Опе­ра­ция «Ба­гра­ти­он» — об­ра­зец во­ен­ной стра­те­гии и опе­ра­тив­но­го ис­кус­ства.

Мин­ская на­сту­па­тель­ная опе­ра­ция

Belorusskaya Voyennaya Gazeta - - Титульный Лист - Кон­стан­тин Зай­цев

В ночь на 28 июня 1944 го­да в Став­ку Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­до­ва­ния по­сту­пи­ла сек­рет­ная ра­дио­грам­ма: «Ко­ман­ду­ю­щий груп­пой ар­мий «Центр» фельд­мар­шал Эрнст Буш сроч­но вы­ле­тел в Бер­лин». Пе­ре­ме­ще­ния выс­ше­го немец­ко­го ру­ко­вод­ства со­вет­ская раз­вед­ка от­сле­жи­ва­ла и ра­нее, но еще ни­ко­гда об этом не до­кла­ды­ва­ли лич­но Ста­ли­ну. При­чи­на столь при­сталь­но­го вни­ма­ния к пер­соне фельд­мар­ша­ла бы­ла из­вест­на толь­ко уз­ко­му кру­гу лиц. Офи­ци­аль­но ее озву­чат толь­ко по­сле опе­ра­ции «Ба­гра­ти­он».

В это вре­мя удар­ные ча­сти 3-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та с бо­я­ми вы­шли к Бе­ре­зине, охва­ты­вая про­тив­ни­ка с се­ве­ра. Вой­ска 2-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та тес­ни­ли ча­сти вер­мах­та с во­сто­ка. 1-й Бе­ло­рус­ский фронт, гро­мя нем­цев в юж­ном кры­ле, вы­шел на ру­беж Свис­лочь — Оси­по­ви­чи — Ста­рые До­ро­ги. 1-й При­бал­тий­ский фронт вкли­нил­ся в стык меж­ду груп­па­ми ар­мий «Центр» и «Се­вер» с за­да­чей не до­пу­стить сли­я­ния сил вер­мах­та для контр­на­ступ­ле­ния во фланг со­вет­ских войск с се­ве­ра. Крас­ная Ар­мия го­то­ви­лась к ре­ши­тель­но­му брос­ку к сто­ли­це Бе­ла­ру­си — го­ро­ду Мин­ску.

— Опе­ра­ция «Ба­гра­ти­он» до сих пор яв­ля­ет­ся об­раз­цом во­ен­ной стра­те­гии и опе­ра­тив­но­го ис­кус­ства. Не­слу­чай­но ее до сих пор изу­ча­ют в во­ен­ных учеб­ных за­ве­де­ни­ях,— рас­ска­зал во­ен­ный ис­то­рик Лео­нид Ка­ра­чун.— Она име­ет це­лый ряд осо­бен­но­стей. Во-пер­вых, впер­вые Крас­ная Ар­мия про­во­ди­ла на­сту­па­тель­ную операцию на глу­би­ну не на две­сти пять­де­сят ки­ло­мет­ров, как это бы­ло ра­нее, а на все пять­сот. Фак­ти­че­ски од­ним брос­ком пред­сто­я­ло осво­бо­дить Бе­ла­русь. Во-вто­рых, с уче­том преды­ду­ще­го опы­та бо­е­вых дей­ствий кар­ди­наль­но транс­фор­ми­ро­ва­лась си­сте­ма ты­ло­во­го обес­пе­че­ния. На­ка­нуне на­ступ­ле­ния бы­ли со­зда­ны на­столь­ко вну­ши­тель­ные за­па­сы ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ских средств, что мож­но бы­ло во­ору­жить це­лую ар­мию. В-тре­тьих, Бе­ло­рус­ская опе­ра­ция име­ла по­ли­ти­че­ский под­текст. Это был сво­е­го ро­да ре­ванш за 1941 год. Вер­мах­ту по­на­до­би­лось боль­ше двух ме­ся­цев, что­бы за­хва­тить Бе­ла­русь, в 1944 го­ду Ставка пла­ни­ро­ва­ла сде­лать это за ме­сяц. Клю­че­вым эле­мен­том опе­ра­ции долж­но бы­ло стать осво­бож­де­ние Мин­ска.

