Ло­ев­ская мать Те­ре­за

Как стать соц­ра­бот­ни­ком по при­зва­нию? Луч­ше дру­гих от­вет на этот во­прос зна­ет Ма­рия Бе­ло­ги­ри­на из Ло­е­ва.

Gomelskaya Pravda - - СОЦИАЛЬНЫИ АКЦЕНТ - Та­ма­ра КРЮЧЕНКО Фо­то ав­то­ра

Ма­рия Се­ме­нов­на и са­ма не сра­зу вли­лась в эту про­фес­сию, тре­бу­ю­щую огром­ной са­мо­от­да­чи и са­мо­по­жерт­во­ва­ния. Дет­ство ее про­шло в де­ревне Иса­ко­ви­чи. Бы­ло оно в пер­вое по­сле­во­ен­ное де­ся­ти­ле­тие не щед­рым на ла­ком­ства и на­ря­ды, рос­ла в обыч­ной сель­ской се­мье, где все­го до­би­ва­лись тру­дом. Мно­го ра­бо­та­ла, по­мо­га­ла ма­ме, пе­ре­жив­шей угон и раб­ский труд в Гер­ма­нии. Слу­ша­ла непро­стые ис­по­ве­ди сель­чан о жи­тье-бы­тье, впи­ты­ва­ла их сердцем. Сра­зу по­сле шко­лы ста­ла ра­бо­тать порт­ни­хой в Ре­чи­це, по­том ра­бо­та­ла в Ло­е­ве, а по­сле за­му­же­ства и рож­де­ния пер­вен­ца пе­ре­бра­лась с му­жем в Го­мель.

Судь­ба по­вер­ну­ла так, что при­шлось пе­ре­жить раз­вод, вер­нуть­ся в рай­центр. 11 лет Ма­рия уха­жи­ва­ла за боль­ной ма­мой. Мож­но пред­ста­вить, сколь­ко доб­ро­ты, со­стра­да­ния в ее сердце: уход за ста­ри­ка­ми по­сте­пен­но стал глав­ным в ее тру­до­вой жиз­ни. Ле­том 2019 го­да со­ци­аль­ный ра­бот­ник Ма­рия Бе­ло­ги­ри­на от­ме­тит 30-ле­тие сво­ей ра­бо­ты на непро­стом по­сту.

— На Ло­ев­щине услу­ги со­ци­аль­ной по­мо­щи на до­му предо­став­ля­ют­ся 342 по­жи­лым граж­да­нам и ин­ва­ли­дам. По­ми­мо гор­по­сел­ка, об­слу­жи­ва­ни­ем охва­че­на 31 де­рев­ня. В рай­цен­тре мно­гие ста­ри­ки меч­та­ют, что­бы к ним в ка­че­стве по­мощ­ни­цы при­ш­ла Ма­рия Се­ме­нов­на. Мы на­зы­ва­ем ее ло­ев­ской ма­те­рью Те­ре­зой, — под­чер­ки­ва­ет Екатерина Во­ло­се­вич, ди­рек­тор тер­ри­то­ри­аль­но­го цен­тра со­ци­аль­но­го об­слу­жи­ва­ния на­се­ле­ния. — Со­вест­ли­вая, ду­шев­ная, про­сто со­зда­на для этой ра­бо­ты. Уме­ет най­ти подход к лю­бо­му под­опеч­но­му. Пред­став­ля­е­те, иногда больные ба­буш­ки зво­нят ей и про­сят пе­ре­но­че­вать. И она вы­пол­ня­ет та­кие прось­бы. Ма­рия Се­ме­нов­на осо­бен­ный че­ло­век!

Об­ща­ем­ся с ней в ко­рот­кие ми­ну­ты: Бе­ло­ги­ри­на при­ш­ла в по­ли­кли­ни­ку, что­бы вы­пи­сать ре­цеп­ты на ле­кар­ства сво­им ба­буш­кам и де­душ­кам. Теперь их у нее 10, жи­ву­щих на разных ули­цах гор­по­сел­ка. У каж­до­го зре­ло­го пен­си­о­не­ра свой ха­рак­тер, про­бле­мы со здо­ро­вьем и в об­ще­нии. Ста­рость об­на­жа­ет, к со­жа­ле­нию, нелуч­шие про­яв­ле­ния нра­вов, но на­до знать Ма­рию Се­ме­нов­ну: нет то­го ха­рак­те­ра, подход к ко­то­ро­му не оты­щет!

На­пра­ви­ли ее об­слу­жи­вать ба­буш­ку, ко­то­рая смог­ла по­ссо­рить­ся с преж­ним соц­ра­бот­ни­ком. И из-за че­го? Из-за ба­наль­ной ре­зин­ки для бе­лья. Соц­ра­бот­ник при­об­ре­ла це­лый мо­ток это­го добра. Ба­бу­ле не по­нра­ви­лось: мол, за­чем ей столь­ко?

