Дом осо­бен­ных лю­дей

Как жи­вет­ся в Ра­ков­ском пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ском до­ме-ин­тер­на­те тем, кто пла­тит за пре­бы­ва­ние в нем 90% сво­ей пен­сии.

Minskaya pravda. Tolstushka - - Рэпарцёр - Юлия БРОЖИНА

«Вз­рос­ло­му че­ло­ве­ку си­деть в че­ты­рех сте­нах нелег­ко»

Ра­ков­ский дом-ин­тер­нат со­брал под сво­ей кры­шей 164 че­ло­ве­ка, и у каж­до­го из них есть пси­хи­че­ское за­бо­ле­ва­ние. Эти лю­ди ли­ше­ны дее­спо­соб­но­сти, по­это­му вы­хо­дить за пре­де­лы ин­тер­на­та без со­про­вож­де­ния не мо­гут. Тер­ри­то­рия учре­жде­ния ого­ро­же­на, а на пунк­те про­пус­ка круг­ло­су­точ­но де­жу­рит охран­ник.

Каж­дый день в до­ме-ин­тер­на­те про­хо­дит по од­но­му и то­му же рас­пи­са­нию. В 7.00 – подъ­ем. До зав­тра­ка, ко­то­рый на­чи­на­ет­ся в 9.00, нуж­но успеть за­кон­чить все ги­ги­е­ни­че­ские про­це­ду­ры и убрать ком­на­ту. На пер­вый взгляд, в этом нет ни­че­го слож­но­го, но, к со­жа­ле­нию, не каж­дый житель дома-ин­тер­на­та мо­жет об­слу­жить се­бя сам. То­гда на по­мощь при­хо­дят са­ни­тар­ки и сер­до­боль­ные со­се­ди по ком­на­те. В те­че­ние дня по­сто­яль­цы дома-ин­тер­на­та за­ни­ма­ют­ся в круж­ках, по­мо­га­ют на­во­дить по­ря­док на тер­ри­то­рии учре­жде­ния или неспеш­но про­гу­ли­ва­ют­ся.

– За­ня­тия раз­ви­ва­ют на­ших под­опеч­ных, – го­во­рит стар­шая ме­ди­цин­ская сест­ра Та­ма­ра Храп­ко. – Вз­рос­ло­му че­ло­ве­ку си­деть в че­ты­рех сте­нах нелег­ко. По­мо­га­ет лю­би­мое хоб­би: кто-то вя­жет, кто­то шьет, кто-то вы­ши­ва­ет, кто-то учит­ся вя­зать ме­тел­ки. Мно­гие на­ши по­сто­яль­цы с удо­воль­стви­ем участ­ву­ют в са­мо­де­я­тель­но­сти: по­ют, тан­цу­ют, рас­ска­зы­ва­ют сти­хи. Те, кто лю­бит по­движ­ный об­раз жиз­ни, с удо­воль­стви­ем за­ни­ма­ют­ся фут­бо­лом. В до­ме-ин­тер­на­те есть жен­ская, муж­ская и сме­шан­ные ко­ман­ды. Они вы­ез­жа­ют на со­рев­но­ва­ния в дру­гие по­доб­ные учре­жде­ния. И, на­до ска­зать, ча­сто воз­вра­ща­ют­ся с на­гра­да­ми.

На­та­ша Со­ко­ло­ва пя­тый год жи­вет в ра­ков­ском до­ме-ин­тер­на­те. За свою жизнь она сме­ни­ла уже три та­ких учре­жде­ния и при­зна­ет­ся, что это – са­мое луч­шее. А все по­то­му, что здесь ее под­дер­жи­ва­ют и по­мо­га­ют рас­крыть все ее уме­ния и та­лан­ты.

– В преды­ду­щем до­ме-ин­тер­на­те мне не раз­ре­ша­ли вы­сту­пать на сцене, а здесь – по­жа­луй­ста! На День ма­те­ри бы­ла ведущей кон­цер­та, еще и две пес­ни спе­ла, и сти­хи про­чи­та­ла про ма­му, – гор­до за­яв­ля­ет На­та­лья. – А еще я мно­го вы­ши­ваю: и кар­ти­ны, и ико­ны.

