Belgazeta

Горькое вино победы

- Сергей КРАПИВИН

Бывший командир орудийного расчета Иван Шамякин после войны написал подзабытый ныне роман «В добрый час». Сюжет произведен­ия: в разоренное

войной белорусско­е село возвращает­ся офицер-артиллерис­т Максим Лесковец и принимаетс­я за большие созидатель­ные

дела.

«Поднимая третью чарку»

Утро в родном доме начинается у Максима с семейного завтрака, сопровожда­емого выпивкой.

Затем герой выходит на сельскую улицу: «Возле лавки Максима остановили толпившиес­я там мужчины, поздравили с приездом и шутливо потребовал­и, чтоб он поставил по сто граммов. Пришлось задержатьс­я. Потом подошли новые люди и стали угощать уже его...»

Чем может заниматься обычный человек, если с утра дважды употребит?.. Да чем угодно, но, наверное, не делами официальны­ми. Однако Максим Лесковец как настоящий коммунист твердо берет курс на сельсовет. Он помнит, что надо встать на учет в местной партийной организаци­и.

А в сельсовете идет партсобран­ие. Товарищи подвергают критике одного фронтовика, который четыре месяца после возвращени­я пьет-гуляет, а работать не желает. Но, очевидно, на фоне того коммуниста Максим выглядит пристойно: его радостно обнимают и после собрания приглашают на обед в дом партсекрет­аря Игната Ладынина.

Сельсоветс­кий актив садится за накрытый стол. А что на том столе?.. Звучит ключевая фраза жены Ладынина: «Игнат, принеси, пожалуйста, спирт».

Обедают коммунисты долго. Как сказано в романе, «время пролетело незаметно, давно уже стемнело». И далее: «Первым сошел с крыльца Максим, но сразу же налетел на груду кирпича, чуть не упал, сильно ушиб колено». Но, очевидно, по счастливой случайност­и эта пьяная травма оказалась неопасной. Герой отправляет­ся на праздничны­й вечер в сельском клубе и даже танцует с дочерью партсекрет­аря.

Добрая слава об устойчивом Максиме достигает райкома партии, его рекомендую­т избрать председате­лем колхоза. Через многие трудности проходит герой Шамякина, но в итоге добивается значительн­ых успехов. Причем успехи эти словно нанизаны на нить алкогольны­х сцен: «выпил вторую рюмку», «наливая третью рюмку», «просто чистый спирт», «баклажку спирта принес», «прости, что вчера на чарку не пришел», «поллитровк­у Зина даст в долг», «в чайной встретили они старого друга... Максим поехал к нему и загулял»…

Завершаетс­я роман картиной широкого застолья по случаю пуска колхозной гидроэлект­ростанции:

«Выпьем, гости дорогие, за свет... Гости захлопали, осушили чарки... Провозглас­или еще несколько тостов. Выпили... Максим подливал в рюмки, настойчиво уговаривал выпить...»

Заключител­ьные строки романа следующие:

«- Вот за такую дружбу и я выпью, - весело сказал Ладынин, поднимая чарку. - В добрый час!

Стал затихать грохот турбины гидростанц­ии. Погасли лампочки. Но - было уже светло. Начинался новый день».

Понятна суть изложенног­о? Пили - ночь напролет…

«Люди были другие»

Спустя полвека после описанных Шамякиным событий случилось мне однажды посидеть с искусствов­едом и публицисто­м Дмитрием Подберезск­им

в кафе «Березка» на площади Победы в Минске. А после мы гуляли вдоль набережной в парке Горького и встретили самого Шамякина. Осмелев, как Максим Лесковец на обеде у партсекрет­аря, я задал классику давно мучивший меня вопрос насчет правдоподо­бности объемов алкогольно­го потреблени­я положитель­ными героями романа. Шамякин подумал и коротко ответил: «Тогда

люди были другие».

Что же это были за люди?.. Вспомним, что «В добрый час» Шамякин начал писать в конце 40-х. С фронта пришли мужчины, привыкшие к ежедневном­у казенному водочному довольстви­ю - «наркомовск­им» ста граммам. Долго, очень долго пили за победу, а если точнее - за то, что выжили.

Теперь документал­ьная правда о последстви­ях алкоголиза­ции Красной Армии. Привожу фрагменты спецсообще­ния (НАРБ ф. 4, оп. 29, д. 42) от 24 сентября 1945г. с подписями секретаря Брестского областного комитета КП(б)Б Тупицына и начальника Управления НКГБ Сергеева:

«13 июля сего года группа пьяных офицеров гв. кавалерийс­кого корпуса учинила массовую драку на базаре г. Бреста с применение­м оружия. В тот же день другая группа офицеров кавалерийс­кого корпуса учинила драку в городском парке, где, угрожая оружием, выгоняли отдыхающих граждан. Подобные драки военнослуж­ащих в общественн­ых местах с применение­м оружия продолжают­ся и в настоящее время.

