Ге­не­рал-лей­те­нан­ту в от­став­ке Пав­лу Пе­чер­ско­му се­го­дня ис­пол­ня­ет­ся 95 лет.

Се­го­дня — 95 лет ге­не­рал-лей­те­нан­ту в от­став­ке Пав­лу Сте­па­но­ви­чу Пе­чер­ско­му

Belorusskaya Voyennaya Gazeta - - Титульный Лист -

…В фев­ра­ле 1978 го­да, ка­жет­ся, са­ма при­ро­да ре­ши­ла про­ве­рить вой­ска Крас­но‑ зна­мен­но­го Бе­ло­рус­ско­го во­ен­но­го окру­га на проч­ность. На огром­ной тер­ри­то‑ рии в рай­оне Мин­ска, По­лоц­ка и Ор­ши про­хо­ди­ло уче­ние «Бе­ре­зи­на‑78». Фронт и глу­би­на те­ат­ра учеб­но‑бо­е­вых дей­ствий рас­тя­ну­лись на сот­ни ки­ло­мет­ров. Привле­ка­лось до 25 ты­сяч че­ло­век. Мас­си­ро­ван­но при­ме­ня­лась авиа­ция, в том чис­ле вер­то­ле­ты ог­не­вой под­держ­ки. Трое су­ток днем и но­чью, без сна и от­ды­ха вой­ска от­ра­ба­ты­ва­ли учеб­но‑бо­е­вые за­да­чи в на­ступ­ле­нии, во встреч­ном бою, при от­ра­же­нии контр­ата­ки и контр­уда­ров, при пе­ре­хо­де к обо­роне. За­да­чи в за­ви­си­мо­сти от раз­ви­тия об­ста­нов­ки стре­ми­тель­но сме­ня­ли друг дру‑ га. Не­по­го­да и рез­ко пе­ре­се­чен­ная мест­ность зна­чи­тель­но услож­ня­ли их вы­пол‑ нение. Од­на­ко за­ме­сти­тель ко­ман­ду­ю­ще­го вой­ска­ми окру­га по бо­е­вой под­го‑ тов­ке ге­не­рал‑лей­те­нант Па­вел Пе­чер­ский от­но­сил эти труд­но­сти к сво­е­го ро­да ве­зе­нию.

— Не­по­го­да для войск — это хо­ро­шо, — вспо­ми­на­ет те го­ды Па­вел Сте­па­но­вич. — Мо­роз силь­ный был, боль­шой снеж­ный по­кров… В труд­ных усло­ви­ях вой­ска по­ка­за­ли хо­ро­шую по­ле­вую вы­уч­ку. Чем труд­нее в уче­нии, тем лег­че в бою. Не на­ми при­ду­ма­но, но так и есть.

К труд­но­стям Па­вел Сте­па­но­вич был при­учен с дет­ства. Стар­ший сын в мно­го­дет­ной кре­стьян­ской се­мье из глу­хо­го се­ла Ка­зин­ка Кур­ской об­ла­сти ра­бо­тать на­чал ра­но. Пас кол­хоз­ных те­лят. Вста­вать при­хо­ди­лось с рас­све­том. Маль­чиш­кой меч­тал по­есть до­сы­та чи­сто­го, без при­ме­сей хле­ба да вы­спать­ся.

Ле­том 1939 го­да се­мья Пе­чер­ских пе­ре­бра­лась на Дон­басс. Жи­ли в де­ревне Сам­со­нов­ке под Крас­но­до­ном — го­ро­де, из­вест­ном по кни­ге «Мо­ло­дая гвар­дия». Ря­дом на­хо­ди­лась тан­ко­вая часть. Тан­ка­ми, как и са­мо­ле­та­ми, в те го­ды гре­зи­ли все маль­чиш­ки стра­ны. Меч­тал о них и Па­вел. Он по­лю­бил эти мощ­ные бо­е­вые ма­ши­ны за несо­кру­ши­мую си­лу, на­пор. А лю­ди, ко­то­рые управ­ля­ли этой гроз­ной во­ен­ной тех­ни­кой, ка­за­лись маль­чиш­ке са­мы­ми от­важ­ны­ми и необык­но­вен­ны­ми. И со всей стра­стью сво­е­го пла­мен­но­го юно­ше­ско­го серд­ца он хо­тел стать од­ним из них, та­ким же му­же­ствен­ным и бес­страш­ным…

