ВИНОВЕН! СУД СЛУЦКА ОГЛАСИЛ ПРИ­ГО­ВОР УБИЙЦЕ ДВУХЛЕТНЕГ­О РЕ­БЕН­КА

КРИМИНАЛ

Minskaya pravda - - Первая Страница -  Ека­те­ри­на СУРМА

В Слуц­ке за­вер­ши­лось слу­ша­ние де­ла об убий­стве двух­лет­ней де­воч­ки. Еще во вре­мя су­деб­но­го за­се­да­ния про­ку­рор за­про­сил для глав­но­го об­ви­ня­е­мо­го срок в

26 лет. Мак­сим Чи­жик был ка­те­го­ри­че­ски не со­гла­сен с та­ким на­ка­за­ни­ем: при­го­вор яко­бы дол­жен быть бо­лее мяг­ким, по­то­му что в про­изо­шед­шем виновен не толь­ко он, но и дру­гие чле­ны мно­го­дет­ной се­мьи.

Мин­ский об­ласт­ной суд воз­об­но­вил про­цесс по уго­лов­но­му де­лу об убий­стве двух­лет­ней де­воч­ки по­сле бо­лее чем двух­ме­сяч­но­го пе­ре­ры­ва. Оче­ред­ное за­се­да­ние про­шло в зда­нии су­да Слуц­ко­го рай­о­на 12 де­каб­ря.

На за­се­да­ни­ях в кон­це сен­тяб­ря под­су­ди­мый Мак­сим Чи­жик несколь­ко раз за­яв­лял о том, что к нему при­ме­ня­лась фи­зи­че­ская си­ла со сто­ро­ны пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов – во вре­мя за­дер­жа­ния и след­ствия. На су­деб­ном за­се­да­нии 27 сен­тяб­ря про­ку­рор об­ра­тил­ся с хо­да­тай­ством к су­ду о про­ве­де­нии про­вер­ки по это­му во­про­су. И вот спу­стя два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца уста­нов­ле­но: ни­ка­ко­го дав­ле­ния на под­су­ди­мо­го со сто­ро­ны ми­ли­ции не бы­ло. В воз­буж­де­нии уго­лов­но­го де­ла Мак­си­му Чи­жи­ку от­ка­за­но вви­ду от­сут­ствия со­ста­ва пре­ступ­ле­ния.

Мак­си­му Чи­жи­ку предъ­яви­ли об­ви­не­ние в убий­стве за­ве­до­мо ма­ло­лет­не­го, с осо­бой же­сто­ко­стью, из ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний, и в по­ку­ше­нии на убий­ство двух за­ве­до­мо ма­ло­лет­них лиц, с осо­бой же­сто­ко­стью, из ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний.

Ека­те­ри­на Ко­мар об­ви­ня­лась в остав­ле­нии в опас­но­сти соб­ствен­ных де­тей. Она пол­но­стью при­зна­ла свою ви­ну. Мак­сим – толь­ко ча­стич­но.

Де­ти не го­ло­да­ли…

Суд за­слу­шал сви­де­те­лей – со­труд­ни­ков дет­ской по­ли­кли­ни­ки Слуц­кой ЦРБ. Врач-пе­ди­атр Ири­на Ле­в­се­вич и участ­ко­вая мед­сест­ра Ило­на Бон­дар­чук зна­ют се­мью, где по­гиб­ла де­воч­ка, мно­го лет. Они осу­ществ­ля­ли при­ем де­тей в по­ли­кли­ни­ке и неод­но­крат­но на­ве­ща­ли мно­го­дет­ную се­мью, ко­то­рая два­жды по­па­да­ла в со­ци­аль­но опас­ное по­ло­же­ние.

– В до­ме, где жи­ла об­ви­ня­е­мая с детьми, дав­но не де­ла­ли ре­мон­та. Ме­бель ста­рая, из­но­шен­ная. Не все­гда бы­ло чи­сто, но про­дук­ты в хо­ло­диль­ни­ке име­лись, де­ти в этой се­мье не го­ло­да­ли, – вспо­ми­на­ет Ири­на Ле­в­се­вич. – Я не ви­де­ла у них ни­ка­ких те­лес­ных по­вре­жде­ний. Жа­лоб на то, что мать бьет, то­же не от­ме­ча­лось.

