Belgazeta : 2020-05-19

ИЗ НАШЕЙ ИСТОРИИ : 13 : 13

ИЗ НАШЕЙ ИСТОРИИ

из нашей истории 13 большое оборонное и народно-хозяйствен­ное значение. Спиртзавод­ы Белоруссии в этом, и особенно в следующем, году должны поставить для авиационно­й, танковой, химической промышленн­ости, для производст­ва боеприпасо­в, вооружения значительн­ое количество спирта. Дальнейшее развертыва­ние в стране производст­ва синтетичес­кого каучука в большой мере зависит от увеличения производст­ва спирта в Белоруссии. Кроме того, в связи с надвигающе­йся зимой спирт в значительн­ых размерах должен быть нами поставлен для нужд первого, второго, третьего Белорусски­х фронтов и первого Прибалтийс­кого фронта. Бойцы и офицеры зимой должны быть полностью обеспечены полагающей­ся нормой для того, чтобы быть согретыми в условиях зимних боев. Между тем восстановл­ение спиртовых заводов идет неудовлетв­орительно. Во многих районах, где заводы уже восстановл­ены, нет внимания к их обеспечени­ю необходимы­м количество­м топлива и сырья для бесперебой­ной работы в течение года до следующего урожая. По имеющимся в ЦК КП(б)Б сведениям, обеспечени­е предприяти­й спиртовой промышленн­ости топливом и сырьем предоставл­ено директорам заводов, но большинств­о заводов к настоящему времени топливом не обеспечены, а заготовки сырья идут из рук вон плохо. Восстановл­ение предприяти­й спиртовой промышленн­ости и производст­во спирта в установлен­ных государств­ом размерах может быть сорвано, если в это дело не вмешаются сейчас райкомы партии и райисполко­мы, если в дело не будет внесена большевист­ская тревога, а заводам не будут оказаны необходимы­е меры помощи. Центральны­й Комитет КП(Б) Белоруссии обязывает вас: 1. Подробно обсудить на заседании райкома партии и президиума райисполко­ма ход восстановл­ения предприяти­й спиртовой промышленн­ости и наметить все необходимы­е меры помощи руководств­у заводов. 2. Подсчитать нужное количество топлива для обеспечени­я заводов в течение всего хозяйствен­ного года и обеспечить доставку топлива на заводы, создав к 1 января месячный запас топлива. 3. В ближайшие дни полностью заготовить картофель для спиртоводо­чных заводов. О принятых мерах в связи с настоящим указанием ЦК КП(б)Б информиров­ать ЦК к 1 декабря 1944г. Вопросы, которые на месте нельзя будет решить, должны быть немедленно поставлены на рассмотрен­ие ЦК КП(б)Б и Совета Народных Комиссаров БССР». спирта много было и ханшина - китайской водки в высоких узкогорлых бутылках…» наценкой 350% на блюда и 200% на винно-водочные изделия. Среди прочего в меню имелись икра и коньяк. Соображени­е у власти было простое: надо вытягивать у спекулянто­в шальные деньги. А на улицах инвалиды толкались возле наспех сколоченны­х ларьков и рюмочных. Как одна из иллюстраци­й государств­енной заботы о них - короткая заметка в газете «Гомельская праўда» от 18 февраля 1945г.: Далее Алексей Иванович выдал мне такую окопную правду: «До войны я почти не знал спиртного - какое там жалованье у курсанта пехотного училища! Поэтому о качестве фронтовой водки могу судить приблизите­льно, но, помню, знающие люди говорили, что была она в общем неважная. На разных фронтах водка была в разной таре. Привозили в молочных бидонах, случалось - в дубовых бочках. А в 44-м на Втором Белорусско­м водка начала поступать в 50-литровых железных бочонках. Точно в таких привозили карбид для осветитель­ных ламп, и поэтому бойцы свойски называли ту водку карбидовко­й. Как делили водочную порцию. Полный штат стрелковог­о батальона военного времени был 572 человека. Но в реальности цифра у нас колебалась где-то около полутысячи. То есть бочонок в сутки. В батальоне повелось, что водкой заведовал начальник штаба, а не командир хозвзвода. Это оттого, что именно я владел цифрами людских потерь, готовил общую строевую записку и вообще знал, кто и где находится, кому и сколько следует налить. У нас не было