21-лет­не­го пар­ня, по­гиб­ше­го в ава­рии, разо­бра­ли на ор­га­ны

По­че­му каж­дый умер­ший па­ци­ент мо­жет стать до­но­ром, да­же ес­ли род­ные против.

Komsomolskaya Pravda (Belarus) - - «КП» - Але­на МАРТЫНОВА Авт.) ко­ор­ди­на­ци­он­ный Центр ор­ган­но­го до­нор­ства.

Па­вел Мар­дарь пе­ре­брал­ся в Моск­ву из Мол­до­вы. Ра­бо­тал, со­би­рал­ся же­нить­ся. Но 13 ок­тяб­ря про­шло­го го­да его сби­ла ма­ши­на. В со­сто­я­нии ко­мы (ушиб лег­ко­го и че­реп­но-моз­го­вая трав­ма) он по­пал в го­род­скую боль­ни­цу №68 Моск­вы.

- 16 ок­тяб­ря нам со­об­щи­ли, что со­сто­я­ние улуч­ши­лось: из ко­мы тре­тьей сте­пе­ни он пе­ре­шел во вто­рую, - рас­ска­зы­ва­ет брат по­гиб­ше­го Олег Мар­дарь. - А на сле­ду­ю­щий день из боль­ни­цы по­зво­ни­ли: «Ваш брат умер, оста­но­ви­лось серд­це».

Павла по­хо­ро­ни­ли на ро­дине, в Мол­да­вии. Че­рез два ме­ся­ца род­ным при­сла­ли за­клю­че­ние суд­мед­экс­пер­та.

- В нем бы­ло на­пи­са­но, что те­ло по­сту­пи­ло без внут­рен­них ор­га­нов: серд­це, поч­ки, пе­чень и фраг­мент се­ле­зен­ки изъ­яты для транс­план­та­ции, - про­дол­жа­ет Олег. - Мы бы­ли в шо­ке, ведь у нас ни­кто раз­ре­ше­ния не спра­ши­вал.

Род­ня до сих пор му­ча­ет­ся: все ли необ­хо­ди­мое сде­ла­ли вра­чи, что­бы спа­сти Павла? Ведь 21-лет­ний па­рень - иде­аль­ный до­нор: не пил, не упо­треб­лял нар­ко­ти­ки, ана­ли­зы на ВИЧ и ге­па­тит - от­ри­ца­тель­ные.

Этот слу­чай не един­ствен­ный, ко­гда ор­га­ны за­би­ра­ют без со­гла­сия род­ствен­ни­ков. В 2014 го­ду на всю Рос­сию гре­ме­ла Пи­ро­гов­ка - мос­ков­ская ГКБ №1 име­ни Пи­ро­го­ва, где до­но­ром ста­ла по­гиб­шая в ава­рии 19-лет­няя Али­на Са­б­ли­на. То­гда се­мья по­да­ла в суд на боль­ни­цу и тре­бо­ва­ла ком­пен­са­цию мо­раль­но­го вре­да. Но про­иг­ра­ла.

- В Рос­сии с 1992 го­да дей­ству­ет за­кон «О транс­план­та­ции ор­га­нов и тка­ней че­ло­ве­ка», ко­то­рый под­ра­зу­ме­ва­ет пре­зумп­цию со­гла­сия (та­кие же усло­вия за­бо­ра ор­га­нов и в Бе­ла­ру­си. - Ред.), - объ­яс­ня­ет ад­во­кат Ев­ге­ний Кор­ча­го. - Мы все - по­тен­ци­аль­ные до­но­ры, ес­ли не вы­ска­за­лись против.

Как имен­но ска­зать «нет», в до­ку­мен­те не про­пи­са­но. Од­ни юри­сты го­во­рят о необ­хо­ди­мо­сти но­та­ри­аль­но за­ве­рен­но­го от­ка­за, дру­гие - об уст­ном пре­ду­пре­жде­нии вра­чей. Долж­ны ли вра­чи пре­ду­пре­ждать об изъ­я­тии ор­га­нов, то­же непо­нят­но. Кста­ти, граж­дан­ство дру­гой стра­ны (как в слу­чае с Мар­да­рем) не спа­сет: на всех па­ци­ен­тов рос­сий­ских боль­ниц рас­про­стра­ня­ет­ся дей­ствие за­ко­нов.

- Ко­гда на­сту­па­ет смерть моз­га, а осталь­ные си­сте­мы про­дол­жа­ют ра­бо­тать, че­ло­век счи­та­ет­ся мерт­вым, - объ­яс­ня­ет врач-транс­план­то­лог Дмит­рий Суслов. - Ре­а­ни­ма­то­ло­ги боль­ни­цы вы­зы­ва­ют транс­план­то­ло­гов - в Москве вся ин­фор­ма­ция о по­тен­ци­аль­ных до­но­рах и ре­ци­пи­ен­тах (тех, кто нуж­да­ет­ся в пе­ре­сад­ке. - сте­ка­ет­ся в Опе­ра­ции про­во- дят тем, кто сто­ит в ли­сте ожи­да­ния. На все ор­га­ны со­став­ля­ют­ся ак­ты об изъ­я­тии, но ко­му сде­ла­ют пе­ре­сад­ку - вра­чеб­ная тай­на.

О том, что меж­ду ре­ани­ма­то­ло­га­ми и транс­план­то­ло­га­ми есть опре­де­лен­ные до­го­во­рен­но­сти о по­став­ке ор­га­нов, экс­пер­ты го­во­рят с осто­рож­но­стью.

- По­до­зре­ния, что ино­гда па­ци­ен­та лег­че сде­лать до­но­ром, чем спа­сти, не бес­поч­вен­ны. Но до­ка­зать это прак­ти­че­ски невоз­мож­но, - счи­та­ет пра­во­за­щит­ник Ан­тон Бур­ков, зав­ка­фед­рой ев­ро­пей­ско­го пра­ва Гу­ма­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та (Ека­те­рин­бург).

Этот до­ку­мент об изъ­я­тии ор­га­нов из те­ла по­гиб­ше­го Павла при­сла­ли его род­ствен­ни­кам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.