Пе­ре­жи­ваю, как там моя же­на и де­ти. Зря мы по­лез­ли в эту дра­ку, ко­неч­но

Па­вел МАМАЕВ: Первую ночь по­сле за­дер­жа­ния оскан­да­лив­ши­е­ся фут­бо­ли­сты про­ве­ли в ав­то­за­ке. В изо­ля­тор вре­мен­но­го содержания по­па­ли толь­ко вче­ра в 9.45 утра.

Komsomolskaya Pravda (Belarus) - - ЗНАЙ СВОИ ПРАВА «КП» - СПОРТ - Ва­си­ли­са НИ­КО­ЛА­Е­ВА, Сер­гей ПЕТРОВ

Оскан­да­лив­ших­ся фут­бо­ли­стов жда­ли на до­прос два дня. 10 ок­тяб­ря по­ли­цей­ские объ­яви­ли час Х и да­ли ху­ли­га­нам вре­мя, что­бы явить­ся к сле­до­ва­те­лям до 18.00. Первым в след­ствен­ное управ­ле­ние МВД Рос­сии по Москве при­шел Па­вел Мамаев. А Ко­ко­рин опоз­дал, его да­же со­би­ра­лись объ­явить в фе­де­раль­ный ро­зыск. Но по­сле ше­сти ве­че­ра при­е­хал и он. Обо­их за­дер­жа­ли на 48 ча­сов. Но в изо­ля­тор вре­мен­но­го содержания (ИВС) они по­па­ли не сра­зу.

Что про­ис­хо­ди­ло с ни­ми в эту ночь, фут­бо­ли­сты рас­ска­за­ли от­вет­ствен­но­му сек­ре­та­рю об­ще­ствен­ной на­блю­да­тель­ной ко­мис­сии (ОНК) Моск­вы Ива­ну Мель­ни­ко­ву.

- Вче­ра где-то до трех но­чи мы бы­ли в от­де­ле­нии. Там про­во­ди­ли до­про­сы и раз­ные дру­гие след­ствен­ные дей­ствия. По­том нас от­вез­ли на ме­ди­цин­скую экс­пер­ти­зу. Ну а по­сле мы во­об­ще не по­ни­ма­ли, что про­ис­хо­дит и ку­да нас во­зят.

Всю ночь два про­слав­лен­ных фут­бо­ли­ста тряс­лись в по­ли­цей­ском ав­то­за­ке по Москве.

- В ка­кой-то травм­пункт мы за­ез­жа­ли, но там нас не при­ня­ли. По­че­му - не знаю, - рас­ска­зал Ко­ко­рин. - Еще ку­да-то вез­ли, вез­ли... Я за всю ночь не со­мкнул глаз. Па­ша вро­де немно­го по­спал.

И толь­ко по­сле 9 утра 11 ок­тяб­ря обо­их до­ста­ви­ли в ИВС Се­ве­ро-За­пад­но­го окру­га Моск­вы.

Сей­час они в раз­ных ка­ме­рах. Па­вел Мамаев - в трех­мест­ной.

- Один его со­сед - даль­но­бой­щик, об­ви­ня­е­мый по та­кой же ста­тье, 213 УК РФ («ху­ли­ган­ство»), - го­во­рит Иван Мель­ни­ков. - Вто­рой - ре­ци­ди­вист, весь в та­ту­и­ров­ках. Яв­но уже си­дев­ший не раз.

К сло­ву, Па­вел Мамаев так­же та­ту­и­ро­ван бук­валь­но с ног до го­ло­вы. И хо­тя он одет в джин­сы и сви­тер, рос­пи­си на те­ле все рав­но кое-где вид­ны.

- Я пе­ре­жи­ваю, как там те­перь моя же­на и де­ти, - вздох­нул фут­бо­лист. - Зря мы по­лез­ли в эту дра­ку, ко­неч­но. Очень стыд­но пе­ред всеми - и ко­ман­дой, и по­тер­пев­ши­ми людь­ми. Но мы бы про­сто так не со­рва­лись, нас оскор­би­ли и до­воль­но жест­ко.

Мамаев рас­ска­зал пра­во­за­щит­ни­кам, что в ту ночь они пи­ли пи­во, а не ка­кой-то креп­кий ал­ко­голь, нар­ко­ти­ки не упо­треб­ля­ли.

- Про­сто все так сов­па­ло. На­ка­нуне мно­го тре­ни­ро­вок бы­ло, в по­ез­де то­же не спа­ли же, по­том это пи­во... Не на­до бы­ло так. Я очень на­де­юсь, что все раз­ре­шит­ся, и я смо­гу и даль­ше играть в фут­бол.

Алек­сандр Ко­ко­рин си­дит с дву­мя со­се­дя­ми. Оба пер­вый раз в ИВС, как и сам фут­бо­лист.

Алек­сандр, как и его друг, в первую оче­редь ска­зал пра­во­за­щит­ни­кам, что очень со­жа­ле­ет о слу­чив­шем­ся.

- Ужас­ная ис­то­рия. Очень со­жа­лею. Нас оскорб­ля­ли, мы за­ве­лись. Не на­до бы­ло. Мы не бы­ли пья­ные, про­сто на взво­де ка­ком-то.

Он так же пе­ре­жи­ва­ет о сво­ей спор­тив­ной ка­рье­ре. Од­на­ко, от­прав­ля­ясь вче­ра в полицию, оба яв­но по­ни­ма­ли, что так про­сто из­бе­жать на­ка­за­ния не удаст­ся. Мамаев и Ко­ко­рин бы­ли го­то­вы к аре­сту и собрали с со­бой все необ­хо­ди­мые ве­щи.

Па­вел Мамаев пе­ре­жи­ва­ет за жену и де­тей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.