Имен­но по­это­му и от­пра­вил­ся в Бер­лин фельд­мар­шал Буш. Про­ана­ли­зи­ро­вав ход бо­е­вых дей­ствий, он пер­вым до­га­дал­ся об ис­тин­ном за­мыс­ле опе­ра­ции Крас­ной Ар­мии. А по­то­му на­ста­и­вал на немед­лен­ном от­во­де войск от Мин­ска и со­зда­нии но­во­го обо­ро­ни­тель­но­го ру­бе­жа в рай­оне ли­нии Ста­ли­на — мощ­но­го ру­бе­жа, по­стро­ен­но­го со­вет­ски­ми вой­ска­ми еще в 1930-е го­ды. Он да­же пред­ста­вил про­ект пла­на, как впи­сать мно­го­чис­лен­ные до­ты и ар­тил­ле­рий­ские по­лу­ка­по­ни­ры в об­щую си­сте­му обо­ро­ны. Из вос­по­ми­на­ний ко­ман­ду­ю­ще­го груп­пой ар­мий «Центр» фельд­мар­ша­ла Эрн­ста Бу­ша:

«Речь не шла о со­хра­не­нии кон­тро­ля над за­хва­чен­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми, ко­то­рые фю­рер уже успел на­звать ис­кон­но немец­ки­ми. Тре­бо­ва­лось при­нять сроч­ные ме­ры для со­хра­не­ния остат­ков сил груп­пы ар­мий «Центр». Опе­ра­тив­ный от­вод войск от Мин­ска дол­жен был при­ве­сти к то­му, что схо­дя­щи­е­ся уда­ры со­вет­ских фрон­тов при­шлись бы в пу­сто­ту».

Под «пу­сто­той» Буш под­ра­зу­ме­вал несколь­ко ди­ви­зий, бро­шен­ных по­ги­бать в арьер­гар­де. Де­сять ты­сяч че­ло­век, по его мне­нию, — неболь­шая це­на, что­бы со­хра­нить це­лую груп­пу ар­мий. Ско­рее все­го, ста­ре­ю­щий ше­сти­де­ся­ти­лет­ний Буш ста­рал­ся со­хра­нить долж­ность. Ра­ди это­го он был го­тов по­жерт­во­вать чем угод­но. Од­на­ко все по­ту­ги фельд­мар­ша­ла ока­за­лись на­прас­ны. В ком­на­ту для со­ве­ща­ний его да­же не при­гла­си­ли. По­ка са­мо­лет Бу­ша был в воз­ду­хе, Гит­лер под­пи­сал при­каз об от­стра­не­нии его от долж­но­сти. Его ме­сто за­нял фельд­мар­шал Валь­тер Мо­дель.

— У Мо­де­ля бы­ло про­зви­ще «по­жар­ный Гит­ле­ра». Его бро­са­ли на са­мые слож­ные участ­ки фрон­та, на­при­мер, как это бы­ло с Геор­ги­ем Жу­ко­вым или Кон­стан­ти­ном Ро­кос­сов­ским. Но па­ра­докс за­клю­чал­ся в том, что, в от­ли­чие от со­вет­ских пол­ко­вод­цев, он не вы­иг­рал ни од­но­го круп­но­го сра­же­ния. Бо­лее то­го, он еще боль­ше усу­губ­лял си­ту­а­цию на фрон­те, — рас­ска­зал Лео­нид Ка­ра­чун. — При каж­дом но­вом на­зна­че­нии Мо­дель вы­тор­го­вы­вал для се­бя круп­ные ре­зер­вы, а за­тем, поль­зу­ясь осо­бым рас­по­ло­же­ни­ем Гит­ле­ра, стя­ги­вал под свое ко­ман­до­ва­ние са­мые бое­спо­соб­ные си­лы с со­сед­них участ­ков фрон­та. В об­ра­зо­вав­шу­ю­ся брешь устрем­ля­лись ча­сти Крас­ной Ар­мии, гро­мя вой­ска, глу­бо­ко вкли­ни­ва­лись в немец­кую обо­ро­ну. Но на участ­ке Мо­де­ля все бы­ло хо­ро­шо. В ре­зуль­та­те на об­щем фоне он вы­гля­дел ма­сте­ром обо­ро­ны. В опе­ра­ции «Ба­гра­ти­он» Мо­дель дол­жен был сам при­ни­мать ре­ше­ния. При­чем взять до­пол­ни­тель­ные си­лы бы­ло негде.