Точ­но та­кие же по­ка­за­ния да­ла и мед­сест­ра Ило­на Бон­дар­чук. И до­ба­ви­ла: де­тей все­гда оде­ва­ли по се­зо­ну, хоть ве­щи бы­ли и не но­вы­ми. Кро­ме то­го, ко­гда спе­ци­а­ли­сты Тра­ге­дия про­изо­шла в ночь с 29 на 30 ян­ва­ря. Со­труд­ни­ки ско­рой по­мо­щи при­бы­ли на вы­зов в один из част­ных до­мов в Слуц­ке и об­на­ру­жи­ли двух­лет­нюю де­воч­ку со сле­да­ми по­бо­ев. Ре­бе­нок на­хо­дил­ся в кри­ти­че­ском со­сто­я­нии. Ре­ани­ми­ро­вать ма­лыш­ку не удалось, она по­гиб­ла. По по­до­зре­нию в убий­стве бы­ли за­дер­жа­ны мать де­воч­ки и ее со­жи­тель. Чет­ве­рых стар­ших де­тей опре­де­ли­ли в дет­скую де­рев­ню «Исто­ки». Вы­яс­ни­лось, что из­би­е­нию, по­влек­ше­му за со­бой трав­мы, под­вер­гал­ся и пя­ти­лет­ний Алек­сей. Поз­же ос­нов­ные об­ви­не­ния в убий­стве двух­лет­ней де­воч­ки предъ­яви­ли Мак­си­му Чи­жи­ку. Мать де­тей, Ека­те­ри­ну Ко­мар, об­ви­ни­ли в остав­ле­нии де­тей в опас­ном по­ло­же­нии и без­дей­ствии.

С 2010 по 2014 год мно­го­дет­ная се­мья по­па­да­ла под при­сталь­ное на­блю­де­ние ор­га­нов опе­ки как на­хо­дя­ща­я­ся в со­ци­аль­но опас­ном по­ло­же­нии. При­чи­на по­ста­нов­ки на учет – ненад­ле­жа­щее вы­пол­не­ние ро­ди­тель­ских обя­зан­но­стей и пло­хие усло­вия про­жи­ва­ния. Од­на­ко со вре­ме­нем все эти недо­стат­ки мно­го­дет­ная мать ис­пра­ви­ла, по­это­му с уче­та се­мью сня­ли.

ука­зы­ва­ли мо­ло­дой ма­те­ри на недо­че­ты в ве­де­нии до­маш­не­го хо­зяй­ства, она все­гда ста­ра­лась их ис­пра­вить.

Би­ли за то, что не слу­ша­ют­ся

По­сле бе­се­ды со сви­де­те­ля­ми суд при­нял ре­ше­ние пе­рей­ти к пре­ни­ям сто­рон. Го­соб­ви­ни­тель еще раз за­чи­тал ма­те­ри­а­лы де­ла: по­ка­за­ния об­ви­ня­е­мых, сви­де­те­лей, стар­ших де­тей Ека­те­ри­ны Ко­мар, ре­зуль­та­ты экс­пер­ти­зы.

Слу­шать все де­та­ли де­ла бы­ло непро­сто: дол­гое вре­мя де­ти под­вер­га­лись фи­зи­че­ско­му на­си­лию. При­чем не толь­ко по­гиб­шая де­воч­ка, но и ее бра­тья и сест­ры. Об этом рас­ска­за­ли са­ми ма­лы­ши. Боль­ше всех до­ста­ва­лось двух­лет­ней Ма­рине и ее пя­ти­лет­не­му бра­ту Алек­сею. На те­ле ма­лыш­ки экс­пер­ти­зой за­фик­си­ро­ва­но не ме­нее 198 сле­дов от уда­ров, маль­чи­ка уда­ри­ли бо­лее 50 раз. Ру­ко­при­клад­ство са­ми об­ви­ня­е­мые от­нес­ли к так на­зы­ва­е­мо­му вос­пи­та­тель­но­му про­цес­су. Мол, би­ли, ко­гда де­ти не слу­ша­лись, шу­ме­ли, не вы­пол­ня­ли тре­бо­ва­ний взрос­лых. В част­но­сти, по­гиб­шую де­воч­ку Мак­сим Чи­жик «ле­гонь­ко» бил из-за то­го, что та не хо­те­ла укла­ды­вать­ся спать или ме­ша­ла сво­им пла­чем.

«До­ста­ла она ныть», – та­кие сло­ва об­ви­ня­е­мо­го за­фик­си­ро­ва­ны в ма­те­ри­а­лах де­ла. Пя­ти­лет­не­го Ле­шу то­же ча­стень­ко «вос­пи­ты­ва­ли» с по­мо­щью си­лы. До­ста­ва­лось и дру­гим де­тям. «Очень бо­им­ся дя­дю Мак­си­ма», – так от­зы­ва­лись о ма­ми­ном со­жи­те­ле стар­шие де­ти.

