Ми­сте­ры «де­сять про­цен­тов»

Belgazeta - - ЭКОНОМИКА - Лео­нид ФРИДКИН

Ме­нее чем за пол­то­ра ме­ся­ца вла­сти успе­ли вве­сти и от­ме­нить пре­дель­ный ин­декс ро­ста цен, уси­лить и из­ме­нить ре­гу­ли­ро­ва­ние цен на со­ци­аль­но зна­чи­мые то­ва­ры, при­гро­зить за­кры­вать ма­га­зи­ны, на­ру­ша­ю­щие эти тре­бо­ва­ния, и по­обе­щать де­фля­цию в бли­жай­шие пол­го­да. Тем вре­ме­нем по­тре­би­тель­ские це­ны за че­ты­ре ме­ся­ца успе­ли вы­рас­ти на 3,3%.

На­пу­гав биз­нес ре­гу­ли­ро­ва­ни­ем цен на со­ци­аль­но зна­чи­мые то­ва­ры по­ста­нов­ле­ни­ем от 15 ап­ре­ля №30, МАРТ внес в него ряд по­пра­вок. Ис­ход­ный до­ку­мент фак­ти­че­ски пе­ре­пи­сан. Пред­по­ла­га­ет­ся, что в из­ме­не­ни­ях учте­ны прось­бы биз­не­сме­нов, с ко­то­ры­ми они бук­валь­но оса­жда­ли ми­ни­стер­ство по­след­нее вре­мя.

Но­вый пе­ре­чень со­ци­аль­но зна­чи­мых то­ва­ров, на ко­то­рые рас­про­стра­ня­ет­ся ре­гу­ли­ро­ва­ние, стал го­раз­до бо­лее де­та­ли­зи­ро­ван­ным, в ос­нов­ном за счет по­вто­ре­ния рас­шиф­ров­ки по­зи­ций, пер­во­на­чаль­но­го пе­реч­ня в пись­ме № 03-02-10/354к. Но есть кое-ка­кие раз­ли­чия.

Клю­че­вой мо­мент: им­пор­те­рам те­перь огра­ни­чи­ва­ет­ся не мак­си­маль­ная над­бав­ка на со­ци­аль­но зна­чи­мые то­ва­ры, а пре­дель­ный нор­ма­тив рен­та­бель­но­сти, ис­поль­зу­е­мый для опре­де­ле­ния сум­мы при­бы­ли, под­ле­жа­щей вклю­че­нию в от­пуск­ные це­ны, - то­же в раз­ме­ре 10%. При этом от­пуск­ная цена на со­ци­аль­но зна­чи­мые то­ва­ры уста­нав­ли­ва­ет­ся им­пор­те­ром ис­хо­дя из кон­тракт­ных цен, рас­хо­дов на им­порт (та­мо­жен­ные пла­те­жи, стра­хо­ва­ние гру­за, про­цен­ты по кре­ди­там (зай­мам, га­ран­ти­ям), транс­порт­ные рас­хо­ды, дру­гие рас­хо­ды в со­от­вет­ствии с за­ко­но­да­тель­ством), рас­хо­дов на ре­а­ли­за­цию, рен­та­бель­но­сти, уро­вень ко­то­рой не дол­жен пре­вы­шать ука­зан­ный раз­мер.

Огра­ни­че­ние как над­бав­ки, так и рен­та­бель­но­сти мо­жет су­ще­ствен­но ухуд­шить ко­неч­ные фи­нан­со­вые ре­зуль­та­ты ком­па­ний. Ведь при опре­де­ле­нии сво­ей мар­жи им при­хо­дит­ся учи­ты­вать не толь­ко за­тра­ты (ко­то­рые объ­ек­тив­но рас­тут), но и мно­го­чис­лен­ные и труд­но­пред­ска­зу­е­мые рис­ки. Ста­но­вить­ся убы­точ­ным или низ­ко­рен­та­бель­ным ни­ко­му не хо­чет­ся. К то­му же бан­ки весь­ма скеп­ти­че­ски от­не­сут­ся к за­ем­щи­кам, рен­та­бель­ность ко­то­рых огра­ни­чи­ва­ет­ся пред­пи­сан­ны­ми МАР­Том рам­ка­ми. Пом­нит­ся, пре­тен­дент в пре­зи­ден­ты Вик­тор

Ба­ба­ри­ко, еще бу­дучи пред­се­да­те­лем прав­ле­ния «Бел­га­з­пром­бан­ка», в про­шлом го­ду утвер­ждал, что 15% - низ­ко­рен­та­бель­ный биз­нес, а

ес­ли еще мень­ше - про­ще по­ло­жить день­ги на де­по­зит.

