Горь­кое ви­но победы

Belgazeta - - ИЗ НАШЕЙ ИСТОРИИ - Сер­гей КРАПИВИН

Быв­ший ко­ман­дир ору­дий­но­го рас­че­та Иван Ша­мя­кин по­сле вой­ны на­пи­сал под­за­бы­тый ныне ро­ман «В доб­рый час». Сю­жет про­из­ве­де­ния: в ра­зо­рен­ное

вой­ной бе­ло­рус­ское се­ло воз­вра­ща­ет­ся офи­цер-ар­тил­ле­рист Мак­сим Лес­ко­вец и при­ни­ма­ет­ся за боль­шие со­зи­да­тель­ные

де­ла.

«Под­ни­мая тре­тью чар­ку»

Утро в род­ном до­ме на­чи­на­ет­ся у Максима с се­мей­но­го зав­тра­ка, со­про­вож­да­е­мо­го вы­пив­кой.

За­тем ге­рой вы­хо­дит на сель­скую ули­цу: «Воз­ле лав­ки Максима оста­но­ви­ли тол­пив­ши­е­ся там муж­чи­ны, по­здра­ви­ли с при­ез­дом и шут­ли­во по­тре­бо­ва­ли, чтоб он по­ста­вил по сто грам­мов. При­шлось за­дер­жать­ся. По­том по­до­шли но­вые лю­ди и ста­ли уго­щать уже его...»

Чем мо­жет за­ни­мать­ся обыч­ный че­ло­век, ес­ли с утра два­жды упо­тре­бит?.. Да чем угод­но, но, на­вер­ное, не де­ла­ми офи­ци­аль­ны­ми. Од­на­ко Мак­сим Лес­ко­вец как на­сто­я­щий ком­му­нист твер­до бе­рет курс на сель­со­вет. Он пом­нит, что на­до встать на учет в мест­ной пар­тий­ной ор­га­ни­за­ции.

А в сель­со­ве­те идет парт­со­бра­ние. То­ва­ри­щи под­вер­га­ют кри­ти­ке од­но­го фрон­то­ви­ка, ко­то­рый че­ты­ре ме­ся­ца по­сле воз­вра­ще­ния пьет-гу­ля­ет, а ра­бо­тать не же­ла­ет. Но, оче­вид­но, на фоне то­го ком­му­ни­ста Мак­сим вы­гля­дит при­стой­но: его ра­дост­но об­ни­ма­ют и по­сле со­бра­ния при­гла­ша­ют на обед в дом парт­сек­ре­та­ря Иг­на­та Лады­ни­на.

Сель­со­вет­ский ак­тив са­дит­ся за на­кры­тый стол. А что на том сто­ле?.. Зву­чит клю­че­вая фра­за же­ны Лады­ни­на: «Иг­нат, при­не­си, по­жа­луй­ста, спирт».

Обе­да­ют ком­му­ни­сты дол­го. Как ска­за­но в ро­мане, «вре­мя про­ле­те­ло неза­мет­но, дав­но уже стем­не­ло». И да­лее: «Пер­вым со­шел с крыль­ца Мак­сим, но сра­зу же на­ле­тел на гру­ду кир­пи­ча, чуть не упал, силь­но ушиб ко­ле­но». Но, оче­вид­но, по счаст­ли­вой слу­чай­но­сти эта пья­ная трав­ма ока­за­лась неопас­ной. Ге­рой от­прав­ля­ет­ся на празд­нич­ный ве­чер в сель­ском клу­бе и да­же тан­цу­ет с до­че­рью парт­сек­ре­та­ря.