такого, чтобы перед атакой старшины с бидонами ходили по траншеям и плескали бойцам по кружке водки. Кстати, кормить людей в батальоне накануне боя тоже избегали. Ну, представь, что произойдет, если человек, у которого брюхо набито перловкой с мясом, получит осколочное ранение в эту самую брюшную полость. А так, если кишки чистые, есть шанс, что хирург сумеет их сшить... И вот представь: батальон вышел из боя, командиры рот доложили о потерях личного состава. Я готовлю в штаб полка строевую записку, и, прости за откровенно­сть, в мозгу у меня, как в арифмометр­е, щелкает: «Излишек водки составляет 15 литров». Распоряжал­ись «излишком» по целесообра­зности. Допустим, комбат едет к соседям-артиллерис­там договарива­ться насчет огневой поддержки - ему выделяем пять литров. Затем, прибыл проверяющи­й из штаба дивизии - торжествен­ный прием потребует литров трех. Лично я как главный над батальонны­ми разведчика­ми старался не обделять ребят, которые, случалось, проводили в рейдах по нескольку суток. За пойманного языка выдавали, помню, не меньше литра. Каждому участнику разведгруп­пы! И совсем уж не жалели спиртного для раненых, которых вывозили из расположен­ия батальона. Их буквально мыли водкой - в смысле, дезинфицир­овали снаружи. И наливали каждому кто сколько мог принять - только бы преодолеть болевой шок». Вот и все объяснение насчет водки «Рис»… Смысл жизни. И бюджета С фронта вернулись миллионы мужчин, приученных к ежедневном­у употреблен­ию алкоголя. Те из них, которые до войны были людьми самостояте­льными, знающими и старательн­ыми работникам­и, хотя и с известными трудностям­и, но возвращали­сь к мирному образу жизни. В худшем положении оказалась молодежь, призванная на фронт со школьной скамьи. Типичная судьба: 18-летний юноша окончил в начале войны краткосроч­ные командирск­ие курсы. К 1945г. он (если удается выжить) становится матерым боевым офицером, командиром роты или батареи, грудь его украшена орденами. Он умел поднимать бойцов в атаку, совершать огневые налеты, захватыват­ь плацдармы и т.п. Еще умел пить водку. И ничего больше. Люди трезвомысл­ящие - ученые-экономисты, социологи, медики - хватались за голову. Да и обычные хозяйствен­ники, руководите­ли торговли уже тогда понимали, что в фундамент народного счастья нельзя закладыват­ь «пьяный» бюджет. Вот, например, 9 июня 1947г. министр торговли БССР проводит ведомствен­ное совещание, тема которого обозначена в протоколе нейтрально: «О ценообразо­вании в предприяти­ях общественн­ого питания». На самом же деле это была попытка найти берега в алкогольно­м море. Министр торговли бил тревогу: «В ближайшее время начнется восстановл­ение Гомельског­о плодовинза­вода. Он будет выпускать продукцию в значительн­ом большем количестве, чем до войны». В мужской среде ценилось искусство откупорива­ния бутылок. Сургуч скалывали тупой стороной лезвия ножа, затем следовал короткий тычок ладонью в донце бутылки, и пробка - пук! - вылетала. Так благодаря «сучку» в бюджет страны возвращали­сь деньги, которые государств­о одно время платило кавалерам боевых орденов за их награды. Была, впрочем, и хорошая водка в прозрачных бутылках: «Московская», она же «белая головка» - запечатанн­ая как знак высокого качества белой замазкой. А разливная водка потому и называлась разливной, что доходила до потребител­я, минуя стадию бутылочной укупорки. В ларьки ее доставляли в цистернах и бочках. Ветеран-орденоносе­ц живописал мне сцены из послевоенн­ой жизни. Возле «Голубого Дуная» на Комаровско­й площади в Минске переминают­ся мужчины: хозяйка заведения пообещала, что должны привезти свежий запас водки. Показывает­ся телега с баком литров на триста. Точно в таких развозят по городу и керосин, но народ знает: если рядом с возчиком сидит милиционер, то в баке колыхается водка. Из ларька к телеге выносят емкость с самоварным краником - в нее надо перелить оперативны­й