Ам­би­ци­оз­ные це­ли на фоне огра­ни­чен­ных воз­мож­но­стей

Director - - Содержание - Ев­ге­ний КАЧУРОВСКИЙ

Воз­мо­жен ли эко­но­ми­че­ский рост при недо­ста­точ­ном фи­нан­со­вом пред­ло­же­нии?

Ру­ко­вод­ство Бе­ла­ру­си по­ста­ви­ло пе­ред мо­не­тар­ны­ми и эко­но­ми­че­ски­ми вла­стя­ми ам­би­ци­оз­ную за­да­чу: в сле­ду­ю­щей пя­ти­лет­ке обес­пе­чить рост ВВП до 100 млрд долл. и зар­пла­ту 1 000 долл. Од­на­ко стар­то­вые по­зи­ции не об­на­де­жи­ва­ют (рис. 1).

Ре­аль­ные зар­пла­ты по ито­гам де­каб­ря 2017 г. вы­рос­ли на 18,4% гг. В те­че­ние го­да по­ка­за­тель по­сте­пен­но уве­ли­чи­вал­ся и в ито­ге до­стиг 494 долл. Тем­пы ро­ста зар­плат пре­вы­ша­ют рост про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да (3,6% гг. в ян­ва­ре), что со­зда­ет до­пол­ни­тель­ные рис­ки уско­ре­ния ин­фля­ции.

В про­шлом по­ли­ти­ка сти­му­ли­ро­ва­ния внут­рен­не­го спро­са уже при­во­ди­ла к ва­лют­ным кри­зи­сам в Бе­ла­ру­си. В усло­ви­ях пла­ва­ю­ще­го кур­са это мо­жет по­влечь по­вы­ше­ние цен. При этом Бе­ла­русь хро­ни­че­ски от­ста­ет от тем­пов гло­баль­ной эко­но­ми­ки. Ес­ли в 2010-2017 гг. ми­ро­вой ВВП уве­ли­чил­ся на 25%, то ее - толь­ко на 6%.

Мак­си­маль­ный объ­ем ВВП стра­ны был в 2014 г. (78,74 млрд долл.), а в 2017 г. не пре­вы­сил 52 млрд. Тем­пы его ро­ста в про­шлом го­ду (2,4%), ко­то­рые ба­зи­ро­ва­лись в це­лом на драй­ве­рах в об­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти и тор­гов­ле, слиш­ком незна­чи­тель­ны для пе­ре­хо­да эко­но­ми­ки на вы­со­кий (до 9% в год) и ста­биль­ный тренд раз­ви­тия (рис. 2).

КАК ПО­ВЫ­СИТЬ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ ТО­ВА­РОВ

Пра­ви­тель­ство и Нац­банк по­след­ние 15 лет пытаются впи­сать­ся в па­ра­диг­му про­рыв­ных тех­но­ло­гий и но­вых кон­ку­рент­ных про­из­водств*. Ин­но­ва­ци­он­ный и циф­ро­вой пу­ти раз­ви­тия эко­но­ми­ки взя­ты за ос­но­ву при вхож­де­нии в V (ес­ли по­ве­зет - в VI) тех­но­ло­ги­че­ский уклад. Од­на­ко в стране в це­лом от­сут­ству­ет кла­стер вы­со­ких тех­но­ло­гий. Да­же в сред­нем тех­но­ло­гич­ном сек­то­ре тру­дит­ся по­ряд­ка 15% за­ня­тых, из ко­то­рых 600 тыс. че­ло­век по­лу­ча­ют зар­пла­ту не бо­лее 1 000 руб.

Ос­нов­ны­ми пре­гра­да­ми на пу­ти к дол­го­ждан­ной це­ли, по мне­нию пра­ви­тель­ства, бы­ли фи­нан­со­вые кри­зи­сы и от­сут­ствие со­от­вет­ству­ю­щей конъ­юнк­ту­ры для бе­ло­рус­ской про­дук­ции на внеш­них рын­ках.

«Лу­ка­вые» объ­ек­тив­ные от­го­вор­ки ста­ли тра­ди­ци­он­ной мантрой на фоне ак­тив­ных устой­чи­вых эко­но­ми­че­ских и мо­не­тар­ных трен­дов в со­сед­них го­су­дар­ствах (стра­ны Бал­тии, Поль­ша, Че­хия и т.д.). Это не толь­ко от­сут­ствие струк­тур­ных ре­форм (осо­бен­но в на­ча­ле «жир­ных» 2000-х гг. для эко­но­ми­ки стра­ны), но и в це­лом ро­ста. Ори­ен­та­ция на рос­сий­ский ры­нок (то­вар­ный, сы­рье­вой и энер­ге­ти­че­ский), в том чис­ле и за счет дем­пин­го­вых цен, не поз­во­ли­ла обес­пе­чить вы­пуск ка­че­ствен­ной про­дук­ции.