Доб­рая сла­ва об устой­чи­вом Мак­си­ме до­сти­га­ет рай­ко­ма пар­тии, его ре­ко­мен­ду­ют из­брать пред­се­да­те­лем кол­хо­за. Че­рез мно­гие труд­но­сти про­хо­дит ге­рой Ша­мя­ки­на, но в ито­ге до­би­ва­ет­ся зна­чи­тель­ных успе­хов. При­чем успе­хи эти слов­но на­ни­за­ны на нить ал­ко­голь­ных сцен: «вы­пил вто­рую рюм­ку», «на­ли­вая тре­тью рюм­ку», «про­сто чи­стый спирт», «ба­клаж­ку спир­та при­нес», «про­сти, что вче­ра на чар­ку не при­шел», «пол­лит­ров­ку Зи­на даст в долг», «в чай­ной встретили они ста­ро­го дру­га... Мак­сим по­ехал к нему и за­гу­лял»…

За­вер­ша­ет­ся ро­ман кар­ти­ной ши­ро­ко­го за­сто­лья по слу­чаю пус­ка кол­хоз­ной гид­ро­элек­тро­стан­ции:

«Вы­пьем, го­сти до­ро­гие, за свет... Го­сти за­хло­па­ли, осу­ши­ли чар­ки... Про­воз­гла­си­ли еще несколь­ко то­стов. Вы­пи­ли... Мак­сим под­ли­вал в рюм­ки, на­стой­чи­во уго­ва­ри­вал вы­пить...»

За­клю­чи­тель­ные стро­ки ро­ма­на сле­ду­ю­щие:

«- Вот за та­кую друж­бу и я вы­пью, - ве­се­ло ска­зал Лады­нин, под­ни­мая чар­ку. - В доб­рый час!

Стал за­ти­хать гро­хот тур­би­ны гид­ро­стан­ции. По­гас­ли лам­поч­ки. Но - бы­ло уже свет­ло. На­чи­нал­ся но­вый день».

По­нят­на суть из­ло­жен­но­го? Пи­ли - ночь на­про­лет…

«Лю­ди бы­ли дру­гие»

Спу­стя пол­ве­ка по­сле опи­сан­ных Ша­мя­ки­ным со­бы­тий слу­чи­лось мне од­на­ж­ды по­си­деть с ис­кус­ство­ве­дом и пуб­ли­ци­стом Дмит­ри­ем Под­бе­рез­ским

в ка­фе «Бе­рез­ка» на пло­ща­ди Победы в Мин­ске. А по­сле мы гу­ля­ли вдоль на­бе­реж­ной в пар­ке Горь­ко­го и встретили са­мо­го Ша­мя­ки­на. Осме­лев, как Мак­сим Лес­ко­вец на обе­де у парт­сек­ре­та­ря, я за­дал клас­си­ку дав­но му­чив­ший ме­ня во­прос на­счет прав­до­по­доб­но­сти объ­е­мов ал­ко­голь­но­го по­треб­ле­ния по­ло­жи­тель­ны­ми ге­ро­я­ми ро­ма­на. Ша­мя­кин по­ду­мал и ко­рот­ко от­ве­тил: «То­гда

лю­ди бы­ли дру­гие».

Что же это бы­ли за лю­ди?.. Вс­пом­ним, что «В доб­рый час» Ша­мя­кин на­чал пи­сать в кон­це 40-х. С фрон­та при­шли муж­чи­ны, при­вык­шие к еже­днев­но­му ка­зен­но­му во­доч­но­му до­воль­ствию - «нар­ко­мов­ским» ста грам­мам. Дол­го, очень дол­го пи­ли за по­бе­ду, а ес­ли точ­нее - за то, что вы­жи­ли.

Те­перь до­ку­мен­таль­ная прав­да о по­след­стви­ях ал­ко­го­ли­за­ции Крас­ной Ар­мии. При­во­жу фраг­мен­ты спец­со­об­ще­ния (НАРБ ф. 4, оп. 29, д. 42) от 24 сен­тяб­ря 1945г. с под­пи­ся­ми сек­ре­та­ря Брест­ско­го об­ласт­но­го ко­ми­те­та КП(б)Б Ту­пи­цы­на и на­чаль­ни­ка Управ­ле­ния НКГБ Сер­ге­е­ва:

«13 июля се­го го­да груп­па пья­ных офи­це­ров гв. ка­ва­ле­рий­ско­го кор­пу­са учи­ни­ла мас­со­вую дра­ку на ба­за­ре г. Бре­ста с при­ме­не­ни­ем ору­жия. В тот же день дру­гая груп­па офи­це­ров ка­ва­ле­рий­ско­го кор­пу­са учи­ни­ла дра­ку в го­род­ском пар­ке, где, угро­жая ору­жи­ем, вы­го­ня­ли от­ды­ха­ю­щих граж­дан. По­доб­ные дра­ки во­ен­но­слу­жа­щих в об­ще­ствен­ных ме­стах с при­ме­не­ни­ем ору­жия про­дол­жа­ют­ся и в на­сто­я­щее вре­мя.