Воз­мож­но, при­быв в Бе­ла­русь при­ни­мать де­ла и долж­ность, Мо­дель не раз по­жа­лел о но­вом на­зна­че­нии. «Пла­но­мер­ный», как го­во­ри­ли в немец­ком Ге­не­раль­ном шта­бе, от­вод войск ско­рее на­по­ми­нал бег­ство. Из до­кла­да ко­ман­ди­ра раз­ве­ды­ва­тель­ной груп­пы стар­ше­го лей­те­нан­та Иг­на­та Са­ве­лье­ва:

«До­ро­ги бы­ли за­би­ты людь­ми и тех­ни­кой. Сло­мав­ши­е­ся по пу­ти бро­не­транс­пор­те­ры и ав­то­мо­би­ли тан­ка­ми про­сто стал­ки­ва­ли на обо­чи­ну. На пе­ре­крест­ках во­об­ще тво­рил­ся ха­ос. Сиг­на­лы ре­гу­ли­ров­щи­ков ни­кто не вы­пол­нял. Каж­дый стре­мил­ся как мож­но быст­рее убрать­ся по­даль­ше от ли­нии фрон­та. От мно­го­чис­лен­ных уда­ров на­шей авиа­ции до­ро­ги бы­ли усы­па­ны уби­ты­ми и ра­не­ны­ми. Их ни­кто не со­би­рал. И мерт­вых, и жи­вых про­сто от­тас­ки­ва­ли в ку­сты. Пе­ре­одев­шись в немец­кую фор­му, мы смог­ли до­брать­ся до Бо­ри­со­ва. Даль­ше про­ник­нуть не уда­лось. В филь­тра­ци­он­ных зо­нах всех про­ве­ря­ли вой­ска СС».

Под Бо­ри­со­вом по кру­то­му бе­ре­гу Бе­ре­зи­ны Мо­дель ор­га­ни­зо­вал но­вый обо­ро­ни­тель­ный ру­беж. Он рас­счи­ты­вал на вре­мя оста­но­вить со­вет­ские вой­ска, что­бы до­ждать­ся обе­щан­но­го под­креп­ле­ния. В мно­го­чис­лен­ных ка­по­ни­рах за­ня­ли ог­не­вые по­зи­ции са­мо­ход­ные ору­дия, тан­ки, рас­че­ты про­ти­во­тан­ко­вых гра­на­то­ме­тов «пан­цер­фа­уст». Из про­то­ко­ла до­про­са ря­до­во­го От­то Висмар­та:

«Нам ска­за­ли, что нуж­но лю­бой це­ной от­сечь бро­не­тех­ни­ку. Без нее яко­бы пе­хо­та на­ступ­ле­ние раз­ви­вать не ста­нет. В это ве­ри­лось с тру­дом, но дру­го­го вы­хо­да у нас не бы­ло. Сза­ди сто­я­ли за­гра­ди­тель­ные от­ря­ды СС. Они рас­стре­ли­ва­ли лю­бо­го, кто остав­лял по­зи­цию».

В со­от­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми Став­ки ВГК ко­ман­ду­ю­щий вой­ска­ми 3-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та ре­шил глав­ный удар на­не­сти си­ла­ми 11-й гвар­дей­ской и 31-й ар­мий, 5-й гвар­дей­ской тан­ко­вой ар­мии и 2-го гвар­дей­ско­го тан­ко­во­го кор­пу­са с за­да­чей в те­че­ние 30 июня — 1 июля фор­си­ро­вать Бе­ре­зи­ну и к ис­хо­ду 2 июля овла­деть Мин­ском. Для на­ступ­ле­ния непо­сред­ствен­но на сто­ли­цу Бе­ло­рус­ской ССР пред­на­зна­ча­лись 5-я гвар­дей­ская тан­ко­вая ар­мия и 31-я ар­мия с 2-м гвар­дей­ским тан­ко­вым кор­пу­сом.

