Судь­бо­нос­ная ре­ка

Це­ни­те­ли ис­кус­ства и жи­во­пи­си на­вер­ня­ка зна­ко­мы с од­ной из са­мых из­вест­ных кар­тин Ар­хи­па Ку­ин­джи “Лун­ная ночь на Дне­пре” (1880). Эта ра­бо­та про­из­ве­ла в свое вре­мя на­сто­я­щий фу­рор и при­об­ре­ла ве­ли­кую славу. Лю­ди, оча­ро­ван­ные ве­ли­ко­леп­ным пей­за­жем, ча­са­ми с

Gomelskaya Pravda - - ЛИНИЯ ЖИЗНИ - На­та­лья АПАНАСЕНКО, г. п. Ло­ев Фо­то ав­то­ра

Для Ни­ко­лая До­ро­хо­ва лун­ные но­чи на Дне­пре бы­ли обыч­ным зре­ли­щем. Он знал здесь каж­дый кустик, лю­бую троп­ку и по ча­сам мог точ­но опре­де­лить на­хож­де­ние лу­ны и звезд. Ведь ро­дил­ся он в укра­ин­ском ме­стеч­ке Ра­дуль, что ти­хо дрем­лет на ле­вом бе­ре­гу ре­ки. Шум дне­пров­ской во­ды ча­стень­ко успо­ка­и­вал и да­вал си­лы, а необъ­ят­ная гладь рож­да­ла твор­че­ские за­мыс­лы. Его ма­ма, про­стая укра­ин­ская жен­щи­на, од­на рас­ти­ла сы­на, лю­би­ла и ле­ле­я­ла, по­свя­тив ему всю свою жизнь. В ше­сти­де­ся­тые го­ды труд­но бы­ло оди­но­кой жен­щине по­ста­вить ре­бен­ка на но­ги, но силь­ный ха­рак­тер, ма­те­рин­ская лю­бовь и ве­ра в бо­жью по­мощь по­мог­ли ей пре­одо­леть все труд­но­сти. В Ра­ду­ле то­гда дей­ство­ва­ла ар­тель “Ло­зо-ро­гоз­ный ком­би­нат”, ко­то­рая в 1960 го­ду бы­ла пе­ре­име­но­ва­на в фабрику ло­зо­вых из­де­лий. Здесь в уме­лых ру­ках ма­сте­риц ве­точ­ки ло­зы спле­та­лись в уди­ви­тель­ные узо­ры и ста­но­ви­лись кра­си­вы­ми и нуж­ны­ми ве­ща­ми: сту­лья­ми, сто­ла­ми, аба­жу­ра­ми, крес­ла­ми. Что­бы сын ни в чем не нуж­дал­ся, жен­щи­на не бро­са­ла ра­бо­ту, бра­ла его с со­бой на ком­би­нат. Там для него со­еди­ни­ли два крес­ла, и по­лу­чи­лась ма­лень­кая кро­ват­ка. По­это­му за­пах ло­зы зна­ком Ни­ко­лаю с ко­лы­бе­ли. Кол­лек­тив был друж­ный, а лю­ди — доб­рые, ис­крен­ние, вни­ма­тель­ные, уме­ю­щие от­кро­вен­но ра­до­вать­ся успе­хам по­друг и по­мо­гать друг друж­ке в го­ре. Под ме­ло­дию укра­ин­ской пес­ни “Рід­на ма­ти моя, ти но­чей не до­спа­ла. І во­ди­ла мене у по­ля край се­ла…” мла­де­нец ча­стень­ко за­сы­пал, а ду­шев­ную теп­ло­ту впи­ты­вал в се­бя, как губ­ка. Вот так и рос он сы­ном це­ха. Вз­рос­лея сре­ди ло­зо­вых пру­тьев, в 5 лет Ни­ко­лай уже про­фес­си­о­наль­но мог пле­сти пла­стин­ки, и за две шту­ки ему пла­ти­ли по пять ко­пе­ек. Так что пер­вые свои ле­ден­цы-пе­туш­ки он по­ку­пал за лич­но за­ра­бо­тан­ные день­ги. В 6-м клас­се на ка­ни­ку­лах маль­чик мог са­мо­сто­я­тель­но тру­дить­ся. Ме­бель то­гда во­зи­ли на гру­зо­вых ма­ши­нах до стан­ции Го­лу­би­чи. По грун­то­вой до­ро­ге по­рой крес­ла и сто­лы ло­ма­лись, ца­ра­па­лись. А ма­ма со­про­вож­да­ла то­вар до по­груз­ки в ва­го­ны, и ес­ли где-то по­яв­лял­ся брак, тут же про­из­во­ди­ла об­мот­ку, ис­прав­ля­ла все по­греш­но­сти. Ко­ля в это вре­мя на ком­би­на­те вы­пол­нял ее ра­бо­ту. В ру­ках па­рень­ка ло­зо­вые пла­сти­ноч­ки, слов­но змей­ки, об­ви­ва­лись во­круг пру­ти­ков, по­гло­щая его пол­но­стью в ра­бо­ту.