Он де­лал все, что­бы во­пло­тить свою меч­ту в жизнь. Учил­ся хо­ро­шо. Хо­дил в од­ну шко­лу с ге­ро­я­ми-мо­ло­до­гвар­дей­ца­ми. Сер­гей Тю­ле­нин, один из ру­ко­во­ди­те­лей ком­со­моль­ской под­поль­ной груп­пы, был дру­гом Павла. Каж­дый день они вме­сте воз­вра­ща­лись из шко­лы до­мой, мно­го го­во­ри­ли о жиз­ни, стро­и­ли пла­ны на бу­ду­щее.

— Зна­е­те, ес­ли бы я в 1941 го­ду не при­пи­сал се­бе па­ру лет и не по­сту­пил в июне в Ор­лов­ское бро­не­тан­ко­вое учи­ли­ще име­ни М. В. Фрун­зе, я бы раз­де­лил судь­бу мо­ло­до­гвар­дей­цев. Судь­бу мо­е­го то­ва­ри­ща Сер­гея Тю­ле­ни­на.

По при­зна­нию Павла Сте­па­но­ви­ча, 13 июня — день объ­яв­ле­ния при­ка­за о его за­чис­ле­нии в учи­ли­ще — ста­ло са­мым яр­ким по на­ка­лу эмо­ций. Вой­на внес­ла в уче­бу свои кор­рек­ти­вы — офи­це­ров го­то­ви­ли по уско­рен­ной про­грам­ме. В 1942 го­ду Пав­лу Пе­чер­ско­му при­сво­и­ли пер­вое во­ин­ское зва­ние лей­те­нант.

Опыт пер­вых бо­е­вых столк­но­ве­ний на­ших тан­ки­стов с бро­не­тан­ко­вы­ми си­ла­ми вер­мах­та по­ка­зал, что в тех­ни­че­ском, а тем бо­лее — в так­ти­че­ском от­но­ше­нии они бы­ли под­го­тов­ле­ны ху­же нем­цев. В то вре­мя, как «жи­ву­честь» на­ших тан­ков со­став­ля­ла от од­но­го до трех бо­ев, немец­кие хо­ди­ли в ата­ку до две­на­дца­ти раз и толь­ко по­том вы­хо­ди­ли из строя. Усту­пая во мно­гих от­но­ше­ни­ях пре­вос­хо­дя­щим си­лам про­тив­ни­ка, со­вет­ские тан­ки­сты неред­ко при­но­си­ли се­бя в жерт­ву, сра­жа­ясь за каж­дую пядь род­ной зем­ли. Ги­б­ли в «кот­лах» окру­же­ний, сго­ра­ли за­жи­во в тан­ках. Но без этой ве­ли­кой жерт­вы не бы­ло бы и Ве­ли­кой По­бе­ды в мае 1945 го­да.

…Обо­ро­на Ор­ла, осво­бож­де­ние Ро­сто­ва, бои в Мань­чжу­рии с япон­ца­ми — та­ков бо­е­вой путь офи­це­ра. По­бе­ду Па­вел Пе­чер­ский встре­тил ко­ман­ди­ром тан­ко­вой ро­ты. Хлеб тан­ки­стов на войне тя­жел. Они вы­нес­ли на сво­их пле­чах ос­нов­ную тя­жесть Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. Не­да­ром ле­ген­дар­ная трид­цать­чет­вер­ка ста­ла глав­ным сим­во­лом По­бе­ды. Но и в по­сле­во­ен­ные го­ды труд­но­стей бы­ло не мень­ше.

