Слу­жи­ли два то­ва­ри­ща в од­ном и том же пол­ку…

Осе­нью 1943 го­да в осво­бож­де­нии Го­мель­щи­ны от на­цист­ских за­хват­чи­ков при­ни­ма­ли уча­стие лет­чи­ки 165-го ис­тре­би­тель­но­го авиа­пол­ка 286-й ис­тре­би­тель­ной авиа­ди­ви­зии 16-й воз­душ­ной ар­мии.

Gomelskaya Pravda - - ПАМЯТЬ - Ал­ла ЕГО­РО­ВА, за­ве­ду­ю­щая от­де­лом Го­мель­ско­го об­ласт­но­го му­зея во­ен­ной сла­вы

3 ок­тяб­ря груп­па ис­тре­би­те­лей и штур­мо­ви­ков вы­ле­те­ла на вы­пол­не­ние бо­е­во­го за­да­ния. Око­ло де­рев­ни Ка­ти­чев Бра­гин­ско­го рай­о­на она встре­ти­лась с боль­шим ко­ли­че­ством са­мо­ле­тов люфтваф­фе, ле­тев­ших на бом­бар­ди­ров­ку пе­ре­до­вых по­зи­ций со­вет­ских войск. За­вя­зал­ся оже­сто­чен­ный нерав­ный бой, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го вра­же­ские бом­бар­ди­ров­щи­ки Ю-87 вы­нуж­де­ны бы­ли по­вер­нуть об­рат­но. Но не обо­шлось без по­терь. Два со­вет­ских ис­тре­би­те­ля бы­ли под­би­ты. Са­мо­лет ве­ду­ще­го груп­пы за­ме­сти­те­ля ко­ман­ди­ра авиа­эс­кад­ри­льи млад­ше­го лей­те­нан­та Геор­гия Дмит­ри­е­ви­ча Чер­ство­ва на­чал па­дать на де­рев­ню Жерд­ное Бра­гин­ско­го рай­о­на. Лет­чик по­след­ни­ми уси­ли­я­ми от­вел ма­ши­ну от де­рев­ни и на гла­зах мест­ных жи­те­лей упал в непро­хо­ди­мое бо­ло­то.

Пи­лот вто­ро­го, объ­ято­го пла­ме­нем са­мо­ле­та, млад­ший лей­те­нант Ва­си­лий Ива­но­вич Ве­де­не­ев вы­прыг­нул с па­ра­шю­том. Фа­шист­ские лет­чи­ки в упор рас­стре­ли­ва­ли его. Тя­же­ло­ра­не­но­го, об­го­рев­ше­го юно­шу по­до­бра­ли и спря­та­ли бра­тья Ми­ха­ил и Ва­си­лий Це­луй­ко, бе­жав­шие из фа­шист­ско­го конц­ла­ге­ря и скры­вав­ши­е­ся в ле­су не­да­ле­ко от сво­ей род­ной де­рев­ни Це­луй­ки. Они сде­ла­ли все воз­мож­ное, что­бы спа­сти пар­ня. По их прось­бе сель­ская мед­сест­ра, же­на Ми­ха­и­ла На­та­лья Це­луй­ко еже­днев­но, рискуя жиз­нью, про­би­ра­лась в лес и де­ла­ла лет­чи­ку пе­ре­вяз­ки, при­но­си­ла всем еду.

Че­рез пол­то­ра ме­ся­ца Ве­де­не­ев стал по­прав­лять­ся, толь­ко на ли­це оста­лись шра­мы от ожо­гов, а в но­ге си­дел оско­лок. “Я обя­за­тель­но еще бу­ду ле­тать и встре­чу День По­бе­ды в Бер­лине”, — не раз го­во­рил он. Но за два дня до осво­бож­де­ния де­рев­ни фа­ши­сты окру­жи­ли то ме­сто, где скры­ва­лись лет­чик и бра­тья Це­луй­ко. В пе­ре­стрел­ке по­гиб­ли все трое. Во­и­ны­о­сво­бо­ди­те­ли по­хо­ро­ни­ли их на окра­ине де­рев­ни.

