ни и здо­ро­вье, но на­вер­ня­ка оста­вят след из раз­дав­лен­ных прав и сво­бод. Но, как уже за­ме­ча­лось, про­ис­хо­дить это бу­дет под одоб­ри­тель­ный гул: на­до, че­го уж там, не до этой ерун­ды нын­че. Вон, в Ев­ро­пе-то что тво­рит­ся с «их­ней» де­мо­кра­ти­ей!

Тво­рит­ся и бу­дет тво­рить­ся: го­су­дар­ства ни­ко­гда не упу­стят воз­мож­но­сти под эту те­му за­крыть гра­ни­цы бе­жен­цам, при­крыть рты несо­глас­ным и про­толк­нуть ка­кие-то огра­ни­че­ния на бу­ду­щее. Как пой­дут де­ла у нас в даль­ней­шем - неиз­вест­но, но уже сей­час нет ни од­но­го че­ло­ве­ка, кто бы воз­ра­зил в го­лос про­тив то­го, что его за­пи­хи­ва­ют «на ка­ран­тин» в па­ла­ту с де­сят­ком по­тен­ци­аль­ных но­си­те­лей за­бо­ле­ва­ния. Наи­бо­лее осве­дом­лен­ные в кур­се, что COVID-19 опе­ра­тив­но от­нес­ли на­ря­ду с си­фи­ли­сом, го­но­ре­ей, ак­тив­ным ту­бер­ку­ле­зом ор­га­нов ды­ха­ния, чу­мой, хо­ле­рой, си­бир­ской яз­вой и ге­мор­ра­ги­че­ски­ми ли­хо­рад­ка­ми Лас­са, Мар­бург, Эбо­ла к за­бо­ле­ва­ни­ям, пред­став­ля­ю­щим опас­ность для здо­ро­вья на­се­ле­ния (они же - со­ци­аль­но-опас­ные за­бо­ле­ва­ния). Но ни­кто не от­ме­нял пра­ви­ло, по ко­то­ро­му

необ­хо­ди­мо по­лу­че­ние со­гла­сия у па­ци­ен­та на об­сле­до­ва­ние и ле­че­ние, а при­ну­ди­тель­ное осви­де­тель­ство­ва­ние на пред­мет на­ли­чия со­ци­аль­но-опас­но­го за­бо­ле­ва­ния при несо­гла­сии па­ци­ен­та тре­бу­ет санк­ции про­ку­ро­ра, а по­ме­ще­ние на ле­че­ние - ре­ше­ния су­да. Ну а при на­ли­чии ува­жи­тель­ных при­чин от­ка­за от пред­ло­жен­ной «схе­мы» об­сле­до­ва­ния, ти­па на­ли­чия за­бо­ле­ва­ния, ко­то­рое ли­ша­ет воз­мож­но­сти явить­ся в боль­ни­цу, род­ных, тре­бу­ю­щих ухо­да, и дру­гих чрез­вы­чай­ных об­сто­я­тельств та­кие санк­ции во­об­ще непри­ем­ле­мы.

Ко­неч­но, го­су­дар­ству в труд­ное вре­мя бу­дет яв­но не хва­тать неогра­ни­чен­ных пол­но­мо­чий, и в этом обыч­но свою роль призван отыг­рать за­кон о чрез­вы­чай­ном по­ло­же­нии. Он есть и у нас, при­чем, на­до ска­зать, все­рьез рас­ши­ря­ет ос­но­ва­ния вве­де­ния чрез­вы­чай­но­го по­ло­же­ния по срав­не­нию с Кон­сти­ту­ци­ей. Но, на­до за­ме­тить, ло­ги­ка по­ве­де­ния ру­ко­вод­ства стра­ны до сих пор как раз от­ри­ца­ет вве­де­ние ре­жи­ма ЧП. Так что мож­но де­лать став­ки на то, что бу­дет про­ис­хо­дить с на­ча­лом ле­та, ко­гда вла­стям при­дет­ся про­ве­сти про­це­ду­ру оформ­ле­ния но­во­го сро­ка прав­ле­ния пре­зи­ден­та: рис­ко­вать здо­ро­вьем чле­нов ко­мис­сий и (не)яв­кой са­мо­изо­ли­ро­вав­ших­ся или ото­дви­нуть вы­бо­ры че­рез ЧП.

Ес­ли, ко­неч­но, ви­рус под лу­ча­ми солн­ца не вер­нет­ся об­рат­но в пе­ще­ры к ле­ту­чим мы­шам, а мы - к об­суж­де­нию от­ло­жен­ных на вто­рой план эко­но­ми­че­ских про­блем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.