— Са­мая слож­ная служ­ба бы­ла в по­сле­во­ен­ные го­ды. Бы­то­вые усло­вия и ма­те­ри­аль­ную ба­зу для войск необ­хо­ди­мо бы­ло со­зда­вать за­но­во. Од­на­ко са­мым слож­ным стал пе­ри­од со­кра­ще­ния ар­мии. Офи­це­ров сот­ня­ми уволь­ня­ли. Всех ко­ман­ди­ров рот, ко­то­рые слу­жи­ли со мной, уво­ли­ли. А мне по­вез­ло. Ме­ня оста­ви­ли. Воз­мож­но, по­то­му что я хо­ро­шо слу­жил.

Наи­бо­лее за­по­ми­на­ю­щи­ми­ся ста­ли го­ды служ­бы в ка­че­стве за­ме­сти­те­ля ко­ман­ди­ра про­слав­лен­ной 23-й Та­ман­ской мо­то­стрел­ко­вой ди­ви­зии и ко­ман­ди­ра 4-й гвар­дей­ской Кан­те­ми­ров­ской тан­ко­вой ди­ви­зии.

Со­че­тать на прак­ти­ке ор­га­ни­за­цию вы­со­ко­го уров­ня бо­е­вой под­го­тов­ки с по­чет­ны­ми обя­зан­но­стя­ми, воз­ло­жен­ны­ми на со­еди­не­ние, бы­ло непро­сто.

Два­жды в год кан­те­ми­ров­цы участ­во­ва­ли в во­ен­ных па­ра­дах на Крас­ной пло­ща­ди. По­ми­мо это­го, им до­ве­ри­ли при­ни­мать вы­со­ких ино­стран­ных го­стей, сре­ди ко­то­рых был и пре­зи­дент Фран­ции Шарль де Голль, бу­ду­щий гла­ва Аф­га­ни­ста­на Му­хам­мед Да­уд, ко­ро­ле­ва Эфи­о­пии, ле­ген­дар­ный Че Ге­ва­ра и дру­гие. Осо­бое по­ло­же­ние это­го со­еди­не­ния под­чер­ки­ва­лось еще и тем, что к празд­ни­кам ко­ман­дир по­лу­чал лич­ное по­здрав­ле­ние от гла­вы го­су­дар­ства и при­гла­ше­ния на го­су­дар­ствен­ные при­е­мы.

— Од­на­ко, по­ми­мо тор­же­ствен­ных функ­ций, на Кан­те­ми­ров­скую ди­ви­зию воз­ла­га­лась еще од­на спе­ци­фи­че­ская за­да­ча. В слу­чае вол­не­ний в Москве лич­но­му со­ста­ву ди­ви­зии пред­пи­сы­ва­лось вой­ти в сто­ли­цу для вос­ста­нов­ле­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го по­ряд­ка. И я счаст­лив, что в мою быт­ность этот сиг­нал не по­сту­пил.

Служ­ба в Крас­но­зна­мен­ном Бе­ло­рус­ском во­ен­ном окру­ге за­ни­ма­ет осо­бое ме­сто в жиз­ни на­ше­го ге­роя. Это бы­ло наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ное объ­еди­не­ние Со­вет­ской Ар­мии, осна­щен­ное но­вей­ши­ми об­раз­ца­ми во­ору­же­ния и во­ен­ной тех­ни­ки. Глав­ный фор­пост Со­вет­ско­го Со­ю­за. По­то­му на него воз­ла­га­ли наи­бо­лее от­вет­ствен­ные за­да­чи.