Па­то­вая си­ту­а­ция под­твер­жда­ет­ся от­ри­ца­тель­ным саль­до внеш­ней тор­гов­ли то­ва­ра­ми по ито­гам про­шло­го го­да (ми­нус 5 млрд долл., в 2016 г. - ми­нус 4,15 млрд.). При этом объ­ем обо­ро­та вы­рос на 24%. В ян­ва­ре-де­каб­ре 2017 г. бе­ло­рус­ский экс­порт со­ста­вил 29,2 млрд долл., а им­порт - 34,2 млрд (со­от­вет­ствен­но на 24,1 и 24% боль­ше, чем за 2016 г.).

Ос­нов­ным под­спо­рьем для оте­че­ствен­ных экс­пор­те­ров ста­ли де­валь­ва­ци­он­ные скач­ки. Но, как ока­за­лось, это­го бы­ло недо­ста­точ­но.

ЭКО­НО­МИ­ЧЕ­СКИЙ СКАЧОК - НЕ ПАНАЦЕЯ

Бе­ло­рус­ская эко­но­ми­ка на­ча­ла 2018 г. со стре­ми­тель­но­го уско­ре­ния. В ян­ва­ре ВВП уве­ли­чил­ся на 4,6% гг. (2,4% гг. - по ито­гам 2017 г.). Ос­нов­ным драй­ве­ром ро­ста ста­ла об­ра­ба­ты­ва­ю­щая про­мыш­лен­ность (ва­ло­вая до­бав­лен­ная сто­и­мость вы­рос­ла на 22,5% гг.). В струк­ту­ре об­ра­бот­ки ли­де­ром по на­ра­щи­ва­нию объ­е­мов про­из­вод­ства бы­ла неф­те­пе­ре­ра­бот­ка (в ян­ва­ре сектор уско­рил­ся до 29,7% гг.).

Ос­нов­ной при­чи­ной по­доб­ной ди­на­ми­ки стал эф­фект низ­кой ба­зы срав­не­ния про­шло­го го­да. На на­ча­ло 2017 г. при­шлось мак­си­маль­ное умень­ше­ние про­из­вод­ства неф­те­про­дук­тов из-за пре­кра­ще­ния по­ста­вок из Рос­сии. Сей­час они вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся, что при­ве­ло к зна­чи­тель­но­му уве­ли­че­нию ВВП.

На­ря­ду с про­мыш­лен­но­стью быст­ро рас­тет ва­ло­вая до­бав­лен­ная сто­и­мость сек­то­ра тор­гов­ли (в ян­ва­ре рост - 7,1% гг.), ко­то­рая под­дер­жи­ва­ет­ся вос­ста­нов­ле­ни­ем внут­рен­не­го спро­са. Од­на­ко эф­фект низ­кой ба­зы срав­не­ния 2017 г. бу­дет по­сте­пен­но сла­беть. При этом вос­ста­нов­ле­ние внут­рен­не­го спро­са ока­жет­ся, ве­ро­ят­но, недо­ста­точ­ным для со­хра­не­ния эко­но­ми­че­ско­го ро­ста око­ло те­ку­щих уров­ней.

По ито­гам го­да ВВП мо­жет уве­ли­чить­ся на 2,2-2,5% гг. и бу­дет огра­ни­чен на­коп­лен­ны­ми струк­тур­ны­ми про­бле­ма­ми в бе­ло­рус­ской эко­но­ми­ке.

Эко­но­ми­че­ские вла­сти не ре­ши­ли во­прос неэф­фек­тив­но­го и вну­ши­тель­но­го по раз­ме­рам гос­сек­то­ра. Его ре­фор­ма оста­ет­ся клю­че­вой за­да­чей, ре­а­ли­за­ция ко­то­рой со­здаст фун­да­мент для ста­биль­но­го дол­го­сроч­но­го раз­ви­тия.

ПО­МО­ЖЕТ МОНЕТАРНАЯ ДИЕТА?

Бла­го­при­ят­ные внеш­ние фак­то­ры, от­но­си­тель­но низ­кая срав­ни­тель­ная ба­за на­ча­ла 2017 г. на фоне смяг­че­ния де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки спо­соб­ство­ва­ли улуч­ше­нию мак­ро­эко­но­ми­че­ских по­ка­за­те­лей эко­но­ми­ки Бе­ла­ру­си в ян­ва­ре 2018 г. Од­на­ко в фев­ра­ле обо­зна­чи­лись от­дель­ные тре­вож­ные тен­ден­ции. В част­но­сти, по­вы­ше­ние сред­ней зар­пла­ты со­зда­ет ин­фля­ци­он­ные и ва­лют­ные рис­ки.

