По ком го­рю­ет Го­ре­ва­ха?

Minskaya pravda - - Памяць -  Ека­те­ри­на СУРМА

При­мер­но в 10 ки­ло­мет­рах от Слуц­ка, ря­дом с брест­ской трас­сой, есть кра­си­вая бе­ре­зо­вая ро­ща Го­ре­ва­ха. Не­слу­чай­но так на­зва­ли уро­чи­ще – в этом ме­сте та­кая кон­цен­тра­ция го­ря, бо­ли и че­ло­ве­че­ско­го стра­да­ния, что не хва­тит слов и эмо­ций, что­бы их пе­ре­дать. Мно­гие, при­хо­дя сю­да, ощу­ща­ют тя­же­лую энер­ге­ти­ку… По­след­нее при­ста­ни­ще слуц­ких пат­ри­о­тов

Стат­ные бе­ре­зы, огром­ные ку­сты ореш­ни­ка, про­стор­ные по­ля­ны и мно­го све­та – ка­жет­ся, нет ме­ста луч­ше для от­ды­ха на при­ро­де. Но, при­бли­жа­ясь к Го­ре­ва­хе, чув­ству­ешь необъ­яс­ни­мую тре­во­гу и смя­те­ние. Лес­ная тро­пин­ка ве­дет к большой огра­де. За ней – па­мят­ный знак, на нем – крат­кая ис­то­рия это­го ме­ста.

В го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны в Го­ре­ва­хе про­во­ди­лись мас­со­вые рас­стре­лы мир­но­го на­се­ле­ния и уз­ни­ков слуц­ко­го гет­то. Бо­лее чем для 8 ты­сяч че­ло­век ро­ща ста­ла мо­ги­лой. Каз­ни на­ча­лись уже ле­том 1941-го. Пер­вы­ми жерт­ва­ми бы­ли слуц­кие под­поль­щи­ки и те жи­те­ли, ко­то­рых фа­шист­ские ок­ку­пан­ты за­по­до­зри­ли в свя­зи с пар­ти­за­на­ми.

– Слуцк был за­нят нем­ца­ми 27 июня, а в июле за­хват­чи­ки ста­ли про­во­дить пас­пор­ти­за­цию на­се­ле­ния. Евре­ям вы­да­ва­ли по две жел­тые звез­ды, их нуж­но бы­ло обя­за­тель­но на­шить на верх­нюю одеж­ду, – рас­ска­зы­ва­ет на­уч­ный со­труд­ник Слуц­ко­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея Ва­си­лий Тиш­ке­вич. – А еще с по­мо­щью пас­пор­ти­за­ции фа­ши­сты пла­ни­ро­ва­ли вы­явить под­поль­щи­ков, ведь с са­мо­го на­ча­ла вой­ны на на­шей зем­ле раз­вер­ну­лось ак­тив­ное со­про­тив­ле­ние вра­гу.

Пер­вые под­поль­ные груп­пы в Слуц­ке по­яви­лись в ав­гу­сте – сен­тяб­ре 1941 го­да. Во гла­ве пер­вой мо­ло­деж­ной груп­пы под­поль­щи­ков сто­ял 22-лет­ний Петр Маг­лыш – ак­тив­ный ком­со­мо­лец. Его сест­ра На­деж­да, ко­то­рая до вой­ны ра­бо­та­ла мед­сест­рой в Ста­ро­бине, бы­ла зна­ко­ма со зна­ме­ни­тым пар­ти­зан­ским ко­ман­ди­ром Ва­си­ли­ем Кор­жом. Так что связь с пар­ти­за­на­ми у мо­ло­дых слуц­ких ак­ти­ви­стов бы­ла на­ла­же­на. Ком­со­моль­цы по­мо­га­ли в сбо­ре ин­фор­ма­ции, пе­ре­да­ва­ли в лес ве­щи, про­ви­зию, пе­ча­та­ли и рас­кле­и­ва­ли по го­ро­ду ли­стов­ки.

– Был у них да­же ра­дио­при­ем­ник, – рас­ска­зы­ва­ет Ва­си­лий Тиш­ке­вич. – Не­смот­ря на то что нем­цы и по­ли­цаи со­бра­ли все ап­па­ра­ты у на­се­ле­ния под угро­зой смер­ти, Петр Маг­лыш и его сто­рон­ни­ки вы­ку­пи­ли один у слут­ча­ни­на за 1000 ма­рок. Хра­ни­ли в тай­ни­ке в пе­чи.

В ав­гу­сте при рас­кле­и­ва­нии ли­сто­вок был за­дер­жан муж На­деж­ды Маг­лыш – Иван Ба­ту­рин, ко­то­рый так­же был ак­тив­ным чле­ном под­поль­ной ор­га­ни­за­ции. Его дол­го до­пра­ши­ва­ли, но да­же под пыт­ка­ми он не на­звал име­на со­рат­ни­ков. Ива­на Ба­ту­ри­на рас­стре­ля­ли в Го­ре­ва­хе вме­сте с другими под­поль­щи­ка­ми.