Вес­ной 1979 го­да в окру­ге про­хо­ди­ла круп­но­мас­штаб­ная про­вер­ка. По ее окон­ча­нии ру­ко­во­ди­тель ин­спек­ции Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за Ки­рилл Се­мё­но­вич Моска­лен­ко кон­ста­ти­ро­вал: вой­ска по­ка­за­ли са­мый луч­ший ре­зуль­тат за весь по­сле­во­ен­ный пе­ри­од сре­ди всех во­ен­ных окру­гов и фло­тов Со­вет­ско­го Со­ю­за. А округ стал луч­шим в Во­ору­жен­ных Си­лах СССР. В опре­де­лен­ной сте­пе­ни это ста­ло оцен­кой ра­бо­ты и за­ме­сти­те­ля ко­ман­ду­ю­ще­го вой­ска­ми окру­га по бо­е­вой под­го­тов­ке.

До­бить­ся та­ко­го ре­зуль­та­та бы­ло непро­сто. Тем бо­лее что пе­ред этим несколь­ко во­ен­ных окру­гов и один во­ен­ный флот по­лу­чи­ли оцен­ку «неудо­вле­тво­ри­тель­но». Это за­мет­но ска­за­лось на на­стро­е­нии лич­но­го со­ста­ва окру­га.

— Ну­жен был хо­ро­ший им­пульс. В 8-й тан­ко­вой ди­ви­зии, ко­то­рая про­ве­ря­лась в первую оче­редь, опре­де­ли­ли на ноч­ные стрель­бы луч­шую тан­ко­вую ро­ту ка­пи­та­на Юрия Жа­до­би­на. И его ро­та по­лу­чи­ла оцен­ку «от­лич­но». Из­ве­стие об этом на сле­ду­ю­щий день во­оду­ше­ви­ло весь лич­ный со­став окру­га, — вспо­ми­на­ет Па­вел Сте­па­но­вич.

Од­на­ко, по при­зна­нию Павла Сте­па­но­ви­ча, куль­ми­на­ци­он­ной по слож­но­сти и сте­пе­ни от­вет­ствен­но­сти для него

во вре­мя служ­бы в БВО ста­ла под­го­тов­ка стра­те­ги­че­ско­го уче­ния в 1980 го­ду. На дол­гие шесть ме­ся­цев стрель­би­ще под Ви­теб­ском ста­ло для Пе­чер­ско­го род­ным до­мом. О мас­шта­бах про­во­ди­мых ра­бот го­во­рит тот факт, что тер­ри­то­рия Дре­тунь­ско­го по­ли­го­на за это вре­мя уве­ли­чи­лась вдвое.

— Нам объ­яви­ли, что на уче­ни­ях 1980 го­да долж­ны при­сут­ство­вать Лео­нид Бреж­нев, пер­вые сек­ре­та­ри ком­пар­тий, пред­се­да­те­ли пра­ви­тельств, ми­ни­стры обо­ро­ны дру­же­ствен­ных стран, по­слы ино­стран­ных го­су­дарств и во­ен­ные ат­та­ше, ак­кре­ди­то­ван­ные в Москве. По­ми­мо Бе­ло­рус­ско­го и При­бал­тий­ско­го окру­гов, при­вле­кал­ся еще При­кар­пат­ский во­ен­ный округ. Две ди­ви­зии это­го окру­га на­ча­ли да­же со­сре­до­та­чи­вать­ся в рай­оне учеб­но­го цен­тра. Од­на­ко, со­глас­но но­во­му за­мыс­лу, в 1981 го­ду При­кар­пат­ско­го окру­га уже не бы­ло.

По­сле то­го как на­чаль­ник Ге­не­раль­но­го шта­ба Во­ору­жен­ных Сил СССР Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за Ни­ко­лай Огар­ков про­ве­рил окон­ча­тель­ную го­тов­ность те­ат­ра учеб­но-бо­е­вых дей­ствий, опре­де­ли­ли да­ту про­ве­де­ния уче­ния. Од­на­ко по неиз­вест­ным Пав­лу Сте­па­но­ви­чу при­чи­нам ма­нев­ры пе­ре­нес­ли, и в ис­то­рию они во­шли как «За­пад-81».