29 июня вой­ска 3-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та вы­шли к ре­ке Бе­ре­зи­на. Их за­да­ча — фор­си­ро­вать ре­ку и, об­хо­дя опор­ные пунк­ты гит­ле­ров­цев, раз­ви­вать стре­ми­тель­ное на­ступ­ле­ние на сто­ли­цу Бе­ло­рус­ской ССР. 29 июня пе­ре­до­вые от­ря­ды Крас­ной Ар­мии за­хва­ти­ли плац­дар­мы на за­пад­ном бе­ре­гу Бе­ре­зи­ны и на от­дель­ных участ­ках углу­би­лись в обо­ро­ну про­тив­ни­ка на 5–10 ки­ло­мет­ров. 30 июня ре­ку пе­ре­сек­ли ос­нов­ные си­лы фрон­та. В ночь на 1 июля вой­ска 11-й гвар­дей­ской ар­мии во вза­и­мо­дей­ствии с 5-й гвар­дей­ской тан­ко­вой и 31-й ар­ми­я­ми во­рва­лись в го­род Бо­ри­сов, очи­сти­ли его от про­тив­ни­ка и к ис­хо­ду дня про­дви­ну­лись к за­па­ду от Бе­ре­зи­ны на 16–30 км. В этот же день бы­ли осво­бож­де­ны Бе­гомль и Пле­ще­ни­цы.

Со­вет­ские вой­ска на­сту­па­ли стре­ми­тель­но — 30–40 ки­ло­мет­ров в сут­ки — и все бо­лее охва­ты­ва­ли немец­кие флан­ги, ско­вы­ва­ли, дро­би­ли и уни­что­жа­ли немец­кие ча­сти, не поз­во­ляя им ото­рвать­ся и быст­ро отой­ти на за­пад. С ты­ла по­сто­ян­но на­но­си­ли уда­ры пар­ти­за­ны. В небе дей­ство­ва­ла авиа­ция. Лет­чи­ки бом­би­ли немец­кие по­зи­ции, уни­что­жа­ли от­хо­дя­щие ко­лон­ны и ты­ло­вые ба­зы снаб­же­ния, от­се­ка­ли ре­зер­вы. Пи­ло­ты 4-й гвар­дей­ской бом­бар­ди­ро­воч­ной авиа­ци­он­ной ди­ви­зии про­из­во­ди­ли по 9–12 вы­ле­тов в день.

30 июня 1944 го­да вой­ска 1-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та взло­ма­ли силь­но укреп­лен­ный ру­беж обо­ро­ны про­тив­ни­ка и осво­бо­ди­ли го­род Слуцк.

По­тер­пев по­ра­же­ние на пра­вом и ле­вом кры­ле фрон­та под Бо­ри­со­вом и Слуц­ком, ко­ман­ду­ю­щий груп­пой ар­мий «Центр» фельд­мар­шал Валь­тер Мо­дель спеш­но стя­ги­вал вой­ска к Мин­ску, стре­мясь вы­ров­нять ли­нию фрон­та и не до­пу­стить окру­же­ния ди­ви­зий 4-й по­ле­вой ар­мии. На под­сту­пах к го­ро­ду за­ня­ли обо­ро­ну ча­сти ше­сти пе­хот­ных ди­ви­зий и по­ли­цей­ские пол­ки СС.