Вы­стре­лы бы­ли слыш­ны на несколь­ко ки­ло­мет­ров

В кон­це ле­та 1941 го­да в Слуц­ке фа­ши­сты со­зда­ли пер­вое гет­то. Оно де­ли­лось на две ча­сти. В од­ной жи­ли ста­ри­ки, де­ти и нетру­до­спо­соб­ные муж­чи­ны и жен­щи­ны, в дру­гой – те, кто мог ра­бо­тать. Со­дер­жа­ние нера­бо­че­го гет­то не вхо­ди­ло в пла­ны за­хват­чи­ков, в на­ча­ле ок­тяб­ря они ста­ли пла­но­мер­но уни­что­жать лю­дей. Неболь­ши­ми пар­ти­я­ми их вы­во­зи­ли за го­род – яко­бы на убор­ку кар­то­фе­ля. В ро­ще с уз­ни­ков гет­то сни­ма­ли все цен­ные ве­щи, а за­тем лю­дей рас­стре­ли­ва­ли и сва­ли­ва­ли тру­пы в об­щую мо­ги­лу. То­гда за раз бы­ли уби­ты око­ло 500 че­ло­век.

27 ок­тяб­ря в Слуцк при­был 12-й ли­тов­ский по­ли­цей­ский ба­та­льон. На­ча­лись страш­ные рас­пра­вы над жи­те­ля­ми гет­то, оче­вид­цы вспо­ми­на­ют, что убий­ства про­ис­хо­ди­ли пря­мо на ули­це. Ты­ся­чи че­ло­век по­гиб­ли в этой бойне. Од­на­ко за­вер­шить жут­кую ак­цию по­ли­цаи так и не смог­ли – их зверств не вы­дер­жа­ли да­же фа­ши­сты. Вы­жив­ших ев­ре­ев пе­ре­ве­ли в но­вое гет­то, ко­то­рое об­нес­ли несколь­ки­ми ря­да­ми ко­лю­чей про­во­ло­ки.

В ап­ре­ле 1942 го­да сот­ни нетру­до­спо­соб­ных уз­ни­ков опять вы­вез­ли на рас­стрел в Го­ре­ва­ху. Сви­де­те­лем тех со­бы­тий ока­зал­ся жи­тель де­рев­ни Се­ли­ще Лев Те­реш­ко. Он вме­сте с другими маль­чиш­ка­ми пеш­ком воз­вра­щал­ся из шко­лы в со­сед­ней де­ревне Ивань. До­ро­га шла ми­мо уро­чи­ща Го­ре­ва­ха. Де­ти услы­ша­ли вы­стре­лы и ре­ши­ли по­до­брать­ся по­бли­же. Лев Те­реш­ко ви­дел, как плен­ные со­вет­ские сол­да­ты ко­па­ли огром­ные ямы, к ко­то­рым нем­цы под­во­ди­ли по 20–25 че­ло­век, в 50 мет­рах от рвов за­став­ля­ли их раз­деть­ся, за­би­ра­ли до­ку­мен­ты, день­ги, зо­ло­то, а по­сле при­ка­зы­ва­ли го­лым лю­дям ло­жить­ся в яму ли­цом вниз. Рас­стрель­ная ко­ман­да фа­ши­стов уби­ва­ла ев­ре­ев, а по­сле от­прав­ля­лась пить ко­фе на по­ляне. В это вре­мя во­ен­но­плен­ные зем­лей при­сы­па­ли уби­тых, что­бы по­том в яму мог­ли за­ста­вить лечь сле­ду­ю­щую груп­пу лю­дей. Уни­что­жив ев­ре­ев, нем­цы рас­стре­ли­ва­ли и пле­нен­ных сол­дат – что­бы не остав­лять сви­де­те­лей.

– Лев Те­реш­ко не смог дол­го смот­реть на этот ужас, он при­бе­жал до­мой, а по­том несколь­ко недель тя­же­ло бо­лел – не вы­дер­жа­ли нер­вы... Я с ним встре­чал­ся, он по­ка­зы­вал ме­ста, где рас­стре­ли­ва­ли лю­дей. Ес­ли б не бы­ло та­ких сви­де­те­лей, мы бы не узна­ли ни­ко­гда, что на са­мом де­ле тво­ри­лось в Го­ре­ва­хе, – го­во­рит Ва­си­лий Тиш­ке­вич.

Мас­со­вые рас­стре­лы ев­рей­ско­го на­се­ле­ния Слут­чи­ны Из вос­по­ми­на­ний жи­тель­ни­цы де­рев­ни Се­ли­ще Ана­ста­сии Ба­дак: «Го­ре­ва­ха от на­шей де­рев­ни все­го в па­ре ки­ло­мет­ров. Я то­гда бы­ла со­всем юной де­вуш­кой и во­ди­ла на вы­пас ко­ро­ву к ле­су. И ви­де­ла: к ро­ще од­на за...

Несколь­ко лет на­зад па­мят­ник евре­ям раз­ру­ши­ли ван­да­лы, те­перь на его ме­сте – но­вый

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.