В ПОД­ПО­ЛЬЕ…

«В по­след­ний час пи­шу вам. Вид­но, моя та­кая судь­ба, что­бы уме­реть от пу­ли, ма­ма, па­па, Ва­ля, То­ня, Лида, Ни­на, Же­ня, Во­ло­дя, Ар­ка­дий, Са­ша… При­вет в пред­смерт­ный час всем род­ным и зна­ко­мым. 2 июня 1942. Бо­ро­дин Ти­мо­фей Степ.» И ад­рес сбо­ку: Го­мель, Пле­хан

Belorusskaya Voyennaya Gazeta - - ПАМЯТЬ - РА­И­СА БО­РО­ДИ­НА, Санкт-пе­тер­бург

Это пись­мо — крик вой­ны. Невоз­мож­но без слез чи­тать его и пред­став­лять, что маль­чиш­ки за­сло­ня­ли со­бой стра­ну. Ти­мо­фей по­гиб за два ме­ся­ца до сво­е­го 25-ле­тия. По­чти год — 10 ме­ся­цев — он ру­ко­во­дил под­по­льем. О сво­ем бра­те-под­поль­щи­ке и его груп­пе я и хо­чу рас­ска­зать.

24 июня 1941 го­да Го­мель­ский гор­ком пар­тии в со­от­вет­ствии с ди­рек­ти­ва­ми ЦК КП( б) Бе­ло­рус­сии на­чал фор­ми­ро­вать ис­тре­би­тель­ные ба­та­льо­ны и от­ря­ды са­мо­обо­ро­ны, в первую оче­редь из пар­тий­ных и ком­со­моль­ских ак­ти­ви­стов, для борь­бы с ди­вер­сан­та­ми. Огром­ное ко­ли­че­ство доб­ро­воль­цев при­шло за­пи­сы­вать­ся в соз­да­ва­е­мые от­ря­ды. В том чис­ле — и вче­раш­ние школь­ни­ки, ко­то­рые на­ка­нуне на вы­пуск­ных ве­че­рах по­лу­чи­ли ат­те­ста­ты зре­ло­сти.

Од­ним из этих вы­пуск­ни­ков был мой брат Петр Бо­ро­дин. Он рас­ска­зы­вал: «Вин­тов­ки нам да­ли и по­сла­ли охра­нять элек­тро­стан­цию. Пре­ду­пре­ди­ли: не стре­лять в са­мо­ле­ты, что­бы не при­вле­кать вни­ма­ния. Вы­пол­ня­ли «про­че­сы­ва­ния». Вско­ре в рай­оне се­ла Во­ло­то­во за­дер­жа­ли во­семь па­ра­шю­ти­стов и око­ло се­ла Крас­ное еще трех. Чет­ве­ро из них бы­ли пе­ре­оде­ты в фор­му ко­ман­ди­ров Крас­ной Ар­мии и име­ли за­да­ния на­прав­лять под­раз­де­ле­ния на­шей ар­мии на лож­ные маршруты. По­доб­ных за­дер­жа­ний по­том бы­ло мно­го».

Са­мая боль­шая ор­га­ни­за­ция го­мель­ско­го пар­тий­но­го под­по­лья на­счи­ты­ва­ла 28 че­ло­век, ее ру­ко­во­ди­те­лем был мой 24-лет­ний брат Ти­мо­фей Сте­па­но­вич Бо­ро­дин. В го­ро­де ра­бо­та­ло око­ло 50 раз­ных под­поль­ных групп: ор­га­ни­за­ция из 23 че­ло­век па­ро­во­зо­ва­го­но­ре­монт­но­го за­во­да, связ­ные с пар­ти­зан­ски­ми от­ря­да­ми, раз­вед­груп­па « Ро­ди­на » , груп­пы во­ен­ной раз­вед­ки «Гром», «Мак», «Му­зы­кант»… Го­мель встал на борь­бу с фа­ши­ста­ми. Под­поль­щи­ки раз­вер­ну- ли мас­со­во-по­ли­ти­че­скую ра­бо­ту сре­ди на­се­ле­ния и при­сту­пи­ли к ди­вер­си­ям.