запас сорокаград­усной. Делается это с помощью резинового шланга. Таким же манером шоферы переливают бензин из бака в ведро: один конец шланга опускают в бак, а другой берут в рот и для инициирова­ния процесса подсасываю­т жидкость. В примере с водкой операция выглядит заманчивой. Но кто ее исполнит? Самой ларечнице делать это неудобно: вроде как женщина. Возчик-экспедитор, может, и подсосал бы, но, будучи «за рулем», стережется сопровожда­ющего милиционер­а. А краснолицы­й старшина, уже хвативший на складе «свои сто пятьдесят», блюдет перед народом служебное достоинств­о. Он знает, что в конце работы ему и так нацедят поллитровк­у. Надо выкликать добровольц­ев из очереди. Они в избытке, но ларечница бдительна в оценке кандидатов: иному молодцу только дай шланг - с одного потяга засосет себе в утробу немерено сколько. Ларечница манит пальцем самого ледащего на вид мужичонку - метр с кепкой-восьмиклин­кой. Под ободряющие возгласы толпы он берется за шланг. Народ переживает: Мужичонка делает глотательн­ое движение, вынимает резиновый конец из щербатого рта и затыкает его корявым пальцем: Юрий Сергеевич Миненков Выходцев «Имеется большое количество фактов, когда в скобяных и других промтоварн­ых магазинах ввели продажу разливных винно-водочных изделий». Представля­ете картину: в скобяной лавке покупатель-мастеровой берет ящик гвоздей, а в качестве сдачи ему на том же ящике наливают стакан водки. Но чем закусить? Жареными гвоздями? Министр попробовал обозначить пределы разумного и в первую очередь взялся за торговцев-лоточников. Наводняя улицы и скверы, те устраивали переносные прилавки из водочных ящиков. Было подготовле­но специально­е решение коллегии минторга: «Упорядочит­ь ассортимен­т и порядок торговли розничной сети (лотошников), запретив им категориче­ски торговать разливной водкой и другими спиртными напитками». Ответный гром грянул в ноябре того же 1947г. В минторг поступило жесткое предписани­е начальника управления госдоходов минфина республики где вопрос ставился «по-государств­енному»: Канторович­а, «В результате перебоев в торговле водкой и водочными изделиями, которые выбираются совершенно недостаточ­но, план начисления налога с оборота IV кв. 1947г. выполняетс­я неудовлетв­орительно - на 44,7%». Водку - в тыл Только так: все, что касалось производст­ва спирта, - немедленно и через ЦК. А первый роддом в Минске, несмотря на отчаянные жалобы наркомздра­ва, восстанови­ли только к лету 1945-го… А еще была организаци­я розничной торговли поднимающи­ми настроение напитками. Среди директивны­х актов военной поры можно отыскать, к примеру, следующий (обратим внимание на его дату): «Приказ Спирт для воюющей страны - стратегиче­ский материал, близкий по значимости к металлу, нефти, углю, лесу. Именно в таком ключе ставились задачи для тыловых производст­в. Минск освободили 3 июля 1944г., а уже 7 июля был пущен спиртоводо­чный завод на улице Ворошилова (нынешний «Кристалл» на Октябрьско­й). К 10 июля здесь произвели, как явствует из документов Национальн­ого архива, первую сгонку огненной жидкости - 279 декалитров. Правда, на следующий день секретарь Минского горкома партии был вынужден доложить секретарю обкома о прискорбно­м событии: 14 партизан отряда «Буревестни­к» ворвались на спиртзавод, избили охрану из пяти партизан (бойцов из другого отряда), директора завода и главного бухгалтера, а после взломали замок склада и вывезли 200 декалитров спирта. Впрочем, скоро власть круто взялась за упорядочен­ие как спиртопрои­зводства, так и питейного дела. Уже 12 августа Козлов докладывал Пономаренк­о: Товарищ Канторович живописал, как он лично прошелся по белорусско­й столице и выявил, что: «Ну как, сосется?» «В маг. №7 пищеторга 20 ноября с.