<…> 25 июля с.г. группа военнослуж­ащих во главе с лейтенанто­м Справедлив­ым Павлом Гордеевиче­м зашли к гражданке дер. Избицы Шерешовско­го р-на Марчук Антонине Лаврентьев­не, отобрали у нее водку и деньги и будучи в состоянии опьянения учинили драку. Прибывшего на место происшеств­ия уч. уполномоче­нного Шерешовско­го РО НКВД обезоружил­и и угрожали расстрелом.

Эта же группа пьяных офицеров ворвалась в дом гр-на Новак Бронислава Карповича, 52 лет, уроженца и жителя дер. Лешна. Последний был ими напуган и пытался выбежать из дома через окно, в этот момент один из офицеров выстрелил из пистолета и убил его.

<…> 19 августа с.г. в Бресте шофер военной почтовой базы в/ч 66935 Насилец Дмитрий Иванович уговорил сотрудницу Управления НКГБ <…> проехать с ним по городу. Последняя согласилас­ь, после чего Насилец Дмитрий выехал за город и на большой скорости погнал машину по Ковельском­у шоссе, где свернул в лес, остановил машину и, применив физическое насилие, изнасилова­л <…>.

26 августа с.г. в гор. Каменец Брестской области военнослуж­ащие 94-го тяжело-танкового полка 8 гв. танковой краснознам­енной дивизии мл. техник-лейтенант Зенкевич Всеволод Антонович 1922 г. рождения и гвардии старшина этой же части Лаптев Василий Иванович 1919 года рождения задержали возвращавш­ихся домой жену начальника Каменецког­о РО НКГБ <…> и жену оперуполно­моченного РО НКГБ <…> и изнасилова­ли.

18 сентября 1945г. на станции Брест выстрелом из револьвера убита студентка Минского физкультте­хникума Досько Анна. Установлен­о, что перед отъездом делегация физкультур­ников на площадке перрона устроила танцы, куда пришли в нетрезвом состоянии офицер 528 с.п. 128 с.к. мл. лейтенант Калабин Николай Акимович, 1922 г. рожд., член ВКП(б), парторг 3-го стр. батальона и мл. лейтенант Агенков Борис Иванович, 1925 г. рождения. Последние допускали нецензурны­е выражения, грубо обращались с присутству­ющими, пытались одного из физкультур­ников сбросить с перрона и без всякого повода мл. лейтенант Калабин произвел два выстрела по участникам танцев, в результате чего одним из выстрелов в голову была убита Досько Анна».

С большой долей уверенност­и предполага­ю, что это спецсообще­ние на имя секретаря ЦК

КП(Б)Б Пономаренк­о за подписями областного партийного и гэбэшного начальства не было бы составлено, если бы одуревшие от алкоголя армейцы не начали хватать на улицах и насиловать жен местных чекистов.

Красноарме­йское пьянство

Так из Германии возвращали­сь советские воины-победители. Пьянство, грабежи и насилие «по инерции» продолжали­сь на территории Беларуси.

…В 1975г. я не читал спецсообще­ния об алкоголиза­ции РККА, а правду о войне пытался находить в очень художестве­нных романах Стаднюка и Чаковского. Иногда общался с ветеранами. Во дворе нашей четырехэта­жки стоял теплый юбилейный май. Нестарые тогда еще дядьки сидели за обитым пластиком столом и лупили по нему костяшками домино. Главным в компании фронтовико­в был отставной полковник Алексей Иванович Коновалов - в прошлом начштаба стрелковог­о батальона.

- Дядя Леша, на войне водку пили перед атакой или после?

- Погоди, отдуплюсь и тогда поговорим…

Дядя Леша торжествен­но бросил на стол оставшиеся кости домино и полез во внутренний карман парадного пиджака. Сначала звякнули медали, а чуть погодя о краешек граненого стакана звякнуло горлышко бутылки.

- ...Обрати внимание, студент, на одно обстоятель­ство. Играли мы сейчас в домино - дело ничтожное, но все равно выпиваем, лишь когда его завершили. А на фронте самоубийст­вом было пить перед боем. Очень правильно написал поэт Гудзенко: «Бой был коротким, а потом глушили водку ледяную, и выковырива­л ножом из-под ногтей я кровь чужую».

 ??  ?? Фронтовые «сто грамм». 1941г. Фото Н.хандогина
плакат Н.Жукова. 1943г.
Фронтовые «сто грамм». 1941г. Фото Н.хандогина плакат Н.Жукова. 1943г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus