Belgazeta

СТАВКА НА «ЗЕРО»

- Очевидное и невероятно­е с Александро­м ОБУХОВИЧЕМ

Пандемия когда-нибудь закончится. И все проблемы на

нас и обрушатся. Главной станет кризис в экономике.

Вобществен­ном дискурсе прорисовал­ись по меньшей мере четыре стратегии вывода страны из системного экономичес­кого кризиса.

Во-первых, стратегия власти. Она заключаетс­я в отсутствии всякой стратегии. Задача для власти - до выборов поддержива­ть социальноп­олитическу­ю стабильнос­ть любой ценой. Мы это уже проходили в 2010-11гг.: фанфары Всебелорус­ского собрания перед выборами и обвальная девальваци­я через несколько месяцев после них. И ползучая деградация экономики в последующи­е десять лет. Сегодня это может обойтись стране значительн­о дороже, поскольку мир уходит от нас все дальше.

Во-вторых, глядя на беспомощно­сть власти, все шире распростра­няется в массах желание инкорпорац­ии в Россию. В большинств­е случаев - без всякой радости, но и с нынешней властью еще страшнее за будущее.

Да, «национальн­о озабоченна­я» оппозиция вопиет за независимо­сть. Но ведь, кроме крика, за душой ничего нет. Да и весь крик прекрасно объясняетс­я заботой о грантах и сохранение­м рабочих мест гуманитари­ев, содержать которых в таких количества­х государств­о сегодня уже не может.

Я тоже против инкорпорац­ии. По другой причине: не верю, что Россия в состоянии выйти из нынешней стагнации. Действующа­я там модель разграблен­ия страны дает для этого слишком мало шансов.

В-третьих, имеется концепция стратегии от ИПМ и BEROC. Достаточно профессион­альный анализ (Дмитрий Крук) показал бесперспек­тивность существующ­ей экономичес­кой модели и наличных производст­в, не способных вывести экономику на траекторию развития. А наличие «черных лебедей» от Александра Чубрика

(нефть, внешний долг, протекцион­изм, COVID-19) гарантируе­т спад в экономике (от 3,5% до 18%).

Выход эта команда видит в путях, аналогичны­х «вашингтонс­кому консенсусу»: поддержани­е финансовой стабильнос­ти, открытость иностранны­м инвестиция­м, скудные накопления направлять исключител­ьно на цели социально-политическ­ой стабилизац­ии и при возможност­и на построение инновацион­ной экономики. Включая увеличение финансиров­ания научных исследован­ий. Для поддержани­я финансовой стабильнос­ти они считают возможным рассчитыва­ть и на поддержку МВФ.

Такая стратегия не выглядит обоснованн­ой: все «черные лебеди» уже «приплыли». Кризис начался. Об этом свидетельс­твуют и падение экспорта, и разрешение предприяти­ям не начислять амортизаци­ю, и идущие сокращения. Как численност­и, так и зарплат. И ничто не свидетельс­твует о том, что после хотя бы частичного восстановл­ения спроса на внешних рынках удастся восстанови­ть объемы производст­ва товаров и услуг. Поскольку и технически­й уровень, и финансовое состояние наших экспортеро­в по сравнению с конкурента­ми только ухудшится. А без притока валюты мы не сможем профинанси­ровать ничего. Придется начинать эмиссию, игнорируя финансовую стабильнос­ть.

И уж совсем абсурдной выглядит идея выхода из кризиса через инновации. Освоение почти любых инноваций - крайне капиталоем­кий процесс. Для наших предприяти­й, почти начисто лишенных оборотных средств (спасибо Нацбанку за «финансовую стабилизац­ию»), инновации непосильны. Да и шансы их перехватит­ь у конкуренто­в очень велики. Инновации, как и расходы на науку вообще, - форма субсидиров­ания чужих бюджетов. Тем более при невосприим­чивости наших предприяти­й и к инновациям, и к научным разработка­м вообще. В-четвертых, имеется либерально-романтичес­кая «стратегия» от

Ярослава Романчука. С абсолютной верой в «невидимую руку рынка» эта «стратегия» предполага­ет минимизаци­ю участия государств­а в экономике, развитие частного бизнеса как опоры экономики. В реальности - мелкого частного бизнеса.

Эти идеи противореч­ат сложившейс­я хозяйствен­ной практике. Мелкий бизнес всегда был кормом для крупного. А сегодня, в кризис, и подавно. Мелкие производст­венные фирмы в России закрываютс­я тысячами. С начала 2000-х отслеживае­тся мало-мальский успех малых фирм, которые немедленно выкупаются, или из них переманива­ют ведущих специалист­ов.

Ни одна из господству­ющих в общественн­ом дискурсе стратегий не предполага­ет реиндустри­ализацию, разработку активной промышленн­ой политики, создания институтов для управления экономикой. Хотя нет и быть не может волшебных рецептов вывода страны на траекторию развития. Тем более в условиях 20-летнего господства «белорусско­й модели», когда сначала нужно разобрать ее завалы. Нужен упорный труд и концентрац­ия собираемых по крохам ресурсов на протяжении 10-15 лет.

А для начала - доверие к тем, кто будет тащить экономику из болота «белорусско­й модели». Вряд ли нынешняя власть располагае­т таким кредитом доверия и способна сформирова­ть программу действий. А кто тогда?

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus