По­че­му не бы­ва­ет иде­аль­ных пре­ступ­ле­ний

Об этом рас­ска­зал ве­те­ран экс­перт­но-кри­ми­на­ли­сти­че­ской служ­бы Ни­ко­лай Ки­се­лев

Gomelskaya Pravda - - ЭКСПЕРТНОЕ ДОСЬЕ - Але­на ЕПИШЕВА

ПРО­ВЕР­КА В МОРГЕ

Вы­пуск­ник фи­зи­че­ско­го фа­куль­те­та по­пал в про­фес­сию сра­зу по­сле окон­ча­ния ву­за. Уво­лил­ся в за­пас в де­каб­ре про­шло­го го­да с долж­но­сти за­ме­сти­те­ля на­чаль­ни­ка Го­мель­ско­го меж­рай­он­но­го от­де­ла Гос­ко­ми­те­та су­деб­ных экс­пер­тиз.

— При­шел ра­бо­тать в ор­га­ны в ли­хие 90-е, — вспо­ми­на­ет экс­перт с 25-лет­ним ста­жем. — То­гда толь­ко со­зда­ва­лась экс­перт­но-кри­ми­на­ли­сти­че­ская служба на ба­зе УВД обл­ис­пол­ко­ма. На всю Го­мель­щи­ну бы­ло пять или семь спе­ци­а­ли­стов. Нуж­но бы­ло рас­ши­рять штат. При­о­ри­тет от­да­вал­ся вы­пуск­ни­кам тех­ни­че­ских спе­ци­аль­но­стей.

Мно­гие од­но­курс­ни­ки Ки­се­ле­ва ре­ши­ли по­про­бо­вать. Но од­ни не про­шли по здо­ро­вью, дру­гие — про­фот­бор. Пре­жде чем взять кан­ди­да­тов на служ­бу, их во­зи­ли на про­вер­ку в морг. Необ­хо­ди­мо бы­ло от­ка­тать паль­чи­ки у тру­па. На­до ска­зать, что го­мель­ский морг се­го­дня и чет­верть ве­ка на­зад — боль­шая раз­ни­ца. Ны­неш­ний со­от­вет­ству­ет всем тре­бо­ва­ни­ям. А то­гда… жут­кая ат­мо­сфе­ра, все про­пи­та­но труп­ным за­па­хом. Не каж­дый из сту­ден­тов мог зай­ти внутрь, ста­но­ви­лось пло­хо. Те­ла лю­дей, у ко­то­рых на­до бы­ло взять от­пе­чат­ки, на­хо­ди­лись в раз­ном со­сто­я­нии: и чи­стые, и по­лу­раз­ло­жив­ши­е­ся, и утоп­лен­ни­ки. По­тен­ци­аль­ным экс­пер­там по­ка­за­ли ме­то­ди­ку, как на­но­сить крас­ку.

— От­ка­ты­ва­ешь паль­чи­ки у од­но­го, вто­ро­го, — про­дол­жа­ет Ни­ко­лай Ки­се­лев. — Ес­ли не те­ря­ешь со­зна­ние, те­бя не тош­нит, как неко­то­рых, зна­чит, мо­жешь ра­бо­тать кри­ми­на­ли­стом. Од­ним из пер­вых ра­бо­чих за­да­ний был вы­езд на по­жар. В огне по­гиб хо­зя­ин до­ма. От муж­чи­ны оста­лись об­го­рев­шая кость ру­ки, две ко­сти но­ги, че­реп — и все. Уме­ние ра­бо­тать на ме­сте про­ис­ше­ствия — так­же од­на из со­став­ля­ю­щих про­вер­ки на про­ф­при­год­ность.

ЗАПАХОВЫЙ СЛЕД

Мо­ло­до­му экс­пер­ту за­пом­нил­ся слу­чай с раз­бой­ным на­па­де­ни­ем в Го­ме­ле. По сло­вам Ни­ко­лая Лео­ни­до­ви­ча, та­кие пре­ступ­ле­ния бы­ли не ред­ко­стью в ли­хие 90-е. Зло­умыш­лен­ник по­сту­чал в квар­ти­ру, под угро­зой но­жа за­шел внутрь, по­тре­бо­вал зо­ло­тые из­де­лия и день­ги. По­хи­тив опре­де­лен­ную сум­му, хо­тел скрыть­ся. Од­на­ко хо­зяй­ка по­па­лась не из роб­ко­го де­сят­ка, ока­за­ла со­про­тив­ле­ние. Ко­гда зло­дей убе­гал, об­ро­нил свою ша­поч­ку с про­ре­зя­ми для глаз. На­ряд ми­ли­ции при­был на ме­сто про­ис­ше­ствия быст­ро, но по­до­зре­ва­е­мый успел скрыть­ся. Опо­знать его бы­ло невоз­мож­но. Из ве­щ­до­ков толь­ко и оста­лась, что бан­дит­ская ша­поч­ка.

