22 июня — День все­на­род­ной па­мя­ти жертв Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны

Belorusskaya Voyennaya Gazeta - - Титульный Лист - Ан­дрей Данилов, «Ва­яр»

ко­неч­но же, сло­во­со­че­та­ние «два­дцать вто­рое июня» — это це­лая все­лен­ная че­ло­ве­че­ских чувств. в нем ор­га­нич­но со­еди­ни­лись и скорбь (чис­ло погибших за 1.418 дней и но­чей той вой­ны со­вет­ских граж­дан до сих пор точ­но не из­вест­но…), и па­мять (в на­ших се­мей­ных ар­хи­вах бе­реж­но хра­нят­ся по­жел­тев­шие фо­то­гра­фии тех, кого за­бра­ла вой­на), и боль (сим­во­ла­ми ее вы­сят­ся на на­шей зем­ле обе­лис­ки и памятники), и гнев (эти ско­ты в гит­ле­ров­ских га­ли­фе уби­ва­ли жен­щин и де­тей!), и до­са­да (не все на той войне сде­ла­ли пра­виль­но, по уму на­ши во­е­на­чаль­ни­ки), и огром­ная бла­го­дар­ность всем со­вет­ским лю­дям, вы­нес­шим ту вой­ну с ее тра­ги­че­ским ле­том 1941-го на сво­их пле­чах…

Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная бы­ла ча­стью дру­гой вой­ны — Вто­рой ми­ро­вой. А это зна­чит, что дол­гих шесть лет, с сен­тяб­ря 1939-го по сен­тябрь 1945 го­да, по­то­ки кро­ви и ре­ки слез за­ли­ва­ли всю пла­не­ту. И ес­ли бы на­ши де­ды и пра­де­ды, ба­буш­ки и пра­ба­буш­ки не вы­сто­я­ли под Моск­вой и Ста­лин­гра­дом, под Кур­ском и под Ле­нин­гра­дом, весь мир мог ока­зать­ся во вла­сти лю­до­едов. Вот и вы­хо­дит, что имен­но наш Не­из­вест­ный сол­дат сра­жал­ся и по­ги­бал за об­ще­ми­ро­вые цен­но­сти! И имен­но его По­бе­да над пол­чи­ща­ми «ци­ви­ли­зо­ван­ных кан­ни­ба­лов» спас­ла че­ло­ве­че­ство от уни­что­же­ния.

А для нас эта страш­ная бит­ва с об­ще­ми­ро­вым злом на­ча­лась 22 июня про­кля­то­го и ге­ро­и­че­ско­го 1941 го­да.

Имен­но в Бе­ла­ру­си немец­кие вой­ска на­нес­ли Крас­ной Ар­мии страш­ный, по­чти смер­тель­ный удар. Имен­но на на­ших по­лях по­гиб­ли и по­па­ли в чу­до­вищ­ный ад фа­шист­ско­го пле­на сот­ни ты­сяч крас­но­ар­мей­цев, ко­ман­ди­ров и по­лит­ра­бот­ни­ков, ты­ся­чи ста­ри­ков, жен­щин и де­тей.

И так ве­ли­ка бы­ла си­ла это­го пер­во­го вра­же­ско­го уда­ра, что сле­ды его мы на­хо­дим на на­шей зем­ле до сих пор, спу­стя 77 лет. Вду­май­ся, чи­та­тель, вник­ни и осо­знай: се­го­дня и сей­час бе­ло­рус­ские сол­да­ты-по­ис­ко­ви­ки на­хо­дят тех, кто без­вест­но сги­нул в то страш­ное ле­то! И, как счи­та­ют спе­ци­а­ли­сты, кон­ца-краю этим скорб­ным по­ис­кам не ви­дать… А ведь все зна­ют, что ни од­на вой­на не мо­жет счи­тать­ся окон­чен­ной, по­ка не упо­ко­ит­ся с ми­ром прах ее по­след­не­го сол­да­та.

Вот и за­ду­май­ся об этом еще раз, друг­чи­та­тель…

Этот день до сих пор вы­зы­ва­ет це­лый ряд во­про­сов, ответы на ко­то­рые му­чи­тель­но ищут пи­о­не­ры и уче­ные-ис­то­ри­ки, ли­те­ра­то­ры и по­эты, во­ен­ные и по­ли­ти­ки. Мож­но ли бы­ло то­гда из­бе­жать вой­ны? Как по­лу­чи­лось, что Крас­ная Ар­мия не смог­ла от­ра­зить пер­вый удар агрес­со­ра? Ка­кие ре­ше­ния, при­ня­тые в тот день, бы­ли пра­виль­ны­ми, а ка­кие нет? И что необ­хо­ди­мо сде­лать, что­бы то кош­мар­ное ле­то боль­ше ни­ко­гда не по­вто­ри­лось?..

Спо­ры и стра­сти во­круг это­го лет­не­го дня 1941-го не ути­ха­ют до сих пор. Ведь, как из­вест­но, каж­дый мнит се­бя стра­те­гом, ви­дя бой со сто­ро­ны. Вот и зву­чат об­ви­не­ния в ад­рес Ста­ли­на, Жу­ко­ва, Пав­ло­ва и про­чих на­чаль­ни­ков: де­скать, то не преду­смот­ре­ли, это не про­ду­ма­ли, там дров на­ло­ма­ли… Эх, вот ес­ли бы они (а еще — Ива­нов, Петров, Си­до­ров…) сде­ла­ли бы вот так, а по­том вот этак, фа­шист ни в жисть до Вол­ги не до­шел бы!

Очень, очень пло­хо, что мно­гие до­ку­мен­ты той страш­ной эпо­хи ли­бо по­гиб­ли (бу­ма­ги по­рой уми­ра­ют, как лю­ди, — уно­ся с со­бой це­лый мир), ли­бо про­па­ли без ве­сти (опять же как лю­ди!), ли­бо до сих пор та­ят­ся на стел­ла­жах ар­хи­вов, слов­но сол­да­ты спец­на­за в за­са­де.

Но сей­час от­сут­ствие до­сто­вер­ных сви­де­тельств о тех днях по­рож­да­ет чу­до­вищ­ные до­мыс­лы, страш­ные ми­фы, об­ви­не­ния со­вет­ских ру­ко­во­ди­те­лей в тяг­чай­ших пре­ступ­ле­ни­ях. При­чем ди­ван­ные «стра­те­ги», на­чав нис­про­вер­гать со­вет­ских на­чаль­ни­ков, как пра­ви­ло, оста­но­вить­ся уже не мо­гут. И вот уже тан­ки на­ши ни­ку­да не го­дят­ся, и са­мо­ле­ты пло­хи, и ко­ман­ди­ры лап­тем щи хле­ба­ют…

Так рож­да­ют­ся фаль­си­фи­ци­ро­ван­ные вер­сии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. Под­черк­ну: рож­да­ют­ся они не столь­ко со зла, сколь­ко по глу­по­сти, от непо­ни­ма­ния то­го, что об­ру­ши­лось на на­шу об­щую то­гда стра­ну июнь­ским утром 1941 го­да.

…Я бы мно­гое от­дал за то, что­бы спа­си­тель­ное Вре­мя, луч­ший це­ли­тель и вра­че­ва­тель, унес­ло из на­шей па­мя­ти все скорб­ные да­ты и со­бы­тия. Но эта да­та — 22 июня про­кля­то­го го­да — долж­на остать­ся в па­мя­ти на­ро­да на­все­гда.

Остать­ся, что­бы ни­ко­гда боль­ше не по­вто­рить­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.