Судь­бы двух мо­ло­дых ре­бят во мно­гом по­хо­жи. Геор­гий Чер­ствов ро­дил­ся в 1923 го­ду в Мос­ков­ской об­ла­сти в мно­го­дет­ной се­мье. Ва­си­лий Ве­де­не­ев стар­ше его на год, ро­дом из Смо­лен­ской об­ла­сти. В шест­на­дца­ти­лет­нем воз­расте пе­ре­ехал в Моск­ву, к сест­ре. Окон­чил ФЗУ и ра­бо­тал сле­са­рем на стан­ко­за­во­де. Как все маль­чиш­ки то­го вре­ме­ни, Геор­гий и Ва­си­лий меч­та­ли стать лет­чи­ка­ми. По­сту­пи­ли в аэро­клуб Ле­нин­ско­го рай­о­на Моск­вы, за­тем в 1941 го­ду в Бо­ри­со­глеб­скую во­ен­ную шко­лу пи­ло­тов име­ни В. П. Чка­ло­ва, до­сроч­но окон­чи­ли ее.

Чер­ствов был на­прав­лен на Ка­рель­ский фронт в 197-й авиа­полк. В ча­сти он был са­мым мо­ло­дым лет­чи­ком, и ко­ман­ди­ры его лас­ко­во на­зы­ва­ли сын­ком. Но с пер­вых же бо­е­вых вы­ле­тов он по­ка­зал се­бя уме­лым и храб­рым пи­ло­том и вско­ре был на­зна­чен ко­ман­ди­ром зве­на. (В 19 лет!)

Бо­е­вые вы­ле­ты сле­до­ва­ли один за дру­гим, по несколь­ку раз в день. Но Геор­гий не знал уста­ло­сти. В на­град­ном ли­сте на Г. Д. Чер­ство­ва от 16 сен­тяб­ря 1942 го­да ска­за­но: “В бо­е­вой ра­бо­те про­явил се­бя как му­же­ствен­ный и сме­лый лет­чик-ис­тре­би­тель. За пе­ри­од бо­е­вых дей­ствий с мая 1942 г. про­из­вел 38 бо­е­вых вы­ле­тов, участ­во­вал в 12 воз­душ­ных бо­ях, в груп­пе сбил 8 са­мо­ле­тов про­тив­ни­ка... 10.8.42 г. Чер­ствов в чис­ле 6 лет­чи­ков воз­вра­щав­ших­ся с бо­е­во­го за­да­ния… вне­зап­но был ата­ко­ван 6 “МЕ-109”. Два са­мо­ле­та бы­ли под­би­ты и вы­ве­де­ны из строя. Мо­ло­дые пи­ло­ты… сме­ло при­ня­ли бой с чис­лен­но пре­вос­хо­дя­щим про­тив­ни­ком… Толь­ко двум “МЕ-109” уда­лось скрыть­ся, осталь­ные че­ты­ре бы­ли сби­ты. На­ша чет­вер­ка бла­го­по­луч­но вер­ну­лась на аэро­дром... 15.9.42 г. в воз­душ­ном бою лич­но сбил “МЕ-109”. В воз­душ­ных бо­ях Чер­ствов про­яв­ля­ет лич­ную ини­ци­а­ти­ву и на­ход­чи­вость”.

За про­яв­лен­ные му­же­ство и от­ва­гу он был на­граж­ден ор­де­ном Крас­ной Звез­ды, а ко­ман­ду­ю­щий Ка­рель­ским фрон­том вру­чил ему имен­ные ча­сы, на ко­то­рых вы­гра­ви­ро­ва­но: “Отваж­но­му ис­тре­би­те­лю Чер­ство­ву от ко­ман­ду­ю­ще­го К. Ф.”