— Ее на­пра­ви­ли в Минск на одо­ро­ло­ги­че­скую экс­пер­ти­зу, что­бы опре­де­лить запаховый след, — по­яс­нил Ни­ко­лай Ки­се­лев. — Бы­ло воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло за раз­бой, в ма­те­ри­а­лах хра­ни­лись ре­зуль­та­ты экс­пер­ти­зы. Но де­ло оста­ва­лось “глу­ха­рем” дол­гие ме­ся­цы. Ко­гда по по­до­зре­нию за­дер­жа­ли несколь­ко муж­чин, ни­кто не хо­тел при­зна­вать­ся в раз­бое. У каж­до­го бы­ла ото­бра­на за­па­хо­вая про­ба и так­же на­прав­ле­на на экс­пер­ти­зу в Минск. Та­ким об­ра­зом и уста­но­ви­ли хо­зя­и­на шап­ки. Суд по­счи­тал ре­зуль­та­ты экс­пер­ти­зы вес­ким до­ка­за­тель­ством, раз­бой­ник по­лу­чил за­слу­жен­ное на­ка­за­ние. А, ка­за­лось бы, ме­лочь, об­ро­нил шап­ку...

КИРПИЧНЫЙ ВЕЩДОК

Ос­нов­ные ис­сле­до­ва­ния, ко­то­рые про­во­дят кри­ми­на­ли­сты на ме­сте пре­ступ­ле­ния: дак­ти­ло­ско­пи­че­ские — по сле­дам паль­цев рук, и тра­со­ло­ги­че­ские — по сле­дам обу­ви, пер­ча­ток, транс­порт­ных средств, сле­дов ору­дий взло­ма. Так­же не ред­кость экс­пер­ти­за хо­лод­но­го ору­жия. Она поз­во­ля­ет уста­но­вить, яв­ля­ет­ся ли пред­мет, изъ­ятый у по­до­зре­ва­е­мо­го, хо­лод­ным ору­жи­ем.

Важ­но осмот­реть не толь­ко са­мо ме­сто пре­ступ­ле­ния, но и быть вни­ма­тель­ным к лю­бым ме­ло­чам. Экс­перт вспо­ми­на­ет еще один яр­кий слу­чай из прак­ти­ки. В 1995-м его вы­зва­ли на ме­сто убий­ства в Но­во­бе­ли­це. Не­из­вест­ный в га­раж­ном ко­опе­ра­ти­ве по­сле сов­мест­но­го рас­пи­тия убил муж­чи­ну лет 27. При осмот­ре тер­ри­то­рии спе­ци­а­лист за­ме­тил кро­вя­ной след паль­ца ру­ки, остав­лен­ный на га­ра­же. Пре­ступ­ник ду­мал, что скрыл все сле­ды, од­на­ко слу­чай­но кос­нул­ся кир­пич­ной сте­ны. Как изъ­ять цен­ный вещдок? Его не со­скоб­лишь с кир­пи­ча, ина­че все па­пил­ляр­ные ли­нии со­трешь. При­шлось часть сте­ны вы­далб­ли­вать, вы­пи­ли­вать все­ми сред­ства­ми, ко­то­рые нашлись под ру­кой. Как бы там ни бы­ло, вещдок по­лу­чи­ли, про­ве­ли дак­ти­ло­ско­пи­че­скую экс­пер­ти­зу. Толь­ко бла­го­да­ря это­му сле­ду уда­лось разыс­кать пре­ступ­ни­ка по ба­зе дан­ных. Ина­че бы де­ло так и оста­лось нерас­кры­тым.

ПРЕСТУПНОЕ ПОРТФОЛИО

Как от­ме­ча­ет Ки­се­лев, за 25 лет ар­се­нал средств экс­пер­та рас­ши­рил­ся. Ко­гда толь­ко на­чи­нал слу­жить, бы­ли пе­чат­ные ма­шин­ки, по­том по­яви­лись ком­пью­те­ры, про­стые, без спе­ци­аль­но­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния. Ме­ста про­ис­ше­ствий сни­ма­ли на обыч­ный фо­то­ап­па­рат “Зе­нит” или “Сме­на”. На про­яв­ку плен­ки и пе­чать ухо­ди­ло до двух ча­сов. Циф­ро­вые фо­то­ап­па­ра­ты и дру­гая тех­ни­ка, на­при­мер сли­чи­тель­ные мик­ро­ско­пы, ка­за­лись чем-то из об­ла­сти фан­та­сти­ки. Пер­вый “Кэнон” по­сту­пил из Мин­ска лишь в 2004 го­ду. Но­во­бе­лиц­кий от­дел внут­рен­них дел, где ра­бо­тал Ки­се­лев, стал пер­вым в об­ла­сти, кто по­лу­чил циф­ро­вик. Бла­го­да­ря но­вой тех­ни­ке вре­мя из­го­тов­ле­ния сним­ков со­кра­ти­лось до по­лу­ча­са. В том же 2004 го­ду по­яви­лось спе­ци­аль­ное про­грамм­ное обес­пе­че­ние, что поз­во­ли­ло со­здать элек­трон­ную ба­зу пре­ступ­ни­ков. Ра­нее она бы­ла на бу­маж­ных но­си­те­лях.

