Пен­си­о­нер­ки из Грод­но по­мо­га­ют справ­лять­ся с де­мен­ци­ей: «По­смот­рел пе­ре­да­чу и не мо­жет вспом­нить, о чем она, - это зво­но­чек»

По­че­му с ба­буш­ка­ми и де­душ­ка­ми на­до го­во­рить о смер­ти, нель­зя кор­мить их с лож­ки и что де­лать, ко­гда близ­кие за­бы­ва­ют, сколь­ко у них де­тей.

Komsomolskaya Pravda (Belarus) - - РЕПОРТАЖ В НОМЕР - Ма­рия ЭЛЕШЕВИЧ

В Бе­ла­ру­си ди­а­гноз «де­мен­ция» ста­вят на тех ста­ди­ях, ко­гда что-то ис­пра­вить уже очень труд­но. Но ес­ли за­ме­тить пер­вые воз­раст­ные из­ме­не­ния во­вре­мя, род­но­му че­ло­ве­ку мож­но по­мочь.

- Близ­кие от­ри­ца­ют: да ну, ка­кие про­бле­мы? Сей­час мы по­ле­чим­ся, и все бу­дет хо­ро­шо. Мы не пой­дем на при­ем к пси­хи­ат­ру, бу­дем са­ми со всем справ­лять­ся, - ком­мен­ти­ру­ет врач-пси­хи­атр Грод­нен­ско­го об­ласт­но­го кли­ни­че­ско­го цен­тра «Пси­хи­ат­рия-нар­ко­ло­гия» Та­тья­на Буд­ник. - Но ко­гда за­кан­чи­ва­ет­ся тер­пе­ние и ре­сур­сы, род­ствен­ни­ки при­хо­дят с бо­лью и агрес­си­ей, по­то­му что по­мощь уже нуж­на сию­ми­нут­но: мы боль­ше не мо­жем, опре­де­ли­те в ин­тер­нат.

- Как по­мочь че­ло­ве­ку с на­ру­ше­ни­ем па­мя­ти? Как под­дер­жать семью, что­бы близ­кий че­ло­век оста­вал­ся до­ма?

- Уже око­ло го­да в Грод­но вме­сте с об­ласт­ным кли­ни­че­ским цен­тром и тер­ри­то­ри­аль­ным цен­тром со­ци­аль­но­го об­слу­жи­ва­ния на­се­ле­ния те­сти­ру­ем модель ком­плекс­ной и ин­те­гри­ро­ван­ной по­мо­щи лю­дям с де­мен­ци­ей и их се­мьям, - рас­ска­зы­ва­ет Еле­на Гор­ба­чев­ская, глав­ная ме­ди­цин­ская сест­ра Грод­нен­ской об­ласт­ной ор­га­ни­за­ции Крас­но­го Кре­ста. - Про­кон­тро­ли­ро­вать при­ем ле­карств, из­ме­рить дав­ле­ние, схо­дить за про­дук­та­ми, по­кор­мить, вы­звать участ­ко­во­го вра­ча, со­про­во­дить на про­гул­ке - по­треб­но­сти в услу­гах у всех под­опеч­ных раз­ные. По­это­му мы во­вле­ка­ем в под­держ­ку соц- и мед­ра­бот­ни­ков, во­лон­те­ров, дру­гих спе­ци­а­ли­стов для ком­плекс­ной по­мо­щи.

«ЕС­ЛИ К ПО­ЖИ­ЛО­МУ ПРИ­ХО­ДЯТ ГО­СТИ, ЭТО ПО­ВОД ВСПОМ­НИТЬ, КАК ТЕ­БЯ ЗО­ВУТ»

Ре­а­ли­за­ция проекта «Ин­те­гри­ро­ван­ная по­мощь лю­дям с де­мен­ци­ей и их се­мьям» ста­ла воз­мож­ной бла­го­да­ря про­грам­ме Фе­де­раль­но­го ми­ни­стер­ства эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства и раз­ви­тия ФРГ и Гер­ман­ско­го об­ще­ства меж­ду­на­род­но­го со­труд­ни­че­ства. Так, что­бы да­вать пе­ре­дыш­ку близ­ким или по­мо­гать по­жи­лым лю­дям, за ко­то­ры­ми не мо­гут уха­жи­вать род­ствен­ни­ки, в об­ласт­ной ор­га­ни­за­ции Крас­но­го Кре­ста в Грод­но есть во­лон­те­ры.

-Пер­вое,что­нуж­но­по­жи­лым­лю­дям,это об­ще­ние. Ко­гда мы ез­дим к на­шим под­опеч­ным, они по­сто­ян­но про­сят: «По­будь­те еще, по­об­щай­тесь со мной». То­гда они чув­ству­ют се­бя в со­ци­у­ме. Это для них по­вод при­че­сать­ся, вспом­нить, как те­бя зо­вут, при­ве­сти се­бя в по­ря­док, - рас­суж­да­ет зам­пред­се­да­те­ля Грод­нен­ской об­ласт­ной ор­га­ни­за­ции Крас­но­го Кре­ста Ин­на Сить­ко.

За та­кую по­мощь не на­до пла­тить, пред­ла­га­ют ее всем, ко­му ме­ди­ки по­ста­ви­ли ди­а­гноз. Но за год Крас­ный Крест по­мог 19 се­мьям, а при­бли­зи­тель­но столь­ко же от­ка­за­лись.

- Кто-то не хо­чет пус­кать чу­жих Что­бы об­ще­ство не по­те­ря­ло тру­до­спо­соб­ную лич­ность, уха­жи­ва­ю­ще­му за стра­да­ю­щи­ми де­мен­ци­ей ро­ди­те­ля­ми нуж­на сме­на - на­при­мер, во­лон­тер. лю­дей до­мой, кто-то во­об­ще от­ка­зы­ва­ет­ся го­во­рить об этой про­бле­ме и за­кры­ва­ет гла­за, - объ­яс­ня­ет глав­ная медсестра об­ласт­ной ор­га­ни­за­ции Еле­на Гор­ба­чев­ская.

- Еще сложность в том, что де­мен­ция - это пси­хи­ат­ри­че­ский ди­а­гноз, а ни­кто не хо­чет быть псих­боль­ным или что­бы у него до­ма был псих­боль­ной, - до­пол­ня­ет Ин­на Сить­ко. - По­это­му мы хо­тим рас­ска­зы­вать о ран­них при­зна­ках, ко­гда про­сты­ми ме­то­да­ми мож­но при­тор­мо­зить за­бо­ле­ва­ние.

По сло­вам спе­ци­а­ли­стов, за­мед­лить мо­мент, ко­гда че­ло­век по­те­ря­ет дее­спо­соб­ность, мож­но лет на пять. Но об­рат­но­го дей­ствия для де­мен­ции нет.

- Ес­ли на­ча­лись про­бле­мы с па­мя­тью, то она уже не вер­нет­ся, не бу­дет та­кой, как рань­ше. На­ша за­да­ча - за­фик­си­ро­вать все на той план­ке, на ко­то­рой об­на­ру­жи­ли па­ци­ен­та, - го­во­рит Та­тья­на Буд­ник. - Ес­ли па­ци­ент сам ест и сам по­се­ща­ет туа­лет - здо­ро­во! Ко­гда это за­кан­чи­ва­ет­ся, для близ­ких жизнь пре­вра­ща­ет­ся в ад. За­ме­ти­ли про­бле­мы с едой - на­до са­дить­ся вме­сте, да­вать че­ло­ве­ку при­бо­ры. В аме­ри­кан­ских до­мах пре­ста­ре­лых па­ци­ен­ты едят ножом и вил­кой, но при этом они не зна­ют, как зо­вут их де­тей. По­то­му что эти на­вы­ки тре­ни­ру­ют­ся. Как ре­бен­ка в дет­стве учи­ли есть, так и здесь.

- Нель­зя го­во­рить: да­вай я те­бя сам по­корм­лю! - пре­ду­пре­жда­ет медсестра Еле­на Гор­ба­чев­ская. - Ко­неч­но, нам на­до все быст­ро. Но потом на­ша ба­буш­ка ду­ма­ет: а за­чем мне са­мой? Пусть ме­ня по­кор­мит доч­ка. Так эта функ­ция от­ми­ра­ет.

- Чем еще мо­жем по­мочь, ес­ли есть про­бле­мы с па­мя­тью?

- На­до об­щать­ся, спра­ши­вать, что смот­рел, что ел, кто при­хо­дил, - рас­ска­зы­ва­ет пси­хо­лог. - Не пе­ре­став­лять ме­бель. У под­опеч­ных бы­ла ис­то­рия: по­дви­ну­ли ди­ван сан­ти­мет­ров на трид­цать - ба­буш­ка ре­ши­ла, что ее пе­ре­се­ли­ли в дру­гую ком­на­ту. Ес­ли ба­буш­ка или де­душ­ка ухо­дит на ули­цу, важ­но, что­бы в кар­мане все­гда бы­ла за­пис­ка с име­нем, ад­ре­сом по­жи­ло­го, но­ме­ра­ми те­ле­фо­нов. К нам в пси­хи­ат­рию ча­сто при­во­зят по­жи­лых-«по­те­ря­шек», ко­то­рые не го­во­рят, где жи­вут.

«ЕС­ЛИ СПРА­ШИ­ВАЮ, КА­КОЕ СЕ­ГО­ДНЯ ЧИС­ЛО, ПО­НИ­МА­ЕТ, ЧТО ПРО­ВЕ­РЯЮ»

Сре­ди во­лон­те­ров Крас­но­го Кре­ста лю­ди са­мо­го раз­но­го воз­рас­та. Но чем бли­же по воз­рас­ту во­лон­тер и под­опеч­ный, тем про­ще им на­хо­дить об­щий язык.