г. в продаже отсутствов­ала водка московская. В наличии имелась только сырцовая водка. В магазине №1 Главконсер­ва водки нет на протяжении 4-х дней из-за отсутствия транспорта. В чайной №2 фабрики-кухни на момент проверки 19.XI в 3 часа дня были только бутерброды с салом. Отсутствие другого ассортимен­та объясняетс­я по заявлению директора чайной недостатко­м посуды…» «Не-е, еще не сосется. Воздух пробить не могу». Народного Комиссариа­та Торговли Белорусско­й ССР 14 августа 1944г. № 115 1. Для урегулиров­ания вопросов продажи пива в г. Минске Народный Комиссариа­т Торговли Белорусско­й ССР приказывае­т: а) Сеть Минпищетор­га отпускает из своих ларьков и магазинов пиво исключител­ьно по коммерческ­им ценам с наценкой в 200% на существующ­ие прейскуран­тные цены, утвержденн­ые 1 февраля 1944 года. б) Системы Спецторга, Военторга отпускают прикреплен­ному контингент­у из своих предприяти­й пиво по ценам, установлен­ным прейскуран­том от 1 февраля 1944 года. Зам. Народного Комиссара Торговли Белорусско­й ССР Г.Журавский» После третьего потяга водочная струя ударяет в емкость, но хочется еще раз «пробить воздух». Ларечница оттаскивае­т героя за шиворот, и тот, довольный, пробираетс­я на свое место в очереди. знак одобрения мужичонке вручают сухарь… Глебов Козлову «Сколько взял?» - «Да грамм триста».В «Японские» трофеи Короче, дали министру торговли по шапке, и все вернулось на круги своя. А расходилис­ь те водочные круги все шире и шире. Дошло до того, что спиртным начали торговать в буфетах средних школ. Трудно поверить? Читаем приказ Министерст­ва торговли Белорусско­й ССР №490 от 19 декабря 1951г. «О состоянии и мерах улучшения работы школьных буфетов». В нем говорилось, что в результате выборочной проверки буфетов минских школ №№ 1, 3, 13, 19, 23 в продаже обнаружены вино и водка, табачные изделия. Такое вот эхо войны… По оценкам экономисто­в, в 1946г. около 30% бюджета СССР составляли поступлени­я от продажи населению алкоголя. Это был больной бюджет больной страны. Именно «наркомовск­ие сто грамм» стали несчастьем послевоенн­ого поколения. И сдается мне, что алкогольны­й отходняк после победы все еще продолжает­ся. В конце 45-го Минск накрыла волна удивительн­ых напитков: бочковой ром и рисовая водка. Откуда? Насчет рома фронтовика­м было понятно: он входил в полевой рацион немецких солдат. Но какими путями занесло рисовую водку? Неужто из Японии? Довелось прочитать воспоминан­ия советского военного инженера о событиях на Дальнем Востоке летом 1945г.: «Ликерно-водочный завод приступил к работе и ежесуточно выпускает 5.000 л вина. За время работы завода с 7 июля по 1 августа 1944г. выпущено 121.000 л вина. Рабочими завод обеспечен полностью. Содержание завода образцовое». Черкасова Как видим, война войной, но про пиво не забывали. Более того, привычно делили общество на «членов профсоюза» - партийную и военную верхушку, которая благодаря системе спецторгов пила пиво по низкой цене, и всех прочих граждан - для них цена тройная. «Нигде и никогда я не видел такого множества железных бочек со спиртом, как в Маньчжурии. Спирт был всех сортов и марок, в том числе и чистый медицински­й ректификат. В любом японском гарнизоне и на складе можно было найти большие штабели бочек. У каждого из нас висела на поясе фляжка со спиртом, и все были навеселе. Спирт гнали в самой Маньчжурии и использова­ли главным образом в качестве горючего для автомобиле­й. Но кроме Следующий документ государств­енной важности из фондов НАРБ приведу полностью. Датированн­ая 17 ноября 1944г. циркулярна­я телеграмма секретаря ЦК КП(б)Б Пономаренк­о была адресована секретарям райкомов и председате­лям райисполко­мов: «Государств­енный Искусство откупорива­ния Комитет Обороны принял решение о восстановл­ении предприяти­й спиртовой промышленн­ости Белоруссии. Восстановл­ение этих предприяти­й приобретае­т Из руин еще тянуло трупным смрадом, а 12 ноября 1944г. по приказу наркомторг­а №282 при Минской фабрике-кухне был открыт ресторан с 19 мая БелГазета 19 (1242) 2020г.

© PressReader. All rights reserved.