Но чи­нов­ни­ки не бан­ки­ры. Они ве­рят, что биз­не­су на все про все вполне хва­тит 10%, и по­че­му-то не ви­дят, что их фор­му­ли­ров­ки поз­во­ля­ют им­пор­те­рам «за­тал­ки­вать» в це­ну столь­ко рас­хо­дов, сколь­ко по­тре­бу­ет­ся. Так что ес­ли для «внут­рен­не­го упо­треб­ле­ния» рен­та­бель­ность за пред­пи­сан­ные рам­ки не вый­дет, то ре­аль­ная мар­жа оста­нет­ся где-ни­будь в даль­них теп­лых кра­ях. По каль­ку­ля­ци­ям все бу­дет пра­виль­но - бу­ма­га все стер­пит. Прав­да, при фор­ми­ро­ва­нии кон­тракт­ной це­ны нуж­но быть осто­рож­ным - ма­ло ли что по­ду­ма­ют та­мо­жен­ни­ки о де­кла­ри­ру­е­мой сто­и­мо­сти или на­ло­го­ви­ки о транс­ферт­ных це­нах. За­то есть еще «дру­гие рас­хо­ды в со­от­вет­ствии

с за­ко­но­да­тель­ством», ко­то­рые ни­ка­кое за­ко­но­да­тель­ство ни­как не ре­гла­мен­ти­ру­ет.

Го­раз­до се­рьез­нее тре­бо­ва­ние о том, что опто­вые над­бав­ки к от­пуск­ным це­нам про­из­во­ди­те­лей (им­пор­те­ров) не мо­гут пре­вы­шать уста­нов­лен­ных раз­ме­ров неза­ви­си­мо от ко­ли­че­ства по­сред­ни­че­ских зве­ньев. Эта нор­ма то­же вер­ну­лась к нам из 1990-х - 2000-х гг. Ко­гда-то имен­но для кон­тро­ля ее ис­пол­не­ния все бы­ли обя­за­ны ука­зы­вать в на­клад­ных це­ны про­из­во­ди­те­ля или им­пор­те­ра, а так­же раз­мер сво­ей над­бав­ки. От­сут­ствие этой ин­фор­ма­ции ка­ра­лось ди­ким штра­фом - до 5% сум­мы в на­клад­ной. С тех пор мно­гие санк­ции бы­ли от­ме­не­ны вслед за смяг­че­ни­ем ре­гу­ля­тор­ных тре­бо­ва­ний. Но ес­ли по­след­ние воз­вра­ща­ют­ся во имя со­хра­не­ния ан­ти­ин­фля­ци­он­ных за­во­е­ва­ний, то и за санк­ци­я­ми де­ло не ста­нет.

Тем вре­ме­нем ры­нок жи­вет по сво­им за­ко­нам. К при­ме­ру, в мар­те це­ны на мо­ло­тый ко­фе вы­рос­ли на 2,2%, а в ап­ре­ле - на 1,7%, что до­воль­но скром­но для им­пор­ти­ру­е­мо­го то­ва­ра при 16%-ной де­валь­ва­ции. За­то кар­то­фель, не об­ра­щая вни­ма­ния на за­кли­на­ния ре­гу­ля­то­ров, по­до­ро­жал на 4,4% в мар­те и на 11,7% в ап­ре­ле, яб­ло­ки - на 10 и 11,6%, цит­ру­со­вые - на 10,6 и 25,8%, греч­ка - на 4 и 11%. Се­зон­ные фак­то­ры и всплес­ки спро­са вли­я­ют на це­ны ку­да се­рьез­нее, чем ад­ми­ни­стра­тив­ные огра­ни­че­ния.

И ес­ли та­бач­ные из­де­лия мо­гут по­до­ро­жать на 2,4% в свя­зи с ро­стом ак­ци­зов, то под­нять це­ны на боль­шин­ство непро­до­воль­ствен­ных то­ва­ров и мно­гие бы­то­вые услу­ги невоз­мож­но. Да и на ряд про­дук­тов пи­та­ния то­же - не столь­ко из-за уси­лий МАРТ, сколь­ко в свя­зи с со­кра­ще­ни­ем пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са.