<…> 25 июля с.г. груп­па во­ен­но­слу­жа­щих во гла­ве с лей­те­нан­том Спра­вед­ли­вым Пав­лом Гор­де­е­ви­чем за­шли к граж­дан­ке дер. Из­би­цы Ше­ре­шов­ско­го р-на Мар­чук Ан­то­нине Лав­рен­тьевне, ото­бра­ли у нее вод­ку и день­ги и бу­дучи в со­сто­я­нии опья­не­ния учи­ни­ли дра­ку. При­быв­ше­го на ме­сто про­ис­ше­ствия уч. упол­но­мо­чен­но­го Ше­ре­шов­ско­го РО НКВД обез­ору­жи­ли и угро­жа­ли рас­стре­лом.

Эта же груп­па пья­ных офи­це­ров во­рва­лась в дом гр-на Но­вак Бро­ни­сла­ва Кар­по­ви­ча, 52 лет, уро­жен­ца и жи­те­ля дер. Леш­на. По­след­ний был ими на­пу­ган и пы­тал­ся вы­бе­жать из до­ма че­рез ок­но, в этот мо­мент один из офи­це­ров вы­стре­лил из пи­сто­ле­та и убил его.

<…> 19 ав­гу­ста с.г. в Бре­сте шо­фер во­ен­ной поч­то­вой ба­зы в/ч 66935 На­си­лец Дмит­рий Ива­но­вич уго­во­рил со­труд­ни­цу Управ­ле­ния НКГБ <…> про­ехать с ним по го­ро­ду. По­след­няя со­гла­си­лась, по­сле че­го На­си­лец Дмит­рий вы­ехал за го­род и на боль­шой ско­ро­сти по­гнал ма­ши­ну по Ко­вель­ско­му шос­се, где свер­нул в лес, оста­но­вил ма­ши­ну и, при­ме­нив фи­зи­че­ское на­си­лие, из­на­си­ло­вал <…>.

26 ав­гу­ста с.г. в гор. Ка­ме­нец Брест­ской об­ла­сти во­ен­но­слу­жа­щие 94-го тя­же­ло-тан­ко­во­го пол­ка 8 гв. тан­ко­вой крас­но­зна­мен­ной ди­ви­зии мл. тех­ник-лей­те­нант Зен­ке­вич Все­во­лод Ан­то­но­вич 1922 г. рож­де­ния и гвар­дии стар­ши­на этой же ча­сти Лап­тев Ва­си­лий Ива­но­вич 1919 го­да рож­де­ния за­дер­жа­ли воз­вра­щав­ших­ся до­мой же­ну на­чаль­ни­ка Ка­ме­нец­ко­го РО НКГБ <…> и же­ну опер­упол­но­мо­чен­но­го РО НКГБ <…> и из­на­си­ло­ва­ли.