Ти­мо­фей Бо­ро­дин — вы­пуск­ник Мос­ков­ско­го по­ли­гра­фи­че­ско­го ин­сти­ту­та — устро­ил­ся ра­бо­тать на немец­кую пе­чат­ную фаб­ри­ку и по­лу­чил та­ким об­ра­зом воз­мож­ность легально ве­сти ан­ти­фа­шист­скую ра­бо­ту. Он тай­но пе­ча­тал ли­стов­ки и об­ра­ще­ния под­поль­но­го гор­ко­ма пар­тии к на­ро­ду, в ко­то­рых рас­ска­зы­ва­лась прав­да о борь­бе с фа­ши­ста­ми и зву­ча­ли при­зы­вы мстить вра­гу. Кро­ме то­го, на фаб­ри­ке под­поль­щи­ки ста­ли де­лать пе­ча­ти, про­пус­ки и удо­сто­ве­ре­ния, ко­то­рые с на­деж­ны­ми людь­ми пе­ре­да­ва­лись во­ен­но­плен­ным.

Бра­ту в этом по­мо­гал Ро­ман Ти­мо­фе­ен­ко, ко­то­рый стал ре­дак­то­ром пат­ри­о­ти­че­ской про­дук­ции. Бо­ро­дин и Ти­мо­фе­ен­ко зна­ли ад­ре­са и па­ро­ли явоч­ных квар­тир. Сест­ры Бо­ро­ди- на — То­ня и Лида — устро­и­лись прач­ка­ми в немец­кий гос­пи­таль. Они вы­но­си­ли от­ту­да ме­ди­ка­мен­ты, пе­ре­вя­зоч­ные ма­те­ри­а­лы, ко­то­рые пе­ре­да­ва­ли пар­ти­за­нам. Чле­ны груп­пы Бо­ро­ди­на про­во­ди­ли огром­ную ра­бо­ту по спа­се­нию на­ших во­ен­но­плен­ных, на­хо­див­ших­ся за ко­лю­чей про­во­ло­кой в фа­шист­ском ла­ге­ре «Ду­лаг-21». Рис­куя жиз­нью, при­но­си­ли плен­ным еду, ме­ди­ка­мен­ты, до­ку­мен­ты, одеж­ду и ли­стов­ки, ор­га­ни­зо­вы­ва­ли по­бе­ги. Прак­ти­че­ски еже­днев­но уда­ва­лось осво­бо­дить от 5 до 16 че­ло­век. Мно­гие из них поз­же вхо­ди­ли в под­поль­ные груп­пы Го­ме­ля или ухо­ди­ли в пар­ти­зан­ские от­ря­ды. Пер­вые со­об­ще­ния о со­про­тив­ле­нии в Го­ме­ле под­поль­ный гор­ком пар­тии по­лу­чил от груп­пы Бо­ро­ди­на. На фаб­ри­ке «По­ле­с­пе­чать» на­ря­ду с немец­ки­ми объ­яв­ле­ни­я­ми пе­ча­та­лись ли­стов­ки с при­зы­ва­ми иг­но­ри­ро­вать рас­по­ря­же­ния нем­цев, не со­труд­ни­чать с ок­ку­пан­та­ми. В сен­тяб­ре со­рок пер­во­го по­яви­лись ли­стов­ки со сло­ва­ми «Смерть немец­ким ок­ку­пан­там!». Их рас­кле­и­ла сест­ра Ти­мо­фея — Ан­то­ни­на Бо­ро­ди­на. Груп­пе Ти­мо­фея Бо­ро­ди­на бы­ло да­но задание взо­рвать эле­ва­тор, склад с го­рю­чим, элек­тро­стан­цию…