По­лу­чив сред­нее об­ра­зо­ва­ние, юно­ша учил­ся в Чер­ни­гов­ской ра­дио­тех­ни­че­ской шко­ле, где го­то­ви­ли ме­ха­ни­ков, от­ве­ча­ю­щих за взлет и по­сад­ку са­мо­ле­тов. Но ра­бо­тать по спе­ци­аль­но­сти он так и не смог, ло­за ма­ги­че­ски ма­ни­ла, ру­ки тре­бо­ва­ли вир­ту­оз­ных дей­ствий. Ни­ко­лай Федорович все­гда по­ни­мал, что лозо­пле­те­ние — труд твор­че­ский и нелег­кий, на­пря­мую за­ви­ся­щий от ка­при­зов при­ро­ды, ведь ло­за — ди­тя при­ро­ды, и ее ка­че­ство от­ра­жа­ет усло­вия про­шед­ше­го се­зо­на. За­го­тав­ли­ва­ет­ся она зи­мой, за­тем про­хо­дит тех­но­ло­ги­че­скую об­ра­бот­ку: очи­ща­ет­ся от коры, рас­па­ри­ва­ет­ся и при­об­ре­та­ет же­ла­е­мую фор­му. И толь­ко по­том на­чи­на­ет­ся чу­до­дей­ствие ма­сте­ра. Но он точ­но зна­ет, что лег­кость, кра­со­та и удоб­ство из­де­лий, со­тво­рен­ных ру­ка­ми че­ло­ве­ка, не остав­ля­ют рав­но­душ­ны­ми ни­ко­го. А опы­та он на­би­рал­ся на раз­лич­ных фо­ру­мах Бе­ла­ру­си и За­пад­ной Укра­и­ны.

Есть у Ни­ко­лая Фе­до­ро­ви­ча на­сто­я­щая по­клон­ни­ца и це­ни­тель­ни­ца его твор­че­ства, же­на Свет­ла­на Ми­хай­лов­на. По­рой удив­ля­ет нас спле­те­ние су­деб лю­дей. Но ведь пер­вый по­да­рок сво­ей бу­ду­щей су­пру­ге че­тыр­на­дца­ти­лет­ний па­ре­нек пре­под­нес, ко­гда ей бы­ло 6 лет. Со стар­шим бра­том Свет­ла­ны юно­ша учил­ся в од­ном клас­се, и спе­ци­аль­но для сест­рич­ки дру­га сплел ма­лень­кую ку­коль­ную кро­ват­ку, ко­то­рая по­сле и со­еди­ни­ла их жиз­ни. Они со­зда­ли креп­кую се­мью, вы­рас­ти­ли дво­их сы­но­вей, уха­жи­ва­ли за ма­мой.

Но семь лет на­зад она ушла из жиз­ни — по­гас ого­нек у дне­пров­ской во­ды. И од­на­жды, вгля­ды­ва­ясь в даль про­ти­во­по­лож­но­го кру­то­го бе­ре­га ре­ки, муж­чи­на впер­вые по­ду­мал: “Ведь на том бе­ре­гу лю­ди то­же жи­вут и на том бе­ре­гу ло­зу то­же пле­тут”. И это прав­да! На го­рЕ в бе­ло­рус­ских де­ре­вень­ках дав­но уже обос­но­ва­лись род­ствен­ни­ки Свет­ла­ны, а его род­ные про­жи­ва­ют в Ре­чи­це. И До­ро­хо­вы при­ня­ли еди­но­душ­ное ре­ше­ние — пе­ре­ехать на пра­вый бе­рег Дне­пра. Вода, воз­дух, небо для бе­ло­ру­сов и укра­ин­цев еди­ны, толь­ко вот пре­град с го­да­ми ста­но­вит­ся боль­ше. Но с дет­ства пом­нит Ни­ко­лай ма­те­рин­ский на­каз — учись все­му, что при­го­дит­ся в жиз­ни. Тру­до­лю­бие, упор­ство, ду­шев­ная кра­со­та по­мо­га­ют Ни­ко­лаю Фе­до­ро­ви­чу пре­одо­ле­вать вре­мен­ные труд­но­сти. Он уве­рен, что его ру­кам все под си­лу. Сей­час бо­ле­ет же­на, но его без­мер­ная лю­бовь и бо­жья по­мощь обя­за­тель­но по­мо­гут ей встать на но­ги. Он про­дол­жа­ет ра­бо­тать, из­го­тав­ли­ва­ет по прось­бе сель­чан кор­зин­ки, сту­лья, крес­ла и по-преж­нему оста­ет­ся доб­рым, чест­ным, от­кры­тым че­ло­ве­ком, ко­то­рый ве­рит в ис­крен­ность и че­ло­веч­ность лю­дей. Об этом сви­де­тель­ству­ют ви­ся­щие на его за­бо­ре кор­зин­ки — за­чем пря­тать, ес­ли во­круг жи­вут та­кие же, как он.

И толь­ко по ве­че­рам, стоя на кру­том об­ры­ве и вгля­ды­ва­ясь в ле­вую даль, он мыс­лен­но пе­ре­но­сит­ся ту­да, где про­шли его пер­вые жиз­нен­ные уни­вер­си­те­ты, где и сей­час по­ют укра­ин­ские пес­ни, толь­ко вот слы­шит­ся в ду­ше дру­гой на­пев: “Ма­ти ка­же прав­ду, прав­ди тої си­ла… Ма­мо, ти ж ка­за­ла, ма­мо, ти ж про­си­ла!..”

Так по­лу­чи­лось в ис­то­рии ма­сте­ра До­ро­хо­ва, что жи­вет в де­ре­вень­ке Тес­ны в Ло­ев­ском рай­оне Бе­ла­ру­си: лю­би­мая ре­ка Дне­пр со­еди­ни­ла его жиз­нен­ные бе­ре­га.

Ни­ко­лай До­ро­хов со сво­и­ми из­де­ли­я­ми из ло­зы

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.