Фи­наль­ным ак­кор­дом во­ен­ной служ­бы ге­не­рал-лей­те­нан­та Павла Пе­чер­ско­го ста­ла ко­ман­ди­ров­ка во Вьет­нам. В те­че­ние трех лет он по­мо­гал этой стране стро­ить со­вре­мен­ную ар­мию.

— Я вос­хи­щал­ся стой­ко­стью и вы­нос­ли­во­стью во­ен­но­слу­жа­щих вьет­нам­ской ар­мии. Сол­да­ты в тя­же­лей­ших усло­ви­ях доб­ро­со­вест­но вы­пол­ня­ли свой во­ин­ский долг. Очень хо­ро­шо се­бя по­ка­за­ли на всех уче­ни­ях, ко­то­рые про­во­ди­лись там под на­шим ру­ко­вод­ством. К нам, со­вет­ским во­ен­ным со­вет­ни­кам, со сто­ро­ны ру­ко­во­ди­те­лей стра­ны и выс­ше­го ко­ман­до­ва­ния вьет­нам­ской ар­мии все­гда бы­ло очень хо­ро­шее от­но­ше­ние. Нас це­ни­ли и ува­жа­ли. Очень вни­ма­тель­но от­но­си­лись к на­шим ре­ко­мен­да­ци­ям, доб­ро­со­вест­но вы­пол­ня­ли их, по­то­му что на­ши вьет­нам­ские то­ва­ри­щи ис­кренне же­ла­ли, что­бы их ар­мия по­ско­рее ста­ла бо­лее со­вре­мен­ной и хо­ро­шо под­го­тов­лен­ной. Каж­дый сол­дат, офи­цер, ге­не­рал от­да­вал все свои си­лы ра­ди бла­га стра­ны, не жа­лея се­бя,— рас­ска­зы­ва­ет Па­вел Сте­па­но­вич.

Ор­ден и ме­даль Со­ци­а­ли­сти­че­ской Рес­пуб­ли­ки Вьет­нам ста­ли до­стой­ным при­зна­ни­ем за­слуг ге­не­ра­ла. А на­град в его жиз­ни бы­ло нема­ло. Па­вел Сте­па­но­вич — ка­ва­лер се­ми ор­де­нов, в том чис­ле че­ты­рех ор­де­нов Крас­ной Звез­ды. На­граж­ден со­ро­ка ме­да­ля­ми. Од­на­ко был в жиз­ни на­ше­го ге­роя факт, ко­то­рый мог по­ло­жить ко­нец офи­цер­ской ка­рье­ре.

Отец его же­ны — ге­рой Граж­дан­ской вой­ны, пар­ти­зан, за­слу­жен­ный че­ло­век и убеж­ден­ный ком­му­нист — вме­сте с ты­ся­ча­ми дру­гих та­ких же несчаст­ных в ли­хие го­ды ре­прес­сий был аре­сто­ван и сги­нул в ла­ге­рях. В те го­ды род­ство с «вра­гом на­ро­да» не су­ли­ло ни­че­го хо­ро­ше­го. Павла Сте­па­но­ви­ча это не оста­но­ви­ло. И он ни­ко­гда не по­жа­лел о сво­ем вы­бо­ре. А де­ло бы­ло так…

С кра­са­ви­цей Лю­бой, на ко­то­рую за­смат­ри­ва­лись мно­гие пар­ни, стар­ший лей­те­нант Пе­чер­ский по­зна­ко­мил­ся сра­зу по­сле вой­ны. Слу­чай­ная встре­ча ста­ла на­ча­лом боль­шой люб­ви. Пред­ло­же­ние ру­ки и серд­ца мо­ло­дой офи­цер сде­лал сво­ей из­бран­ни­це бук­валь­но че­рез несколь­ко дней зна­ком­ства, на­ка­нуне пред­сто­я­ще­го отъ­ез­да к ме­сту служ­бы. Он так и ска­зал ей, про­сто и без оби­ня­ков:

— Вы­хо­ди­те за ме­ня за­муж, Лю­ба. По­то­му как ес­ли мы сей­час рас­ста­нем­ся, то уже вряд ли встре­тим­ся.