Уже в сен­тяб­ре со­рок пер­во­го гор­ком пар­тии при­нял ре­ше­ние на­зна­чить Бо­ро­ди­на ру­ко­во­ди­те­лем опе­ра­тив­но­го цен­тра. И в ок­тяб­ре то­го же го­да под­поль­щи­ки ор­га­ни­зо­ва­ли круп­ней­шую ди­вер­сию — взо­рва­ли немец­кую ма­стер­скую по ре­мон­ту тан­ков. За­тем был взо­рван склад с го­рю­чим в Но­во­бе­ли­це. В кон­це ок­тя- бря на кон­спи­ра­тив­ной квар­ти­ре по ад­ре­су ули­ца Пле­ха­но­ва, 46 ( квар­ти­ра Ти­мо­фея Бо­ро­ди­на) под­поль­щи­ки из­го­то­ви­ли ми­ны за­мед­лен­но­го дей­ствия. Че­рез офи­ци­ант­ку ре­сто­ра­на, рас­по­ло­жен­но­го на ули­це Со­вет­ской, 42, ста­ло из­вест­но, что там со­бе­рут­ся офи­це­ры ты­ло­вых ча­стей. Пе­ре­одев­шись в фор­му немец­ко­го офи­це­ра, под­поль­щик Ши­лов за­шел в ре­сто­ран и оста­вил там ми­ну. В 23.00 ми­на сра­бо­та­ла.

Во вре­мя со­бра­ния под­поль­ной груп­пы в мае 1942-го в до­ме № 14 на ули­це Ко­мис­са­ро­ва в Го­ме­ле под­поль­щи­ки бы­ли схва­че­ны нем­ца­ми. Из до­не­се­ний аб­вер­ко­ман­ды из­вест­но, что в это же вре­мя бы­ло аре­сто­ва­но еще 63 под­поль­щи­ка. В ге­ста­пов­ских за­стен­ках их под­верг­ли же­сто­ким пыт­кам. 20 июня 1942 го­да Ти­мо­фей Бо­ро­дин и еще несколь­ко под­поль­щи­ков бы­ли вы­ве­зе­ны в Ле­щи­нец и рас­стре­ля­ны. Всех сбро­си­ли в об­щую мо­ги­лу. Толь­ко по­сле вой­ны те­ла пат­ри­о­тов бы­ли пе­ре­за­хо­ро­не­ны в Го­ме­ле. Смерть Ти­мо­фея Бо­ро­ди­на оста­но­ви­ла де­я­тель­ность под­поль­но­го цен­тра. Но борь­ба с ок­ку­пан­та­ми все же про­дол­жи­лась.

За час до каз­ни в фа­шист­ском за­стен­ке Ти­мо­фей Бо­ро­дин на­пи­сал пись­мо род­ным на окро­вав­лен­ном но­со­вом плат­ке… В 1965 го­ду ему бы­ло при­сво­е­но зва­ние Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за. Го­мель­чане пом­нят и чтят сво­их за­щит­ни­ков- под­поль­щи­ков. Есть в Го­ме­ле ули­ца Бо­ро­ди­на. На зда­нии фаб­ри­ки «По­ле­с­пе­чать» и на до­ме Бо­ро­ди­ных, где бы­ла кон­спи­ра­тив­ная явоч­ная квар­ти­ра, уста­нов­ле­ны ме­мо­ри­аль­ные дос­ки. Ме­мо­ри­аль­ная дос­ка есть и на зда­нии, где бы­ла немец­кая ти­по­гра­фия (на­про­тив тюрь­мы), Ти­мо­фей Бо­ро­дин пе­ча­тал там до­ку­мен­ты для под­поль­щи­ков и ли­стов­ки. В па­мять о ге­ро­ях уста­нов­лен ме­мо­ри­аль­ный ком­плекс в го­мель­ском пар­ке на бе­ре­гу ре­ки Сож. Мы пом­ним о них, мо­ло­дых ре­бя­тах, за­сло­нив­ших со­бой стра­ну!

Пред­смерт­ная за­пис­ка Ти­мо­фея Бородина на­пи­са­на в фа­шист­ском за­стен­ке на ок­ро­вав­лен­ном но­со­вом плат­ке за час до каз­ни 20.06.1942

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.