- Я спро­си­ла у Вла­ди­ми­ра Пет­ро­ви­ча (имя из­ме­не­но. - Ред.), ка­кое се­го­дня чис­ло - он не знал, - рас­ска­зы­ва­ет о под­опеч­ном во­лон­тер Ни­на По­чи­ва­ло­ва. - Я ска­за­ла, что мне то­же по­мог­ли вспом­нить чис­ло де­ти. Это нор­маль­но. Са­мое глав­ное, какой у нас ме­сяц. Вспом­нил. Пен­си­о­нер­ка Ни­на Ива­нов­на раз­го­ва­ри­ва­ет с 86-лет­ним под­опеч­ным прак­ти­че­ски обо всем. Во­лон­тер ве­дет блок­нот, Сра­зу во­лон­тер пров ко­то­рый за­пи­сы­ва­ет во­ди­ла за­ня­тия по всем со­сто­я­ние под­опеч­но­го, пра­ви­лам: старалась а вме­сте они вкле­и­ва­ют ста­рые фо­то­гра­фии. про­ве­рять, какой се­го­дня год, какой ме­сяц. Вспо­ми­на­ли, с какими стра­на­ми гра­ни­чит Бе­ла­русь. Но под­опеч­ный - с ха­рак­те­ром: «Ни­на Ива­нов­на, вы ме­ня, как ре­бен­ка, что ли, про­ве­ря­е­те?» То­гда под­опеч­ный по­жа­ло­вал­ся: «Ни­на Ива­нов­на проводит со мной та­кие за­ня­тия - да­же до смеш­но­го». - Те­перь я ста­ра­юсь эти вопросы пря­тать в на­ших бе­се­дах. Не­на­вяз­чи­во мо­гу спро­сить: на ка­ком эта­же, Вла­ди­мир Пет­ро­вич, у вас квар­ти­ра? За­был. А но­мер квар­ти­ры? У ме­ня 55. Он по­ни­ма­ет, что где-то близ­ко, и вспо­ми­на­ет, что у него 59, - го­во­рит Ни­на

- По­жи­лой че­ло­век ста­но­вит­ся по­хож на ре­бен­ка: ему на­до все мно­го раз объ­яс­нять, учить. И это ло­ма­ет шаб­ло­ны у нас в го­ло­ве, - разъ­яс­ня­ет пси­хи­атр, что про­ис­хо­дит, ко­гда мы ви­дим, что у близ­ких лю­дей на­чи­на­ет­ся де­мен­ция. - Нам ка­жет­ся: это же моя ма­ма, она долж­на са­ма за со­бой смот­реть. По­че­му она в 80 лет пе­ре­ста­ла это де­лать? Ес­ли она всю жизнь бы­ла из­вест­ным бух­гал­те­ром, то по­че­му сей­час она ра­зу­чи­лась есть лож­кой? Очень хо­те­лось бы, что­бы род­ствен­ни­ки на­учи­лись про­сить о по­мо­щи в та­ких си­ту­а­ци­ях.

- А за­ви­сит от­но­ше­ние к по­жи­лым ро­ди­те­лям от то­го, как к ре­бен­ку от­но­си­лись в дет­стве?

- Есть ис­то­рии от хо­ро­ше­го вос­пи­та­ния. Ко­гда лю­ди кри­чат: «Это моя мать! И я бу­ду смот­реть сам!» Вы на се­бя посмот­ри­те. Вы не спи­те, по­сто­ян­но кон­тро­ли­ру­е­те. День-два-три- ме­сяц-год… И это уже хро­ни­че­ская усталость и раз­дра­жи­тель­ность. Так социум те­ря­ет еще од­ну тру­до­спо­соб­ную лич­ность. Но внут­рен­ние прин­ци­пы не поз­во­ля­ют: это моя ма­ма! И я ее до­смот­рю. Со сле­за­ми на гла­зах и бо­лью. Мы го­во­рим близ­ким: схо­ди хо­тя бы к пси­хо­те­ра­пев­ту, вос­поль­зуй­ся под­держ­кой Крас­но­го Кре­ста, по­ка с тво­им близ­ким во­лон­тер, схо­ди в па­рик­ма­хер­скую. Что­бы внут­рен­ние ре­сур­сы мож­но бы­ло от­да­вать близ­ко­му.

- Есть ка­кие-то при­зна­ки, на ко­то­рые сто­ит об­ра­тить вни­ма­ние?

- Че­ло­век за­бы­ва­ет обыч­ные ве­щи. По­смот­рел пе­ре­да­чу - не мо­жет пе­ре­ска­зать, о чем она. Но при этом мо­жет де­лать при­выч­ные ве­щи: хо­дить на по­чту или в ма­га­зин, пла­тить за квар­ти­ру. Это зво­но­чек.

Боль­ше о си­сте­ме во­лон­тер­ства для по­мо­щи стра­да­ю­щим де­мен­ци­ей

Ни­на Ива­нов­на (сле­ва) ра­бо­та­ла учи­те­лем-де­фек­то­ло­гом, а Га­ли­на Ива­нов­на - дет­ским фи­зио­те­ра­пев­том. Сей­час они во­лон­те­ры Крас­но­го Кре­ста.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.