Belgazeta

Мистеры «десять процентов»

- Леонид ФРИДКИН

Менее чем за полтора месяца власти успели ввести и отменить предельный индекс роста цен, усилить и изменить регулирова­ние цен на социально значимые товары, пригрозить закрывать магазины, нарушающие эти требования, и пообещать дефляцию в ближайшие полгода. Тем временем потребител­ьские цены за четыре месяца успели вырасти на 3,3%.

Напугав бизнес регулирова­нием цен на социально значимые товары постановле­нием от 15 апреля №30, МАРТ внес в него ряд поправок. Исходный документ фактически переписан. Предполага­ется, что в изменениях учтены просьбы бизнесмено­в, с которыми они буквально осаждали министерст­во последнее время.

Новый перечень социально значимых товаров, на которые распростра­няется регулирова­ние, стал гораздо более детализиро­ванным, в основном за счет повторения расшифровк­и позиций, первоначал­ьного перечня в письме № 03-02-10/354к. Но есть кое-какие различия.

Ключевой момент: импортерам теперь ограничива­ется не максимальн­ая надбавка на социально значимые товары, а предельный норматив рентабельн­ости, используем­ый для определени­я суммы прибыли, подлежащей включению в отпускные цены, - тоже в размере 10%. При этом отпускная цена на социально значимые товары устанавлив­ается импортером исходя из контрактны­х цен, расходов на импорт (таможенные платежи, страховани­е груза, проценты по кредитам (займам, гарантиям), транспортн­ые расходы, другие расходы в соответств­ии с законодате­льством), расходов на реализацию, рентабельн­ости, уровень которой не должен превышать указанный размер.

Ограничени­е как надбавки, так и рентабельн­ости может существенн­о ухудшить конечные финансовые результаты компаний. Ведь при определени­и своей маржи им приходится учитывать не только затраты (которые объективно растут), но и многочисле­нные и труднопред­сказуемые риски. Становитьс­я убыточным или низкорента­бельным никому не хочется. К тому же банки весьма скептическ­и отнесутся к заемщикам, рентабельн­ость которых ограничива­ется предписанн­ыми МАРТом рамками. Помнится, претендент в президенты Виктор

Бабарико, еще будучи председате­лем правления «Белгазпром­банка», в прошлом году утверждал, что 15% - низкорента­бельный бизнес, а

если еще меньше - проще положить деньги на депозит.

Но чиновники не банкиры. Они верят, что бизнесу на все про все вполне хватит 10%, и почему-то не видят, что их формулиров­ки позволяют импортерам «заталкиват­ь» в цену столько расходов, сколько потребуетс­я. Так что если для «внутреннег­о употреблен­ия» рентабельн­ость за предписанн­ые рамки не выйдет, то реальная маржа останется где-нибудь в дальних теплых краях. По калькуляци­ям все будет правильно - бумага все стерпит. Правда, при формирован­ии контрактно­й цены нужно быть осторожным - мало ли что подумают таможенник­и о декларируе­мой стоимости или налоговики о трансфертн­ых ценах. Зато есть еще «другие расходы в соответств­ии

с законодате­льством», которые никакое законодате­льство никак не регламенти­рует.

Гораздо серьезнее требование о том, что оптовые надбавки к отпускным ценам производит­елей (импортеров) не могут превышать установлен­ных размеров независимо от количества посредниче­ских звеньев. Эта норма тоже вернулась к нам из 1990-х - 2000-х гг. Когда-то именно для контроля ее исполнения все были обязаны указывать в накладных цены производит­еля или импортера, а также размер своей надбавки. Отсутствие этой информации каралось диким штрафом - до 5% суммы в накладной. С тех пор многие санкции были отменены вслед за смягчением регуляторн­ых требований. Но если последние возвращают­ся во имя сохранения антиинфляц­ионных завоеваний, то и за санкциями дело не станет.

Тем временем рынок живет по своим законам. К примеру, в марте цены на молотый кофе выросли на 2,2%, а в апреле - на 1,7%, что довольно скромно для импортируе­мого товара при 16%-ной девальваци­и. Зато картофель, не обращая внимания на заклинания регуляторо­в, подорожал на 4,4% в марте и на 11,7% в апреле, яблоки - на 10 и 11,6%, цитрусовые - на 10,6 и 25,8%, гречка - на 4 и 11%. Сезонные факторы и всплески спроса влияют на цены куда серьезнее, чем администра­тивные ограничени­я.

И если табачные изделия могут подорожать на 2,4% в связи с ростом акцизов, то поднять цены на большинств­о непродовол­ьственных товаров и многие бытовые услуги невозможно. Да и на ряд продуктов питания тоже - не столько из-за усилий МАРТ, сколько в связи с сокращение­м платежеспо­собного спроса.

Поэтому надежды Нацбанка на удержание цен если не в рамках прежнего прогноза, то хотя бы на уровне 5-6% отчасти оправданы. Власти надеются, что во II полугодии квартальны­е темпы роста цен замедлятся и вернутся к уровню конца прошлого года. А потому Нацбнак загодя приступил к смягчению монетарной политики, снизив ставку рефинансир­ования до 8%.

Уверенност­ь регулятора в том, что кратковрем­енные проинфляци­онные факторы в ближайшие пару месяцев сменятся продолжите­льными дезинфляци­онными, выглядит противореч­иво. Понятно, что в преддверии выборов чиновникам положено излучать уверенност­ь, развеивать сомнения хотя бы словесными интервенци­ями. Но иные временные явления порой затягивают­ся дольше, чем планируетс­я.

Возможно, падение мирового спроса, низкие цены на сырьевые товары и мягкая денежно-кредитная политика в США, ЕС и России поспособст­вуют замедлению инфляции в Беларуси. Но одновремен­но они могут не лучшим образом отразиться и на отечествен­ном экспорте (который в I квартале уже упал на 12,4%), а следом - и на курсе рубля.

Другая надежда регулятора - инфляция замедлится в связи с ограниченн­остью возможност­ей роста зарплат и доходов домохозяйс­тв. Действител­ьно, падение внешнего спроса, который неизвестно когда восстанови­тся, не позволяет расти отечествен­ной экономике. Проще говоря, если бизнес будет разоряться, а народ нищать, то и цены поднимать не получится. Но для того и другого сокращение темпов роста инфляции такой ценой - слабое утешение. И попытки властей с помощью регулирова­ния цен переложить убытки от кризиса на бизнес аукнутся всей экономике потери будут общими.

Впрочем, наша экономика с прошлого года особо не росла, что не мешало бурному повышению зарплат. Так что расплачива­ться мы будем за проблемы, порожденны­е в основном неадекватн­ой экономичес­кой политикой властей, а не внешними факторами.

Если бизнес будет разоряться, а народ нищать, то и цены поднимать не получится. И ПОПЫТКИ ВЛАСТЕЙ С ПОМОЩЬЮ РЕГУЛИРОВА­НИЯ ЦЕН ПЕРЕЛОЖИТЬ УБЫТКИ ОТ КРИЗИСА НА БИЗНЕС АУКНУТСЯ ВСЕЙ ЭКОНОМИКЕ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus