За­ве­ща­ние док­то­ра Жу­ле­го

16 за­ме­ча­тель­но­го но­яб­ря не ста­ло ме­ди­ка на­ше­го Ва­лен­ти­на зем­ля­ка, Кузь­ми­ча Жу­ле­го, ко­то­ро­го хо­ро­шо зна­ли и бла­го­дар­но лю­би­ли на Го­мель­щине. Мне по­счаст­ли­ви­лось дру­жить с ним до са­мых по­след­них дней его жиз­ни. А в блок­но­тах и на га­зет­ных стра­ни­цах оста­лис

Gomelskaya Pravda - - ЧИТАТЕЛЬ — ГАЗЕТА - Изя­с­лав КОТЛЯРОВ

“При­ро­да и Бог за­про­грам­ми­ро­ва­ли че­ло­ве­ка на дол­гую жизнь. Во­прос, как про­длить ее, не ак­туа­лен. Пра­виль­нее спра­ши­вать — как ее не уко­ра­чи­вать”, — его за­ве­ща­ние всем жи­ву­щим. Ва­лен­тин Кузь­мич был глав­ным те­ра­пев­том Го­мель­ской об­ла­сти, мно­го лет воз­глав­лял те­ра­пев­ти­че­ское от­де­ле­ние об­ласт­ной боль­ни­цы. Но да­же на пенсии для близ­ких и зна­ко­мых, быв­ших па­ци­ен­тов по-преж­не­му оста­вал­ся лю­би­мым док­то­ром. А еще по­ка­зы­вал при­мер то­го, как жить ин­те­рес­но, ак­тив­но, ве­ря в свои си­лы. Убеж­дал, что уме­ние слу­шать дру­го­го че­ло­ве­ка учит боль­ше, чем уме­ние рас­ска­зы­вать то, что зна­ешь. “Ес­ли с со­бе­сед­ни­ком об­ме­нять­ся по­дар­ка­ми, то и у ме­ня, и у него бу­дет все рав­но по од­но­му. Но ес­ли я об­ме­ня­юсь мне­ни­ем, иде­ей, то и у ме­ня, и у него бу­дет в два ра­за боль­ше. Ум­ный че­ло­век ста­но­вит­ся ум­нее. Я из­на­чаль­но доб­ро­же­ла­те­лен к лю­дям. Ста­ра­юсь раз­го­ва­ри­вать на язы­ке, им по­нят­ном, не при­ем­лю “раз­го­во­ра глу­хо­го с глу­хо­не­мым”. Да, со мной мож­но бе­се­до­вать на мно­гие те­мы. Неко­то­рые во­про­сы био­ло­гии и фи­зио­ло­гии че­ло­ве­ка, азы пси­хо­ло­гии и об­ще­ст­во­зна­ния я по­лу­чил в ин­сти­ту­те, а об­ще­нию с людь­ми на­учи­ла ра­бо­та в участ­ко­вой боль­ни­це в труд­ное по­сле­во­ен­ное вре­мя”, — го­во­рил Ва­лен­тин Кузь­мич.

Имен­но та­кое ощу­ще­ние жиз­ни при­ве­ло его в Ви­теб­ский мед­ин­сти­тут. По­сле уче­бы на­чал ра­бо­ту глав­ным и един­ствен­ным вра­чом сре­ди пер­со­на­ла из 50 че­ло­век в участ­ко­вой боль­ни­це Ле­пель­ско­го рай­о­на на Ви­теб­щине. Об­слу­жи­вал (это сло­во в от­но­ше­нии вра­ча ему нра­ви­лось — врач дол­жен слу­жить лю­дям!) 14 де­ре­вень Бе­ре­зин­ско­го за­по­вед­ни­ка. Там ра­бо­тал до ле­та 1968 го­да. И был, как сей­час го­во­рят, вра­чом об­щей прак­ти­ки. До рай­он­ной боль­ни­цы — 35 ки­ло­мет­ров. Ле­чил де­тей и ста­ри­ков, муж­чин и жен­щин, при­ни­мал ро­ды, вы­ры­вал зу­бы и про­мы­вал уши. Ра­бо­та в участ­ко­вой боль­ни­це его мно­го­му на­учи­ла. Осо­бен­но жить сре­ди лю­дей, уметь с ни­ми раз­го­ва­ри­вать на по­нят­ном им язы­ке, слы­шать их.

О том пе­ри­о­де Жу­ле­го рас­ска­зы­вал: “Есть та­кая шут­ка, что хи­рур­ги ма­ло зна­ют, но мно­го де­ла­ют, а те­ра­пев­ты мно­го зна­ют, да ма­ло де­ла­ют. Как-то во мне при­жи­лось мне­ние, что те­ра­певт в первую оче­редь — это ди­а­гност. И ко­гда На­деж­да Ни­ки­тич­на Силь­чен­ко пе­ре­да­ла мне ру­ко­вод­ство те­ра­пев­ти­че­ским от­де­ле­ни­ем Свет­ло­гор­ской рай­он­ной боль­ни­цы, груз та­ко­го мне­ния уже ни­ко­гда не по­ки­дал. Это­му спо­соб­ство­вал то­гдаш­ний глав­врач Ва­си­лий Ива­но­вич На­у­мец, ко­то­рый на­пра­вил ме­ня в Ки­ев в кли­ни­ку про­фес­со­ра Сор­ниц­ко­го на че­ты­ре ме­ся­ца под­го­тов­ки по ге­ма­то­ло­гии. Очень теп­лые вос­по­ми­на­ния оста­лись о ра­бо­те с этим ру­ко­во­ди­те­лем, ко­то­рый, преж­де чем дать со­вет, ста­рал­ся узнать, как ты зна­ешь по­став­лен­ный во­прос, твое мне­ние. Бы­ло че­му по­учить­ся и у Ма­рии Гав­ри­лов­ны Ко­ше­ле­вич. Вряд ли вы най­де­те та­ко­го вра­ча в Го­мель­ской об­ла­сти, ко­то­рый бы 16 раз про­хо­дил под­го­тов­ку: в Москве три­жды, в Мин­ске мно­го­крат­но, Ки­е­ве и Ле­нин­гра­де, по раз­ным спе­ци­аль­но­стям, ибо же­лал со­от­вет­ство­вать тре­бо­ва­ни­ям вра­ча (услов­но го­во­ря, ди­а­гно­ста). Лю­бил учить­ся. Ка­жет­ся, всю жизнь учил­ся бы с удо­воль­стви­ем. Вот от­ку­да по­ни­ма­ние неко­то­рых во­про­сов ме­ди­ци­ны”.

Бу­дучи глав­ным те­ра­пев­том Го­мель­ской об­ла­сти, Ва­лен­тин Кузь­мич по­чти всех 634 кол­лег знал по име­ни и от­че­ству. Умел вдох­но­вить на все луч­шее в ме­ди­цине. За­пом­ни­лось недав­нее рас­суж­де­ние Ва­лен­ти­на Кузь­ми­ча: “За­мет­но вы­рос­ла про­дол­жи­тель­ность жиз­ни, су­ще­ствен­но из­ме­ни­лась струк­ту­ра смерт­но­сти: ес­ли рань­ше от пнев­мо­нии уми­ра­ли ед­ва ли не 90 про­цен­тов боль­ных, то сей­час по­чти всех вы­тас­ки­ва­ют. То, что рань­ше кар­дио­хи­рур­ги де­ла­ли в Москве, те­перь осу­ществ­ля­ет­ся в Го­ме­ле. Огром­ны успе­хи транс­план­то­ло­гии. Про­рыв в те­ра­пии бу­дет, ко­гда на­учим­ся бо­роть­ся с ви­ру­са­ми. В на­ча­ле мо­ей прак­ти­ки ос­нов­ны­ми ин­стру­мен­та­ми ди­а­гно­сти­ки бы­ли ру­ки, уши и гла­за вра­ча. Се­го­дня все де­ла­ет­ся на ос­но­ва­нии гра­мот­ной ин­тер­пре­та­ции ла­бо­ра­тор­ных и ин­стру­мен­таль­ных дан­ных. Ча­сто при­хо­дит­ся слы­шать, во сколь­ко бюд­же­ту об­хо­дит­ся здра­во­охра­не­ние, и очень ред­ко — сколь­ко ра­до­сти и сча­стья при­но­сит вы­здо­ров­ле­ние. И все же на­до при­знать, что со­вре­мен­ная ме­ди­ци­на вли­я­ет на про­дол­жи­тель­ность жиз­ни мак­си­мум на 20 про­цен­тов. Осталь­ное за­ви­сит от на­след­ствен­но­сти и об­ра­за жиз­ни, осо­бен­но от пи­та­ния”.