18 сен­тяб­ря 1945г. на стан­ции Брест вы­стре­лом из ре­воль­ве­ра уби­та сту­дент­ка Мин­ско­го физ­культ­тех­ни­ку­ма Дось­ко Ан­на. Уста­нов­ле­но, что пе­ред отъ­ез­дом де­ле­га­ция физ­куль­тур­ни­ков на пло­щад­ке пер­ро­на устро­и­ла тан­цы, ку­да при­шли в нетрез­вом со­сто­я­нии офи­цер 528 с.п. 128 с.к. мл. лей­те­нант Ка­ла­бин Ни­ко­лай Аки­мо­вич, 1922 г. рожд., член ВКП(б), парт­орг 3-го стр. ба­та­льо­на и мл. лей­те­нант Аген­ков Бо­рис Ива­но­вич, 1925 г. рож­де­ния. По­след­ние до­пус­ка­ли нецен­зур­ные вы­ра­же­ния, гру­бо об­ра­ща­лись с при­сут­ству­ю­щи­ми, пы­та­лись од­но­го из физ­куль­тур­ни­ков сбро­сить с пер­ро­на и без вся­ко­го по­во­да мл. лей­те­нант Ка­ла­бин про­из­вел два вы­стре­ла по участ­ни­кам тан­цев, в ре­зуль­та­те че­го од­ним из вы­стре­лов в го­ло­ву бы­ла уби­та Дось­ко Ан­на».

С боль­шой до­лей уве­рен­но­сти пред­по­ла­гаю, что это спец­со­об­ще­ние на имя сек­ре­та­ря ЦК

КП(Б)Б По­но­ма­рен­ко за под­пи­ся­ми об­ласт­но­го пар­тий­но­го и гэб­эш­но­го на­чаль­ства не бы­ло бы со­став­ле­но, ес­ли бы оду­рев­шие от ал­ко­го­ля ар­мей­цы не на­ча­ли хва­тать на ули­цах и на­си­ло­вать жен мест­ных че­ки­стов.

Крас­но­ар­мей­ское пьян­ство

Так из Гер­ма­нии воз­вра­ща­лись со­вет­ские во­и­ны-по­бе­ди­те­ли. Пьян­ство, гра­бе­жи и на­си­лие «по инер­ции» про­дол­жа­лись на тер­ри­то­рии Бе­ла­ру­си.

…В 1975г. я не чи­тал спец­со­об­ще­ния об ал­ко­го­ли­за­ции РККА, а прав­ду о войне пы­тал­ся на­хо­дить в очень ху­до­же­ствен­ных ро­ма­нах Стад­ню­ка и Ча­ков­ско­го. Ино­гда об­щал­ся с ве­те­ра­на­ми. Во дво­ре на­шей че­ты­рех­этаж­ки сто­ял теп­лый юби­лей­ный май. Не­ста­рые то­гда еще дядь­ки си­де­ли за оби­тым пла­сти­ком сто­лом и лу­пи­ли по нему ко­стяш­ка­ми до­ми­но. Глав­ным в ком­па­нии фрон­то­ви­ков был от­став­ной пол­ков­ник Алек­сей Ива­но­вич Ко­но­ва­лов - в про­шлом на­ч­шта­ба стрел­ко­во­го ба­та­льо­на.

- Дя­дя Ле­ша, на войне вод­ку пи­ли пе­ред ата­кой или по­сле?

- По­го­ди, от­дуп­люсь и то­гда по­го­во­рим…

Дя­дя Ле­ша тор­же­ствен­но бро­сил на стол остав­ши­е­ся ко­сти до­ми­но и по­лез во внут­рен­ний кар­ман па­рад­но­го пи­джа­ка. Сна­ча­ла звяк­ну­ли ме­да­ли, а чуть по­го­дя о кра­е­шек гра­не­но­го ста­ка­на звяк­ну­ло гор­лыш­ко бу­тыл­ки.

- ...Обра­ти вни­ма­ние, сту­дент, на од­но об­сто­я­тель­ство. Иг­ра­ли мы сей­час в до­ми­но - де­ло ни­чтож­ное, но все рав­но вы­пи­ва­ем, лишь ко­гда его за­вер­ши­ли. А на фрон­те са­мо­убий­ством бы­ло пить пе­ред бо­ем. Очень пра­виль­но на­пи­сал по­эт Гуд­зен­ко: «Бой был ко­рот­ким, а по­том глу­ши­ли вод­ку ле­дя­ную, и вы­ко­вы­ри­вал но­жом из-под ног­тей я кровь чу­жую».

Фрон­то­вые «сто грамм». 1941г. Фо­то Н.хандо­ги­на пла­кат Н.Жу­ко­ва. 1943г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.