— Про­ще го­во­ря, фо­то пре­ступ­ни­ков хра­ни­лись в боль­ших аль­бо­мах, — по­яс­нил Ни­ко­лай Ки­се­лев. — Что­бы опо­знать по­до­зре­ва­е­мо­го, при­хо­ди­лось про­смат­ри­вать аль­бо­мы, а их бы­ло око­ло 15 штук. Сви­де­тель си­дел и ли­стал, смот­рел: по­хож — не по­хож. По­нят­но, че­ло­век уста­вал и по­сле ча­са не мог ни­че­го вспом­нить. По­яв­ле­ние “Ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ной си­сте­мы порт­рет­ной иден­ти­фи­ка­ции 2005” об­лег­чи­ло за­да­чу. Про­грам­ма сужа­ет круг по­ис­ка по­до­зре­ва­е­мых по воз­рас­ту и при­ме­там.

А вот че­мо­дан экс­пер­та, с ко­то­рым вы­ез­жа­ет на ме­сто пре­ступ­ле­ния, прак­ти­че­ски не из­ме­нил­ся: те же маг­нит­ные по­рош­ки, тем­ная и свет­лая плен­ка, мас­штаб­ная ли­ней­ка, лу­па, штан­ген­цир­куль, до­ба­ви­лось лишь несколь­ко при­спо­соб­ле­ний.

ГЕНОТИП НА ОКУРКЕ

Од­но из на­прав­ле­ний, ко­то­рое сей­час ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся, — ге­но­ти­по­ско­пи­че­ская экс­пер­ти­за. Она про­во­дит­ся по био­ло­ги­че­ским сле­дам, изъ­ятым с ме­ста пре­ступ­ле­ния: кро­ви, слюне, спер­ме, во­ло­су. ДНК-экс­пер­ти­за поз­во­ля­ет уста­но­вить лич­ность пре­ступ­ни­ка с точ­но­стью до 99,9%. Так, од­но из дел рас­кры­ли по… окур­ку.

— Несколь­ко лет на­зад за­ни­ма­лись слу­ча­ем ху­ли­ган­ства в Го­ме­ле, — рас­ска­зал по­дроб­но­сти экс­перт. — На бе­ре­гу Лю­бен­ско­го озе­ра экс­ги­би­ци­о­нист при­ста­вал к де­вуш­ке. Снял шта­ны, хо­тел про­де­мон­стри­ро­вать по­ло­вые ор­га­ны. Но ху­ли­га­на спуг­нул слу­чай­ный про­хо­жий. Ис­пу­ган­ная де­вуш­ка об­ра­ти­лась в ми­ли­цию. При осмот­ре мест­но­сти, при­мер­но в ра­ди­у­се 30 мет­ров от ме­ста пре­ступ­ле­ния, я об­на­ру­жил оку­рок. Ве­ро­ят­но, экс­ги­би­ци­о­нист ку­рил, под­жи­дая жерт­ву. Экс­пер­ти­за вы­де­ли­ла генотип по­до­зре­ва­е­мо­го. ДНК сли­чи­ли с ба­зой лиц, со­сто­я­щих на уче­те за со­вер­ше­ние по­ло­вых пре­ступ­ле­ний. Ока­за­лось, муж­чи­на, чье ДНК оста­лось на окурке, ра­нее по­па­дал в по­ле зре­ния ми­ли­ции.

Еже­год­но в тех­ни­че­ское осна­ще­ние экс­перт­ной служ­бы вкла­ды­ва­ют­ся боль­шие сред­ства. Не­уди­ви­тель­но, что про­цент рас­кры­ва­е­мо­сти пре­ступ­ле­ний рас­тет. Да и кри­ми­но­ген­ная об­ста­нов­ка нам­но­го спо­кой­нее, чем 25 лет на­зад, убийств ста­ло го­раз­до мень­ше, от­ме­ча­ет Ни­ко­лай Лео­ни­до­вич.

— Иде­аль­ных пре­ступ­ле­ний фак­ти­че­ски не бы­ва­ет, — счи­та­ет ве­те­ран кри­ми­на­ли­сти­ки. — Как ни кру­ти, зло­умыш­лен­ни­ку прак­ти­че­ски невоз­мож­но не на­сле­дить. Он где-то хо­дит, ку­да-то уез­жа­ет, ка­кую-ни­будь ин­фор­ма­цию о се­бе остав­ля­ет. Во­прос в том, что­бы об­на­ру­жить сле­ды на ме­сте про­ис­ше­ствия — в этом глав­ная за­да­ча экс­пер­та.

В ра­бо­те экс­пер­та важ­на лю­бая ме­лочь, под­черк­нул Ни­ко­лай Ки­се­лев

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.