Вы­слу­шав ис­по­ведь но­вой под­опеч­ной, Се­ме­нов­на рас­су­ди­ла, кто прав. “Вы ведь просили соц­ра­бот­ни­ка ку­пить вам ре­зин­ку. Че­ло­век и вы­пол­нил прось­бу. Вы же не го­во­ри­ли кон­крет­но, сколь­ко сан­ти­мет­ров. А на рын­ке ре­зин­ку мот­ка­ми про­да­ют”. Ба­буш­ка па­ри­ру­ет: нет в до­ме сан­ти­мет­ра, что­бы об­ме­рить­ся. “Так вы бы мог­ли нит­ка­ми это сде­лать и отдать ей нит­ки”. И убе­ди­ла ба­бу­сю, что прось­бу свою на­до фор­му­ли­ро­вать чет­ко. “Ой, Ма­русь­ка, ты ж і праў­ду ка­жаш”, — сми­ло­сти­ви­лась под­опеч­ная.

В рас­ска­зах Ма­рии Се­ме­нов­ны юмор пе­ре­ме­жа­ет­ся с теп­лом вос­по­ми­на­ний о ста­ри­ках. Вспо­ми­на­ет, как при­хо­ди­ла уби­рать у ба­буш­ки, ко­то­рая зи­мо­ва­ла в до­ме с ко­за­ми, так лю­би­ла сво­их жи­вот­ных. Да­же от­ка­за­лась от предо­став­ля­е­мо­го ей жи­лья, толь­ко бы не рас­ста­вать­ся с вос­пи­тан­ни­ца­ми. Зная, как непро­сто ста­руш­ке вы­жи­вать на неболь­шую пен­сию, соц­ра­бот­ник пе­ри­о­ди­че­ски под­карм­ли­ва­ла ее. Ко­зо­чек до­и­ла, се­но по­мо­га­ла пе­ре­но­сить. Ко­гда на­ча­лись про­бле­мы с груб­кой, на­ня­ла ра­бо­чих, что­бы от­ре­мон­ти­ро­ва­ли. По­том са­ма ды­мо­ход чи­сти­ла. И в по­след­ний путь про­во­ди­ла ба­буш­ку.

У Ма­рии Се­ме­нов­ны трое сы­но­вей, чет­ве­ро вну­ков. О се­бе за­бо­тить­ся недо­суг. Ра­да, что в кон­це кон­цов уда­лось газ про­ве­сти в свой дом на Лу­го­вой. Жи­вет меч­той о кос­ме­ти­че­ском ре­мон­те. А по­ка то­ро­пит­ся к де­ду­ле, остав­ше­му­ся без же­ны, что­бы кар­тош­ки на­чи­стить — это у него ху­же все­го по­лу­ча­ет­ся. Ба­буш­ке, ве­те­ра­ну пе­да­го­ги­че­ско­го тру­да, на­до до­стать ово­щи из под­ва­ла, еще од­ной под­опеч­ной — по­мочь рас­то­пить печ­ку. Из этих за­бот соц­ра­бот­ни­ка Бе­ло­ги­ри­ну вы­ры­ва­ет те­ле­фон­ный зво­нок са­мой нетер­пе­ли­вой: “Ма­рий­ка! Жду те­бя очень, что­бы по­стель­ное бе­лье сме­ни­ла!”

Пе­ре­чень бес­плат­ных и об­ще­до­ступ­ных социальных услуг она по­сто­ян­но по­пол­ня­ет сво­им нерав­но­душ­ным от­но­ше­ни­ем к лю­дям. Про­пы­ле­со­сит, пыль про­трет, пол по­мо­ет, га­зо­вую пли­ту и ван­ну по­чи­стит два ра­за в неде­лю вме­сто про­пи­сан­но­го в пе­речне од­но­го. Не со­блю­да­ет и вре­мен­ные рам­ки сво­их обя­зан­но­стей по ухо­ду. Вот и срав­ни­ва­ют ее с ма­те­рью Те­ре­зой.

Здо­ро­вья вам, Ма­рия Се­ме­нов­на!

На Ло­ев­щине в на­сто­я­щее вре­мя 4110 пен­си­о­не­ров, из них 1646 — оди­но­ко про­жи­ва­ю­щие. На на­дом­ном об­слу­жи­ва­нии от­де­ле­ния соц­по­мо­щи на до­му тер­ри­то­ри­аль­но­го цен­тра — 88 че­ло­век

Ма­рия Се­ме­нов­на Бе­ло­ги­ри­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.