Не­га­тив­ные трен­ды так­же про­яви­лись в бан­ков­ской си­сте­ме, пе­ре­шед­шей в со­сто­я­ние де­фи­ци­та лик­вид­но­сти. Пе­ри­од ее струк­тур­но­го про­фи­ци­та, ко­то­рый на­блю­дал­ся в те­че­ние 2017 г., по­до­шел к кон­цу. Не­хват­ка ре­сур­сов мо­жет за­тор­мо­зить вос­ста­нов­ле­ние кре­ди­то­ва­ния.

Из­бы­ток лик­вид­но­сти (по ме­то­до­ло­гии Нац­бан­ка) на про­тя­же­нии про­шло­го го­да по­сте­пен­но сни­жал­ся, а в ян­ва­ре пе­ре­шел в от­ри­ца­тель­ную зо­ну (рис. 3). С на­ча­ла 2018 г. бан­ки впер­вые (бо­лее чем за 1,5 го­да) при­бег­ли к опе­ра­ци­ям под­держ­ки ре­гу­ля­то­ра (со­во­куп­ное при­вле­че­ние средств кре­дит­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми за ян­варь - 2,8 млрд руб. (бо­лее 1,4 млрд долл.).

Пе­ре­ход к де­фи­ци­ту лик­вид­но­сти спро­во­ци­ро­вал уве­ли­че­ние ста­вок на меж­бан­ков­ском рын­ке (с9% в ок­тяб­ре до 11,5% в фев­ра­ле 2018 г.). Рас­тут они и на де­по­зит­ном рын­ке (ес­ли в сен­тяб­ре по

В 2017 г. БАНКОВСКАЯ

СИ­СТЕ­МА ПЕРЕКЛЮЧИЛАСЬ НА АКТИВНОЕ КРЕДИТОВАНИЕ НА­СЕ­ЛЕ­НИЯ. ЕС­ЛИ В ЯН­ВА­РЕ ЗАЙМЫ ФИЗИЧЕСКИМ

ЛИ­ЦАМ УВЕЛИЧИВАЛИСЬ СО СКО­РО­СТЬЮ 3,7%

гг., В НОЯБРЕ - 23% гг.

но­вым де­по­зи­там физ­лиц до 1 го­да она со­став­ля­ла 5,9%, то в де­каб­ре - 6,5%).

При­чин де­фи­ци­та средств несколь­ко. Во-пер­вых, ре­гу­ля­тор по­сле­до­ва­тель­но по­вы­ша­ет нор­ма­тив обя­за­тель­но­го ре­зер­ви­ро­ва­ния ва­лют­ных де­по­зи­тов (в июле 2017 г. его уве­ли­чи­ли с 11 до 15%, а с 1 ян­ва­ря - до 17%). С уче­том то­го, что ре­зер­ви­ро­ва­ние про­ис­хо­дит в бе­ло­рус­ских руб­лях, а на их до­лю при­хо­дит­ся до 60% всех де­по­зи­тов си­сте­мы, то объ­ем сво­бод­ных ре­сур­сов у бан­ков умень­ша­ет­ся.

Во-вто­рых, по­сте­пен­ное сни­же­ние ста­вок по кре­ди­там, ослаб­ле­ние ре­гу­ли­ро­ва­ния и ак­ти­ви­за­ция по­треб­ле­ния вы­зва­ли рост спро­са на по­тре­би­тель­ские кре­ди­ты (рис. 3). Вос­ста­нов­ле­ние кре­ди­то­ва­ния то­же ска­за­лось на уровне лик­вид­но­сти си­сте­мы.

В-тре­тьих, в ян­ва­ре ком­па­нии тра­ди­ци­он­но пла­тят квар­таль­ные на­ло­ги, что со­зда­ет от­ток вкла­дов юри­ди­че­ских лиц и ока­зы­ва­ет до­пол­ни­тель­ное дав­ле­ние на уро­вень ба­лан­сов кре­дит­ных ор­га­ни­за­ций.

Не­хват­ка сво­бод­ных ре­сур­сов у бан­ков спо­соб­на вы­звать по­вы­ше­ние ста­вок на бан­ков­ском рын­ке и за­тор­мо­зить про­цесс вос­ста­нов­ле­ния кре­ди­то­ва­ния. Осо­бен­но чув­стви­тель­но мо­жет от­ре­а­ги­ро­вать сег­мент юри­ди­че­ских лиц, ко­то­рый на­чал рас­ти (2,1% мм, 6,4% гг. - в де­каб­ре).

Фи­нан­си­ро­ва­ние юри­ди­че­ских лиц (без уче­та гос­сек­то­ра) де­мон­стри­ро­ва­ло скром­ные ре­зуль­та­ты. На про­тя­же­нии все­го го­да их порт­фель зай­мов со­кра­щал­ся (в го­до­вых тер­ми­нах), хо­тя глу­би­на па­де­ния умень­ши­лась (в ноябре сни­же­ние - 1,8% гг.)