По­это­му на­деж­ды Нац­бан­ка на удер­жа­ние цен ес­ли не в рам­ках преж­не­го про­гно­за, то хо­тя бы на уровне 5-6% от­ча­сти оправ­да­ны. Вла­сти на­де­ют­ся, что во II по­лу­го­дии квар­таль­ные тем­пы ро­ста цен за­мед­лят­ся и вер­нут­ся к уров­ню кон­ца про­шло­го го­да. А по­то­му Нацб­нак за­го­дя при­сту­пил к смяг­че­нию мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки, сни­зив став­ку ре­фи­нан­си­ро­ва­ния до 8%.

Уве­рен­ность ре­гу­ля­то­ра в том, что крат­ко­вре­мен­ные про­ин­фля­ци­он­ные фак­то­ры в бли­жай­шие па­ру ме­ся­цев сме­нят­ся про­дол­жи­тель­ны­ми дез­ин­фля­ци­он­ны­ми, вы­гля­дит про­ти­во­ре­чи­во. По­нят­но, что в пред­две­рии вы­бо­ров чи­нов­ни­кам по­ло­же­но из­лу­чать уве­рен­ность, раз­ве­и­вать со­мне­ния хо­тя бы сло­вес­ны­ми ин­тер­вен­ци­я­ми. Но иные вре­мен­ные яв­ле­ния по­рой за­тя­ги­ва­ют­ся доль­ше, чем пла­ни­ру­ет­ся.

Воз­мож­но, па­де­ние ми­ро­во­го спро­са, низ­кие це­ны на сы­рье­вые то­ва­ры и мяг­кая де­неж­но-кре­дит­ная по­ли­ти­ка в США, ЕС и Рос­сии по­спо­соб­ству­ют за­мед­ле­нию ин­фля­ции в Бе­ла­ру­си. Но од­но­вре­мен­но они мо­гут не луч­шим об­ра­зом от­ра­зить­ся и на оте­че­ствен­ном экс­пор­те (ко­то­рый в I квар­та­ле уже упал на 12,4%), а сле­дом - и на кур­се руб­ля.

Дру­гая надежда ре­гу­ля­то­ра - ин­фля­ция за­мед­лит­ся в свя­зи с огра­ни­чен­но­стью воз­мож­но­стей ро­ста зар­плат и до­хо­дов до­мо­хо­зяйств. Дей­стви­тель­но, па­де­ние внеш­не­го спро­са, ко­то­рый неиз­вест­но ко­гда вос­ста­но­вит­ся, не поз­во­ля­ет рас­ти оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ке. Про­ще го­во­ря, ес­ли биз­нес бу­дет разо­рять­ся, а на­род ни­щать, то и це­ны под­ни­мать не по­лу­чит­ся. Но для то­го и дру­го­го со­кра­ще­ние тем­пов ро­ста ин­фля­ции та­кой це­ной - сла­бое уте­ше­ние. И по­пыт­ки вла­стей с по­мо­щью ре­гу­ли­ро­ва­ния цен пе­ре­ло­жить убыт­ки от кри­зи­са на биз­нес аукнутся всей эко­но­ми­ке по­те­ри бу­дут об­щи­ми.

Впро­чем, на­ша эко­но­ми­ка с про­шло­го го­да осо­бо не рос­ла, что не ме­ша­ло бур­но­му по­вы­ше­нию зар­плат. Так что рас­пла­чи­вать­ся мы бу­дем за про­бле­мы, по­рож­ден­ные в ос­нов­ном неадек­ват­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­кой вла­стей, а не внеш­ни­ми фак­то­ра­ми.

Ес­ли биз­нес бу­дет разо­рять­ся, а на­род ни­щать, то и це­ны под­ни­мать не по­лу­чит­ся. И ПО­ПЫТ­КИ ВЛА­СТЕЙ С ПО­МО­ЩЬЮ РЕ­ГУ­ЛИ­РО­ВА­НИЯ ЦЕН ПЕ­РЕ­ЛО­ЖИТЬ УБЫТ­КИ ОТ КРИ­ЗИ­СА НА БИЗ­НЕС АУКНУТСЯ ВСЕЙ ЭКО­НО­МИ­КЕ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.