— Люб­лю, но за­муж за вас я не пой­ду, — ска­за­ла де­вуш­ка. И, по­мол­чав немно­го, ти­хо до­ба­ви­ла: — Я дочь ре­прес­си­ро­ван­но­го вра­га на­ро­да. Это мо­жет от­ра­зить­ся на ва­шей ка­рье­ре.

Ее ис­то­рия бы­ла от­ра­же­ни­ем наи­бо­лее дра­ма­ти­че­ско­го пе­ри­о­да ис­то­рии стра­ны. Лю­ба всю жизнь пом­ни­ла, как с нее и ее бра­та в шко­ле со­рва­ли пи­о­нер­ские гал­сту­ки, как од­но­класс­ни­ки кри­ча­ли ей в ли­цо, что де­тям вра­га на­ро­да не ме­сто в пи­о­нер­ской ор­га­ни­за­ции… В ре­зуль­та­те им за­пре­ти­ли учить­ся вме­сте со все­ми в шко­ле. Из-за го­не­ний се­мья вы­нуж­де­на бы­ла уехать с на­си­жен­но­го ме­ста и пе­ре­брать­ся в глухую да­ле­кую де­рев­ню, где их ни­кто не знал…

Искрен­ность мо­ло­дой де­вуш­ки по­ра­зи­ла Павла. Он все же на­сто­ял на сво­ем, и вско­ре мо­ло­дые лю­ди сыг­ра­ли скром­ную сва­дьбу. С гар­мош­кой, дру­зья­ми, пес­ня­ми и тан­ца­ми.

А за­тем 66 лет они вме­сте шли по жиз­ни. По го­ро­дам и ве­сям, боль­шим и ма­лым даль­ним гар­ни­зо­нам… За это вре­мя сме­ни­ли во­сем­на­дцать мест служ­бы. Во­сем­на­дцать! И каж­дый раз Лю­бовь Вла­ди­ми­ров­на за­но­во со­зда­ва­ла до­маш­ний уют, на­пол­ня­ла дом сво­ей лю­бо­вью и за­бо­той о род­ных и близ­ких ей лю­дях. Ведь все за­бо­ты по до­му, о де­тях ле­жа­ли на ее пле­чах. Му­жа до­ма прак­ти­че­ски ни­ко­гда не бы­ло — льви­ную до­лю вре­ме­ни за­ни­ма­ла служ­ба. При­хо­ди­лось и печь то­пить, и во­ду но­сить в 40-гра­дус­ный мо­роз. Удоб­ства — на ули­це. Од­на­ко, как бы ей тя­же­ло ни при­хо­ди­лось, она все­гда встре­ча­ла сво­е­го до­ро­го­го Павла с улыб­кой, кра­си­вая и счаст­ли­вая, став для него иде­а­лом жен­щи­ны, дру­гом и со­вет­чи­ком.

— Она по­свя­ти­ла всю свою жизнь бла­го­устрой­ству се­мьи и со­зда­нию бла­го­при­ят­ных усло­вий для служ­бы. Ска­жу, по­ло­жа ру­ку на серд­це, что мое успеш­ное про­дви­же­ние по служ­бе в боль­шой сте­пе­ни ее за­слу­га. Мо­жет быть, и не бы­ло бы у ме­ня ге­не­раль­ских звезд, ес­ли бы ее не бы­ло ря­дом. Она без­ро­пот­но пе­ре­но­си­ла слож­но­сти ар­мей­ской жиз­ни во­ен­ных го­род­ков и ни­ко­гда не ко­зы­ря­ла мо­им вы­со­ким по­ло­же­ни­ем. Ее уход из жиз­ни стал для ме­ня боль­шим уда­ром. Не­вос­пол­ни­мой по­те­рей. Но я бла­го­да­рен судь­бе, что мы столь­ко лет вме­сте шли по жиз­ни ру­ка об ру­ку.