В ав­гу­сте 1943-го Геор­гий был на­прав­лен на Цен­траль­ный фронт в 165-й ис­тре­би­тель­ный авиа­полк на долж­ность за­ме­сти­те­ля ко­ман­ди­ра авиа­эс­кад­ри­льи. В ко­рот­кие ми­ну­ты меж­ду бо­я­ми, неред­ко в ка­бине са­мо­ле­та, он пи­сал пись­ма род­ным. “Доб­рый день, до­ро­гие мои… Шлю вам свой го­ря­чий бо­е­вой при­вет и наи­луч­шие по­же­ла­ния, — пи­шет он 30 сен­тяб­ря 1943 го­да. — Со­об­щаю, что жив и здо­ров… Жи­ву хо­ро­шо, ра­бо­та­ем мно­го. Фри­цев так­же го­ним хо­ро­шо… Креп­ко це­лую вас”. Это бы­ла его по­след­няя ве­сточ­ка.

Ва­си­лий Ве­де­не­ев, прой­дя пе­ре­учи­ва­ние на са­мо­ле­те Ла-5 в 1-м за­пас­ном ис­тре­би­тель­ном авиа­пол­ку в г. Ар­за­ма­се, в июне 1943 го­да был на­прав­лен на Цен­траль­ный фронт. Пер­вое бо­е­вое кре­ще­ние по­лу­чил на Кур­ской ду­ге. “Хо­чу по­де­лить­ся с ва­ми боль­шой ра­до­стью, — пи­сал он род­ным, — я уже в дей­ству­ю­щей ар­мии, во­юю, бес­по­щад­но уни­что­жаю фа­шист­скую нечисть. Мо­же­те не со­мне­вать­ся в том, что я чест­но вы­пол­ню свой долг пе­ред Ро­ди­ной”. “Ва­си­лий был сме­лым, во­ле­вым, це­ле­устрем­лен­ным лет­чи­ком, на­сто­я­щим воз­душ­ным бой­цом. Он не раз от­ли­чал­ся в бо­ях”, — вспо­ми­нал его од­но­пол­ча­нин Вик­тор Го­го­лев. Осе­нью 1943 го­да Ве­де­не­ев в со­ста­ве 165-го ис­тре­би­тель­но­го авиа­пол­ка сра­жал­ся в небе Го­мель­щи­ны и 3 ок­тяб­ря вы­ле­тел на бо­е­вое за­да­ние…

О даль­ней­шей судь­бе лет­чи­ков узна­ли спу­стя 34 го­да, в кон­це 1970-х го­дов, ко­гда при про­ве­де­нии ме­ли­о­ра­тив­ных ра­бот око­ло де­рев­ни Жерд­ное Бра­гин­ско­го рай­о­на с се­ми­мет­ро­вой глу­би­ны бы­ли из­вле­че­ны об­лом­ки са­мо­ле­та-ис­тре­би­те­ля Ла-5, остан­ки Г. Д. Чер­ство­ва, па­ра­шют, ра­кет­ни­ца, план­шет­ка, до­ку­мен­ты, лич­ные ве­щи лет­чи­ка и те са­мые кар­ман­ные ча­сы с над­пи­сью от ко­ман­ду­ю­ще­го Ка­рель­ским фрон­том, ко­то­рые в на­сто­я­щее вре­мя на­хо­дят­ся в экс­по­зи­ции Го­мель­ско­го об­ласт­но­го му­зея во­ен­ной сла­вы.

Име­на от­важ­ных лет­чи­ков и те да­ле­кие со­бы­тия осе­нью 1943-го бы­ли вос­ста­нов­ле­ны при по­мо­щи мест­ных жи­те­лей и бла­го­да­ря кро­пот­ли­вой по­ис­ко­вой ра­бо­те стар­ше­го на­уч­но­го со­труд­ни­ка Го­мель­ско­го об­ласт­но­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея под­пол­ков­ни­ка Ни­ко­лая Се­ме­но­ви­ча Царь­ко­ва.

Геор­гию Чер­ство­ву и Ва­си­лию Ве­де­не­е­ву бы­ло по два­дцать с неболь­шим, ко­гда они при­ня­ли по­след­ний бой с вра­же­ски­ми пи­ло­та­ми. Но не дрог­ну­ли, не от­сту­пи­ли. И ушли в бес­смер­тие.

Геор­гий Чер­ствов у са­мо­ле­та

Геор­гий Чер­ствов

Ва­си­лий Ве­де­не­ев

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.