Ва­лен­тин Кузь­мич вос­хи­щал сво­и­ми фи­ло­ло­ги­че­ски­ми при­стра­сти­я­ми, зна­ни­ем эти­мо­ло­гии, про­фес­си­о­наль­ным вла­де­ни­ем фо­то­гра­фи­кой, ком­пью­тер­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Был ав­то­ром 15 ко­рот­ко­мет­раж­ных филь­мов, сре­ди ко­то­рых “Бе­ре­зи­на”, “Бе­ло­кры­лая ры­бач­ка” (как чай­ка ло­вит ры­бу), “Рай­ский уго­лок” (о бе­ре­зо­вой ро­ще, ко­то­рую по­ка обо­шло же­сто­кое че­ло­ве­че­ское вни­ма­ние), “Ле­то ка­тит­ся в сен­тябрь”, “Насле­дие при­ро­ды” (о ма­лых ре­ках Бе­ла­ру­си), “До­мик в де­ревне” (о жиз­ни дач­ни­ков), “Ро­до­вое гнез­до”, “Де­ре­вен­ские за­ри­сов­ки”, “Апо­гей жиз­ни”. Со­ста­вил сбор­ник не очень фри­воль­ных, в ос­нов­ном фи­ло­соф­ских анек­до­тов. А на во­прос, все­гда ли фи­ло­со­фия жиз­ни мо­жет и долж­на сов­па­дать с воз­мож­но­стя­ми че­ло­ве­ка, от­ве­чал с уве­рен­но­стью, что ни­ко­гда не сов­па­да­ют. Фи­ло­со­фия че­ло­ве­ка долж­на со­от­вет­ство­вать его воз­мож­но­стям, но они по­чти все­гда от­ста­ют от же­ла­е­мо­го, вир­ту­аль­но­го.

Пом­ню и его лю­би­мую фран­цуз­скую по­сло­ви­цу: “В ме­ди­цине и в люб­ви всё воз­мож­но”.

На­вер­но, не толь­ко я ино­гда мыс­лен­но иро­ни­зи­ро­вал, что Бо­рис Пастер­нак несколь­ко из­ме­нил фа­ми­лию глав­но­го ге­роя все­мир­но из­вест­но­го ро­ма­на, на­звав его “Док­тор Жи­ва­го”. Док­тор Ва­лен­тин Кузь­мич Жу­ле­го во мно­гом по­вто­рял ду­хов­ные и фи­ло­соф­ские ка­че­ства сво­е­го книж­но­го по­чти од­но­фа­миль­ца.

Ко­гда ухо­дят из жиз­ни та­кие лю­ди, их ду­хов­ное при­сут­ствие не ис­че­за­ет. Ду­маю, что со мной со­гла­сят­ся не толь­ко зна­ю­щие и пом­ня­щие его, но и каж­дый, кто про­чтет эти стро­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.