«Са­ни­та­рок мно­гие на­зы­ва­ют ма­ма­ми»

За жиль­ца­ми дома-ин­тер­на­та при­смат­ри­ва­ют 93 че­ло­ве­ка, в том чис­ле 62 ме­ди­цин­ских ра­бот­ни­ка. Бес­спор­но, ра­бо­та нелег­кая. Но несмот­ря на это, те­куч­ки кад­ров здесь нет. О том, как мед­ра­бот­ни­ки от­но­сят­ся к сво­им под­опеч­ным, го­во­рит хо­тя бы тот факт, что мно­гие на­зы­ва­ют их «ма­ма­ми».

– На­ши ра­бот­ни­ки при­ки­пе­ли к жи­ву­щим в до­ме-ин­тер­на­те всей ду­шой, – го­во­рит Та­ма­ра Храп­ко. – Все­гда ста­ра­ют­ся под­дер­жать их, под­бод­рить, ча­сто при­но­сят им уго­ще­ния.

В учре­жде­нии на­хо­дят­ся не толь­ко ин­ва­ли­ды с дет­ства, но и лю­ди с при­об­ре­тен­ны­ми пси­хи­че­ски­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми. Мно­го быв­ших ал­ко­го­ли­ков. У боль­шин­ства по­сто­яль­цев дома-ин­тер­на­та есть же­ны, му­жья, дру­гие род­ствен­ни­ки.

На во­прос, мо­гут ли эти лю­ди по­сле ле­че­ния сно­ва влить­ся в об­ще­ство, Та­ма­ра Храп­ко от­ве­ча­ет, что шан­сов, увы, прак­ти­че­ски нет. По край­ней ме­ре, за ее мно­го­лет­нюю прак­ти­ку бы­ли толь­ко еди­нич­ные слу­чаи.

За про­жи­ва­ние в до­ме-ин­тер­на­те его под­опеч­ные от­да­ют 90% сво­ей пен­сии. Хо­тя их со­дер­жа­ние об­хо­дит­ся го­су­дар­ству до­ро­же: в сред­нем – 645 руб­лей в ме­сяц. Остав­ши­е­ся 10% по­сто­яль­цы мо­гут по­тра­тить на свои нуж­ды.

– На ру­ки мы им день­ги не вы­да­ем. У нас есть спе­ци­аль­ный ра­бот­ник, к ко­то­ро­му под­опеч­ные при­хо­дят и остав­ля­ют свои за­яв­ки, – по­яс­ня­ет Та­ма­ра Храп­ко. – Кто-то про­сит ку­пить си­га­ре­ты, кто-то – сла­до­сти. Неко­то­рые собирают день­ги на сво­ем сче­ту, а по­том тра­тят на круп­ные по­куп­ки. Так, на скоп­лен­ную сум­му На­та­ша Со­ко­ло­ва при­об­ре­ла се­бе му­зы­каль­ный центр. Го­во­рит, что еды ей хва­та­ет, одеж­ды – то­же. Нам ока­зы­ва­ют хо­ро­шую гу­ма­ни­тар­ную по­мощь, и на­ши под­опеч­ные ни в чем не нуж­да­ют­ся.

В до­ме-ин­тер­на­те жи­вут не толь­ко ин­ва­ли­ды с дет­ства, но и лю­ди с при­об­ре­тен­ны­ми пси­хи­че­ски­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми. Мно­го быв­ших ал­ко­го­ли­ков (сре­ди них есть и те, кто в свое вре­мя за­ни­мал вы­со­кие по­сты). Шан­сов вы­ле­чить­ся и сно­ва влить­ся в об­ще­ство у них, увы, прак­ти­че­ски нет. По край­ней ме­ре, за мно­го­лет­нюю прак­ти­ку со­труд­ни­ков ра­ков­ско­го дома-ин­тер­на­та та­кие слу­чаи еди­нич­ны.

Ра­бо­ты под­опеч­ных – хоть на про­да­жу вы­став­ляй. Тут и вя­за­ные ша­поч­ки, ино­соч­ки, и ру­ка­вич­ки – все это по­сто­яль­цы де­ла­ют для соб­ствен­ных нужд

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.