Из-за вя­лой ди­на­ми­ки это­го сег­мен­та рын­ка об­щий объ­ем вы­дан­ных зай­мов бан­ка­ми вы­рос в ноябре лишь на 2,2% гг. (см. рис. 3). В 2018 г. воз­мо­жен его вы­ход в зо­ну по­сте­пен­но­го уско­ре­ния, что в свою оче­редь под­дер­жит тем­пы ро­ста со­во­куп­но­го кре­дит­но­го порт­фе­ля бан­ков.

В 2017 г. банковская си­сте­ма переключилась на активное кредитование на­се­ле­ния (ес­ли в ян­ва­ре займы физическим ли­цам увеличивались со ско­ро­стью 3,7% гг., то в ноябре - 23% гг.). При­чин та­ко­го уско­ре­ния несколь­ко: смяг­че­ние усло­вий предо­став­ле­ния зай­мов (вы­да­ча по­тре­би­тель­ских кре­ди­тов без справ­ки о до­хо­дах), вслед за став­кой ре­фи­нан­си­ро­ва­ния сни­жа­лись став­ки на кре­дит­но-де­по­зит­ном рын­ке в бе­ло­рус­ских руб­лей (с 19,1% в ян­ва­ре до 11,2% в ноябре), вы­рос­ло по­треб­ле­ние (обо­рот роз­нич­ной тор­гов­ли уве­ли­чил­ся на 3,8% гг. по­сле со­кра­ще­ния на 4,2% гг. в 2016 г.).

В усло­ви­ях сла­бо­го фи­нан­со­во­го со­сто­я­ния круп­ных кор­по­ра­тив­ных за­ем­щи­ков и сред­не­го биз­не­са бан­ки сме­ща­ли кре­дит­ную ак­тив­ность в сег­мент фи­зи­че­ских лиц, так как про­сроч­ка (0,5%) здесь зна­чи­тель­но ни­же по срав­не­нию с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем биз­нес-сре­ды.

С уче­том об­щей мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки Нац­бан­ка, ко­то­рая в ос­нов­ном на­прав­ле­на на борь­бу с ин­фля­ци­ей, та­кой рост кре­ди­то­ва­ния кор­по­ра­тив­ных кли­ен­тов, сред­не­го и мел­ко­го биз­не­са свя­зан с рис­ка­ми (рис. 4). В первую оче­редь это обу­слов­ле­но огра­ни­чен­но­стью де­неж­но­го пред­ло­же­ния со сто­ро­ны бан­ков из-за вы­со­ких некон­ку­рен­то­спо­соб­ных про­цент­ных ста­вок и «ка­баль­ных» за­ло­гов по срав­не­нию с усло­ви­я­ми для ев­ро­пей­ских за­ем­щи­ков.

МАК­СИ­МАЛЬ­НЫЙ

ОБЪ­ЕМ ВВП БЕ­ЛА­РУ­СИ БЫЛ В

2014 г. - 78,74 МЛРД ДОЛЛ., А В 2017 г. НЕ ПРЕ­ВЫ­СИЛ 52 МЛРД.

Рис. 2. Рост ВВП, 2017-2018 гг.,% Ис­точ­ник: Бел­стат, Центр мак­ро­эко­но­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ний Сбер­бан­ка Рос­сии

Рис. 1. Сред­няя зар­пла­та в Бе­ла­ру­си, 2017 г., долл. Ис­точ­ник: Бел­стат, Нац­банк

ЕВ­ГЕ­НИЙ КАЧУРОВСКИЙ, пре­зи­дент меж­ду­на­род­но­го неком­мер­че­ско­го фон­да «Но­вая эко­но­ми­ка»

Бе­ла­русь в оче­ред­ной раз не вклю­че­на в рей­тинг гло­баль­ной кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти Все­мир­но­го эко­но­ми­че­ско­го фо­ру­ма в Да­во­се по вер­сии 2018 г., ко­то­рый со­дер­жит по­дроб­ный об­зор силь­ных и сла­бых сто­рон раз­лич­ных стран. Это поз­во­ля­ет им опре­де­лять...

Рис. 3. Кре­дит­ная ди­на­ми­ка, 2015-2018 гг., % (л.ш. - ле­вая шка­ла, п.ш. - пра­вая шка­ла) Ис­точ­ник: Нац­банк, Центр мак­ро­эко­но­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ний Сбер­бан­ка Рос­сии

Рис. 4. Де­неж­ная по­ли­ти­ка, 2017-2018 гг., млн руб. Ис­точ­ник: Бел­стат

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.