Ча­сти 3-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та пре­сле­до­ва­ли про­тив­ни­ка вдоль ав­то­стра­ды Бо­ри­сов — Минск. Сми­ная арьер­гар­ды, тан­ко­вые со­еди­не­ния пре­одо­ле­ли с бо­я­ми 60 ки­ло­мет­ров и 2 июля со­сре­до­то­чи­лись на во­сточ­ной окра­ине го­ро­да. Здесь нем­цы име­ли укреп­лен­ные уз­лы обо­ро­ны на ска­тах гос­под­ству­ю­щих вы­сот с раз­ви­той си­сте­мой ар­тил­ле­рий­ско­го и про­ти­во­тан­ко­во­го ог­ня. Из вос­по­ми­на­ний ко­ман­ди­ра 4‑й тан­ко­вой бри­га­ды пол­ков­ни­ка Оле­га Ло­си­ка:

«Ночной бой по­лу­чил­ся ко­рот­ким и ярост­ным. Гвар­дей­цы мет­ким ог­нем со­жгли пять тан­ков, по­да­ви­ли две ар­тил­ле­рий­ские ба­та­реи, уни­что­жи­ли око­ло 40 ав­то­тя­га­чей и до ба­та­льо­на жи­вой си­лы вра­га. Путь на Минск был открыт! Бы­ло уже око­ло по­лу­но­чи 2 июля 1944 го­да, ко­гда от­кры­лась за­ман­чи­вая пер­спек­ти­ва: на «пле­чах» раз­гром­лен­но­го про­тив­ни­ка во­рвать­ся в го­род».

Вз­вод млад­ше­го лей­те­нан­та Дмит­рия Фро­ли­ко­ва по­лу­чил за­да­чу про­ве­сти раз­вед­ку. В 2.30 офи­цер до­ло­жил по ра­дио: «На­хо­жусь на се­ве­ро-за­пад­ной окра­ине Мин­ска. Ге­не­рал Бур­дей­ный от­дал ко­ди­ро­ван­ный при­каз: «555». Это озна­ча­ло штурм. Удар гвар­дей­цев был на­столь­ко неожи­дан­ным, что про­тив­ник не смог ока­зать упор­но­го со­про­тив­ле­ния. Танк Т-34 Дмит­рия Фро­ли­ко­ва с бор­то­вым но­ме­ром 145 во­рвал­ся в го­род пер­вым. Гвар­дей­цы с хо­ду смя­ли про­ти­во­тан­ко­вую пуш­ку, уни­что­жи­ли са­мо­ход­ное ору­дие «фер­ди­нанд» и за­хва­тил мост че­рез Свис­лочь.

С юга в го­род во­шли ди­ви­зии 1-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та. В го­род­ских квар­та­лах еще ки­пе­ли бои, сви­сте­ли пу­ли, рва­лись сна­ря­ды, а мин­чане уже вы­хо­ди­ли из сво­их убе­жищ, что­бы при­вет­ство­вать сол­дат-осво­бо­ди­те­лей. К 17.003 июля 1944 го­да Минск был пол­но­стью осво­бож­ден.

Фельд­мар­шал Валь­тер Мо­дель с по­ра­же­ни­ем не сми­рил­ся. Он рас­счи­ты­вал контр­уда­ром 9-й по­ле­вой ар­мии про­бить брешь в со­вет­ских бо­е­вых по­ряд­ках юго-во­сточ­нее Мин­ска и выз­во­лить по­пав­шую в окру­же­ние 4-ю ар­мию. Но стре­ми­тель­ное про­дви­же­ние войск 1-го Бе­ло­рус­ско­го фрон­та на Столб­цы со­рва­ло эти пла­ны. В Мин­ском кот­ле бы­ло уни­что­же­но око­ло ста ты­сяч сол­дат и офи­це­ров про­тив­ни­ка.

В ре­зуль­та­те Мин­ской на­сту­па­тель­ной опе­ра­ции вой­ска Крас­ной Ар­мии пол­но­стью раз­би­ли 4-ю по­ле­вую ар­мию вер­мах­та, фак­ти­че­ски обес­кро­ви­ли вой­ска груп­пы ар­мий «Центр».

На­ступ­ле­ние со­вет­ских войск про­дол­жа­лось. По за­мыс­лу Бе­ло­рус­ской опе­ра­ции, еще тре­бо­ва­лось осво­бо­дить часть со­вет­ской При­бал­ти­ки и Поль­ши.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.