В загс при­е­хал на по­ли­валь­ной ма­шине «Же­на ме­ня на ру­ках но­си­ла - та­кой я был лег­кий», - при­зна­вал­ся Кар­цев

Komsomolskaya Pravda (Belarus) - - АРТИСТ... -

Ро­ман Кац (на­пом­ним, это на­сто­я­щая фа­ми­лия ак­те­ра) на­чи­нал вы­сту­пать еще в род­ной Одес­се, в са­мо­де­я­тель­но­сти пор­то­во­го клу­ба, и был из­ве­стен в окру­ге как Ром­ка-ар­тист.

«Год я учил­ся на на­лад­чи­ка швей­ных ма­шин, за­тем при­шел на швей­ную фаб­ри­ку «Аван­гард», - рас­ска­зы­вал сам Ро­ман Ан­дре­евич. - В мо­ем це­ху бы­ло 80 де­вок, я их об­слу­жи­вал - ну, ма­шин­ки им по­чи­нял, на ко­то­рых они ра­бо­та­ли. Все они из де­ре­вень, креп­кие, на­ли­тые, кровь с мо­ло­ком - ух! Жа­ра ди­кая, крыша рас­ка­ле­на, они си­дят в лиф­чи­ках и в тру­сах, пе­ри­о­ди­че­ски об­ли­ва­ют­ся во­дой из ве­дер. И от их го­ря­чих тел идет пар. В боль­шом вол­не­нии я ла­зил под ма­шин­ки - под­тя­ги­вал рем­ни, что-то под­вин­чи­вал и по­пут­но при­хва­ты­вал дев­чо­нок за но­ги, ще­ко­тал. Ино­гда сам их об­ли­вал. Несколь­ко ро­ма­нов у ме­ня там по­лу­чи­лось...»

...Для Жва­нец­ко­го по­яв­ле­ние спек­так­ля «Све­то­фор», ко­то­рый он на­пи­сал для Рай­ки­на, ста­ло уда­чей, а вот для Романа Кар­це­ва - ка­та­стро­фой. Во вре­мя ре­пе­ти­ции Рай­кин вы­гнал его из те­ат­ра. Кар­цев вспо­ми­нал:

«Ре­пе­ти­руя ми­ни­а­тю­ру «Шко­ла», где я иг­рал Ко­че­га­ро­ва - дво­еч­ни­каху­ли­га­на, а Ви­тя Иль­чен­ко - стар­ше­го бра­та, ко­то­ро­го вме­сто ро­ди­те­лей вы­зва­ли к ди­рек­то­ру шко­лы, мы неожи­дан­но на­рва­лись на хо­лод­ное «стоп» из зала. - Что это? - спро­сил Рай­кин. - Им­про­ви­за­ция! - от­ве­ти­ли мы. - И вы ду­ма­е­те, что это смеш­но? Ре­жис­сер мол­чал. - Смеш­но, - от­ве­тил я, как все­гда, не ду­мая.

- Вы­хо­дит, вы юмор по­ни­ма­е­те луч­ше всех, луч­ше ме­ня?!

- Вы­хо­дит, так! - за­паль­чи­во от­ве­тил я и тут же по­дал за­яв­ле­ние об ухо­де.

Ни Ви­тя, ни Ми­ша (Жва­нец­кий. - Ред.) не успе­ли пик­нуть, как оно бы­ло под­пи­са­но, и я был уво­лен. Ко­неч­но, остыв, я стал пи­сать ему, зво­нить, го­во­рил, что хо­чу об­рат­но. Мэтр смяг­чил­ся лишь че­рез пол­то­ра го­да. Но все в жиз­ни про­ис­хо­дит не зря. Имен­но в тот пе­ри­од крат­ко­сроч­но­го воз­вра­ще­ния в Одес­су я встре­тил свою же­ну Вик­то­рию, с ко­то­рой мы вме­сте уже по­чти пол­ве­ка. Вер­нув­шись в Одес­су, я стал ра­бо­тать в сим- фод­жа­зе - чи­тал мо­но­ло­ги Жва­нец­ко­го. А 17-лет­няя Ви­ка там тан­це­ва­ла в кор­де­ба­ле­те. Вот и до­пры­га­лась. Мне бы­ло 27 лет, ей - 17. То есть я уже взрос­лый, а ей еще нель­зя - несо­вер­шен­но­лет­няя. При­шлось ждать. Хо­тя, как толь­ко она мне по­нра­ви­лась, я по обык­но­ве­нию сра­зу же пред­ло­жил за ме­ня за­муж.

Ви­ка бы­ла не по­хо­жа на осталь­ных чи­сто одес­ских де­во­чек. С ко­сой до пят, без го­но­ра - ка­кто мне по­бли­же, по­про­ще. Рост у Ви­ки был 170 см, с каб­лу­ка­ми получалось 180 см, а моя вы­со­та - 160 см. На­вер­ное, со сто­ро­ны мы смот­ре­лись за­бав­но, но мне нра­ви­лось гля­деть на нее сни­зу вверх. Ро­ди­те­ли мои про­тив бы­ли из-за то­го, что я же­нил­ся на рус­ской. И Ви­ки­ны про­ти­ви­лись - я ев­рей да еще маленький и ху­дой. Но мы с ней как-то от­сто­я­ли наш со­юз. Все-та­ки поль­за от ме­ня то­же бы­ла: как ни кру­ти, ар­тист Те­ат­ра Рай­ки­на, по­том и по­пу­ляр­ным стал, пе­ре­до мной все две­ри от­кры­ва­лись - и стен­ку бол­гар­скую без оче­ре­ди мне вы­пи­сы­ва­ли, и та­ло­ны книж­ные...»

Сва­дьбу Ро­ман и Ви­ка иг­ра­ли в Ле­нин­гра­де. Рас­пи­сы­вать­ся в загс при­е­ха­ли на по­ли­валь­ной ма­шине. Опаз­ды­ва­ли на рос­пись, го­ло­со­ва­ли на до­ро­ге, а ма­ши­ны про­ез­жа­ли ми­мо. Смог­ли тор­моз­нуть толь­ко по­ли­вал­ку за три руб­ля.

«Сва­дьбу на­шу ни­кто все­рьез не вос­при­ни­мал, - при­зна­вал­ся Кар­цев. - Дру­зья от­го­ва­ри­ва­ли же­нить­ся на Ви­ке, Миш­ка (Жва­нец­кий) боль­ше всех. Не знаю, че­го им бы­ло на­до. А она ока­за­лась очень хо­ро­шая. Не все, ко­неч­но, мои на­деж- ды оправ­да­ла, но ос­нов­ные точ­но. Чу­дес­ная хо­зяй­ка, ме­ня по­ни­ма­ет во всем, детьми за­ни­ма­ет­ся, вну­ка­ми, со­ба­ка­ми и ры­бу фар­ши­ро­ван­ную де­ла­ет точ­но так же, как моя ма­ма, ко­то­рая ее научила...»

При этом Кар­цев не был об­жо­рой: «До 33 лет я ве­сил 47 кг. Ко­гда же­нил­ся, же­на ме­ня на ру­ках но­си­ла - та­кой я был лег­кий. Одеж­ду в «Дет­ском ми­ре» по­ку­пал - там все сто­и­ло де­шев­ле в два ра­за». Ан­на ВЕЛИГЖАНИНА.

Дру­зья счи­та­ли, что брак Романа с Вик­то­ри­ей - это несе­рьез­но. Но он ока­зал­ся для ар­ти­ста един­ствен­ным.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.