Изу­чив все ма­те­ри­а­лы де­ла, го­соб­ви­ни­тель за­про­си­ла суд при­знать под­су­ди­мо­го Мак­си­ма Чи­жи­ка ви­нов­ным и на­зна­чить ему 26 лет ли­ше­ния сво­бо­ды. Для Ека­те­ри­ны Ко­мар про­ку­рор по­про­си­ла 2 го­да на­ка­за­ния в ис­пра­ви­тель­ном учре­жде­нии от­кры­то­го ти­па.

«На­шли коз­ла от­пу­ще­ния»

С та­кой по­зи­ци­ей об­ви­не­ния не бы­ли со­глас­ны ни под­су­ди­мые, ни их ад­во­ка­ты. Услы­шав о том, что его хо­тят осу­дить на 26 лет, Мак­сим Чи­жик от­ре­а­ги­ро­вал бур­но: уда­рил клет­ку, в ко­то­рой си­дел.

– В хо­де до­су­деб­но­го про­из­вод­ства след­ствен­ные ор­га­ны от­нес­лись пред­взя­то к мо­е­му под­за­щит­но­му, след­ствие бы­ло про­ве­де­но од­но­бо­ко. Я про­шу про­ще­ния у вы­со­ко­го су­да, но мо­е­го под­за­щит­но­го сде­ла­ли «коз­лом от­пу­ще­ния», – ад­во­кат Мак­си­ма Чи­жи­ка был ме­нее эмо­ци­о­на­лен, но так­же вы­ра­зил свое несо­гла­сие с об­ви­не­ни­ем и по­про­сил оправ­дать под­су­ди­мо­го. – Об­ви­ня­е­мый свою ви­ну не при­зна­ет: он не на­но­сил та­ко­го ко­ли­че­ства травм, ко­то­рое ему при­пи­сы­ва­ет­ся, несо­вер­шен­но­лет­не­му Алек­сею. И тем бо­лее не виновен в ги­бе­ли Ма­ри­ны. Он не оспа­ри­вал то­го фак­та, что при­ме­нял некие ме­ры фи­зи­че­ско­го воз­дей­ствия в це­лях вос­пи­та­тель­ных: мог по­ста­вить в угол, мог уда­рить по яго­ди­цам. Но ес­ли бы он при­ме­нял фи­зи­че­скую си­лу на­ме­рен­но, то по­след­ствия бы­ли бы бо­лее ран­ние и тяж­кие. Ис­хо­дя из по­ка­за­ний де­тей, сле­ду­ет, что вос­пи­та­ни­ем с при­ме­не­ни­ем фи­зи­че­ско­го на­си­лия за­ни­ма­лись все: ма­ма, био­ло­ги­че­ский отец де­тей, дя­дя Мак­сим, дед, баб­ка. Но кто же виновен в ито­ге в тех по­след­стви­ях, ко­то­рые на­сту­пи­ли? В смер­ти Ма­ри­ны, в при­чи­не­нии те­лес­ных по­вре­жде­ний Алек­сею? Этот во­прос оста­ет­ся нераз­ре­шен­ным. Ведь при­част­ны все. Од­но­знач­но го­во­рить, что ви­но­ват толь­ко Чи­жик, нель­зя.

Ад­во­кат Ека­те­ри­ны Ко­мар по­про­си­ла на­зна­чить под­за­щит­ной ми­ни­маль­но воз­мож­ное на­ка­за­ние, ведь ги­бель до­че­ри – уже до­ста­точ­но су­ро­вая ка­ра для об­ви­ня­е­мой в без­дей­ствии ма­те­ри.

Окон­ча­тель­ный при­го­вор об­ви­ня­е­мым по де­лу об убий­стве двух­лет­ней Ма­ри­ны был озву­чен 13 де­каб­ря. Мак­си­му Чи­жи­ку на­зна­че­но на­ка­за­ние – 25 лет в ис­пра­ви­тель­ной ко­ло­нии уси­лен­но­го ре­жи­ма, ма­те­ри по­гиб­ше­го ре­бен­ка Ека­те­рине Ко­мар (Жа­врид) – два го­да в ис­пра­ви­тель­ном учре­жде­нии от­кры­то­го ти­па.

– Мне непо­ня­тен при­го­вор! – воз­му­тил­ся Мак­сим по­сле огла­ше­ния ре­ше­ния су­да. – По­че­му та­кое су­ро­вое на­ка­за­ние?

Под­су­ди­мый на­ме­рен до­ка­зать соб­ствен­ную право­ту, по­это­му со­би­ра­ет­ся об­жа­ло­вать ре­ше­ние су­да. По­дать апел­ля­цию мож­но в те­че­ние 10 су­ток с мо­мен­та огла­ше­ния при­го­во­ра. Ека­те­ри­на пол­но­стью при­зна­ла се­бя ви­нов­ной в неока­за­нии по­мо­щи соб­ствен­ным де­тям и про­тив при­го­во­ра не воз­ра­жа­ла. 

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.