Па­вел Пе­чер­ский от­дал слу­же­нию Оте­че­ству бо­лее со­ро­ка лет. Од­на­ко, на­ру­шая все су­ще­ству­ю­щие ка­но­ны, ни­ко­гда не меч­тал о ге­не­раль­ских по­го­нах.

— Я ни­ко­гда не мог по­ду­мать, что про­стой па­рень из глу­хой де­рев­ни мо­жет стать ге­не­ра­лом. Каж­дый раз, по­лу­чив по­вы­ше­ние, я ис­кренне счи­тал но­вое на­зна­че­ние сво­им пре­де­лом. И ста­рал­ся слу­жить на со­весть, что­бы оправ­дать воз­ло­жен­ное на ме­ня до­ве­рие.

За го­ды, от­дан­ные слу­же­нию Оте­че­ству, ге­не­рал Пе­чер­ский вос­пи­тал мно­го за­слу­жен­ных офи­це­ров и ге­не­ра­лов. Сре­ди них — ко­ман­ду­ю­щие ар­ми­я­ми, вой­ска­ми во­ен­ных окру­гов, ми­ни­стры обо­ро­ны. И се­го­дня, несмот­ря на свой по­чтен­ный воз­раст, Па­вел Сте­па­но­вич не оста­ет­ся в сто­роне от жиз­ни Во­ору­жен­ных Сил. Встре­ча­ет­ся с мо­ло­де­жью. Мно­го чи­та­ет, мно­гое ана­ли­зи­ру­ет.

— Про­шед­шие вой­ны ни на­па­да­ю­щим, ни обо­ро­ня­ю­щим­ся ни­ка­кой поль­зы не при­нес­ли. Мне ка­жет­ся, что на­сту­пи­ло вре­мя силь­ным ми­ра се­го ре­шать спор­ные во­про­сы не вой­ной, а пу­тем до­сти­же­ния ком­про­мис­сов. Толь­ко пой­мут ли это они? Оста­ет­ся на­де­ять­ся на их бла­го­ра­зу­мие.

Ге­не­рал-лей­те­нант в от­став­ке Па­вел Пе­чер­ский при­над­ле­жит к по­ко­ле­нию, для ко­то­ро­го слу­же­ние Оте­че­ству ста­ло си­но­ни­мом сло­ва «жить». При нем Крас­но­зна­мен­ный Бе­ло­рус­ский во­ен­ный округ стал луч­шим в Во­ору­жен­ных Си­лах СССР, что, бес­спор­но, по­слу­жи­ло хо­ро­шей ос­но­вой бое­спо­соб­но­сти со­вре­мен­ной бе­ло­рус­ской ар­мии.

Ла­ри­са Ку­че­ро­ва, фо­то Ири­ны Ма­ли­нов­ской и из се­мей­но­го ар­хи­ва Павла Пе­чер­ско­го

Встре­ча с пред­се­да­те­лем со­ве­та ве­те­ра­нов СССР ге­не­ра‑ лом ар­мии П. Ба­то­вым и пол­ков‑ ни­ком А. Ма­ре­сье­вым

По­сле по­се­ще­ния ди­ви­зии пре­зи­дент Фран­ции Шарль де Голль де­ла­ет за­пись в кни­ге по­чет­ных по­се­ти­те­лей (Па­вел Пе­чер­ский — спра­ва за ним)

Дрез­ден (ГДР), 1975 год

На съем­ках ки­но­филь­ма «Вой­на и мир». Та­ман­ская ди­ви­зия, 1965 год

Па­вел Пе­чер­ский (в цен­тре) с ру­ко­вод­ством Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Вьет­на­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.