ЗНА­Е­ТЕ ЛИ ВЫ СВОЮ РО­ДО­СЛОВ­НУЮ? ЕС­ЛИ ДА, НА­СКОЛЬ­КО ГЛУ­БО­КО?

Gazeta Slonimskaya - - СЛОНІМ -

Еле­на Ва­си­льев­на:

— Ба­буш­ку и де­душ­ку, пра­ба­буш­ку знаю. Но спе­ци­аль­но этим не ин­те­ре­со­ва­лась. Ста­ра­юсь как мож­но ча­ще бы­вать на ма­лой ро­дине, в де­ревне Озер­ни­ца. Муж ро­дил­ся ря­дом. Он то­же хо­ро­шо пом­нит сво­их ба­бу­шек, де­ду­шек и дру­гих род­ствен­ни­ков. На Ра­ду­ни­цу все­гда ез­дим ту­да.

Вла­ди­мир Кон­дра­тье­вич Грец­кий:

— Знаю толь­ко ма­му и папу. Я ро­дил­ся в се­мье по­след­ним, пя­тым ре­бен­ком, и, ко­гда был ма­лень­ким, мои ба­буш­ки и де­душ­ки все ушли из жиз­ни, я не пом­ню их со­вер­шен­но. Ни­че­го не со­хра­ни­лось от них, во­ен­ное же вре­мя бы­ло. Я в 38-м го­ду ро­дил­ся и пом­ню вой­ну. Мне семь лет бы­ло, ко­гда она за­кон­чи­лась.

Ани­сья Ни­ко­ла­ев­на:

Ана­то­лий:

— Да, знаю де­да и пра­де­да. Обыч­ные лю­ди. Дед был в Пи­те­ре че­ки­стом. Брат мой в КГБ ра­бо­тал, умер. Мой дво­ю­род­ный брат в Мин­ском во­ен­ном учи­ли­ще до сих пор пре­по­да­ет. Ему 70 лет, но про­дол­жа­ет ра­бо­тать.

Ев­ге­ния Ми­хай­лов­на:

— Второе по­ко­ле­ние знаю, это ба­буш­ка, де­душ­ка. Их дав­но нет. Мои ро­ди­те­ли по ли­нии ма­мы оста­лись си­ро­та­ми в 12 и 13 лет. А ро­ди­те­лей по име­ни от­ца пом­ню. Но с ни­ми я по­чти не об­ща­лась. Од­на­ко у ме­ня есть пле­мян­ник, ко­то­рый со­би­ра­ет ро­до­слов­ную на­шей се­мьи. Он свя­зал­ся с род­ствен­ни­ка­ми из Ка­на­ды, Фран­ции, и они при­сы­ла­ют ему све­де­ния о дру­гих род­ствен­ни­ках. Это очень ин­те­рес­но. Сов­мест­но с род­ствен­ни­ком из Поль­ши они де­ла­ют на­ше ге­не­а­ло­ги­че­ское дре­во.

— Во вре­мя вой­ны мой де­душ­ка по от­цу жил в Сло­ни­ме. А де­душ­ка по ли­нии ма­те­ри — ро­дом из Ки­е­ва, он ка­пи­тан вто­ро­го ран­га.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.