«Пом­нишь, брат, Аф­ган?»

Minskaya pravda - - Дата Ў Календары - Гри­го­рий СОЛОНЕЦ Сер­гей КАРПОВИЧ:

Мы встре­ти­лись с бра­тья­ми Кар­по­ви­ча­ми в го­ро­де Бе­ре­зи­но, где они ро­ди­лись, жи­вут, тру­дят­ся. Сер­гей – во­ди­те­лем в рай­по­треб­ко­опе­ра­ции, Алек­сандр – сле­са­ре­мав­то­элек­три­ком в ДЭУ №6. Ря­до­вые аф­ган­ской вой­ны. Так что ин­тер­на­ци­о­наль­ный долг про­стая бе­ло­рус­ская се­мья Кар­по­ви­чей, бла­го­да­ря ра­бот­ни­кам во­ен­ко­ма­та, вдвое пе­ре­вы­пол­ни­ла. Как слу­жи­лось на чу­жой да­ле­кой зем­ле, что и спу­стя 30 лет хо­ро­шо пом­нит­ся, – об этом бра­тья рас­ска­за­ли са­ми. Мне оста­лось толь­ко вклю­чить дик­то­фон. Ко­гда пе­ре­ва­ли­ло за пол­тин­ник, Аф­ган ча­ще стал на­по­ми­нать о се­бе. К со­жа­ле­нию, сво­бод­но взять пу­тев­ку, что­бы съез­дить в Ви­тебск, в ме­ди­ко-ре­а­би­ли­та­ци­он­ный центр, или в Бо­ров­ля­ны, в гос­пи­таль ин­ва­ли­дов Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, нель­зя. Иной раз при­хо­дит­ся вы­би­вать это пра­во со скан­да­лом. Жи­ли в зем­лян­ке, во­круг око­пы – там на­хо­ди­лись бо­е­вые по­сты и ча­со­вые в го­тов­но­сти от­ра­зить вне­зап­ное на­па­де­ние душ­ма­нов. Бро­не­транс­пор­те­ры в спе­ци­аль­ных укры­ти­ях – ка­по­ни­рах. Сиг­наль­ные ми­ны по кру­гу. Они не­ред­ко но­чью сра­ба­ты­ва­ли, пре­ду­пре­ждая о непро­ше­ных го­стях.

– На­чи­нал служ­бу во Ль­вов­ском по­гра­нот­ря­де и ни­ко­гда не ду­мал, что вско­ре ока­жусь на юге Та­джи­ки­ста­на, на со­вет­ско-аф­ган­ской гра­ни­це. И слу­чит­ся это как раз в мой день рож­де­ния, 2 ок­тяб­ря 1980 го­да. Та­кой вот по­да­рок судь­бы.

Я был за­ря­жа­ю­щим стан­ко­во­го про­ти­во­тан­ко­во­го гра­на­то­ме­та СПГ-9. В расчет вхо­ди­ли еще три че­ло­ве­ка: ко­ман­дир, на­вод­чик и под­нос­чик гра­нат. Ве­сил он вме­сте с тре­но­гой 47 кг (вдво­ем на пле­чах, как дра­го­цен­ный груз, бе­реж­но но­си­ли). «Ду­хи» СПГ-9 по­ба­и­ва­лись. Его мак­си­маль­ная даль­ность стрель­бы оско­лоч­ной гра­на­той – 4500 мет­ров. Ору­жие круг­ло­су­точ­но­го при­ме­не­ния: кро­ме оп­ти­че­ско­го днев­но­го был ин­фра­крас­ный ноч­ной при­цел.

На­ша за­ста­ва на­хо­ди­лась при­мер­но в 30 км от гра­ни­цы в аф­ган­ском по­сел­ке Рустак. Глав­ная за­да­ча – вос­пре­пят­ство­вать про­ры­ву мод­жа­хе­дов к по­гра­нич­но­му Пян­джу, где дис­ло­ци­ро­вал­ся по­гра­нот­ряд. Ни­ка­ких зна­ков раз­ли­чия на фор­ме у нас не бы­ло, все – в це­лях мас­ки­ров­ки.

Жи­ли в зем­лян­ке, так что мо­же­те представит­ь наш по­ход­но-по­ле­вой быт. В око­пах на­хо­ди­лись бо­е­вые по­сты и ча­со­вые в го­тов­но­сти от­ра­зить вне­зап­ное на­па­де­ние душ­ма­нов. Бро­не­транс­пор­те­ры в спе­ци­аль­ных укры­ти­ях – ка­по­ни­рах. Сиг­наль­ные ми­ны по кру­гу. Они не­ред­ко но­чью сра­ба­ты­ва­ли, пре­ду­пре­ждая о непро­ше­ных го­стях.

Раз в неде­лю при­ле­та­ла вер­то­лав­ка (так мы на­зы­ва­ли вер­то­лет Ми-8). Она до­став­ля­ла из Со­ю­за про­дук­ты, бо­е­при­па­сы, пись­ма из до­му. Так я и узнал, что брат то­же в Аф­гане. По­ду­мал еще: здо­ро­во бы­ло бы нам здесь встре­тить­ся!

Бо­е­вое кре­ще­ние

Ко­гда по­яв­ля­лись ра­не­ные или боль­ные, вер­то­лет при­ле­тал сра­зу же. Ес­ли об­стрел за­тя­ги­вал­ся, на под­мо­гу вы­зы­ва­ли уже па­ру бо­е­вых вер­ту­шек. Ско­рая «небес­ная» по­мощь тут же ути­хо­ми­ри­ва­ла «ду­хов», а нам при­да­ва­ла уве­рен­но­сти, что мы не од­ни тут.

Во­да бы­ла своя, из гор­но­го род­ни­ка. За ней пе­ри­о­ди­че­ски от­прав­лял­ся «ГАЗ-66» с боч­кой в со­про­вож­де­нии бро­не­транс­пор­те­ра. Од­на­жды «ду­хи» наг­ло воз­ле ки­шла­ка об­стре­ля­ли во­до­воз­ку средь бе­ла дня: пу­ле­вое ра­не­ние, к сча­стью, не смер­тель­ное, по­лу­чил во­ди­тель Ни­ко­лай Януш­ко, на­граж­ден­ный по­том ме­да­лью «За от­ва­гу». Так что во­да – ис­точ­ник жиз­ни в пу­стыне – до­ста­ва­лась нелег­кой це­ной.

Ко­неч­но, мы не си­де­ли сло­жа ру­ки. В со­ста­ве мо­то­ма­нев­рен­ной груп­пы на несколь­ких бро­не­транс­пор­те­рах но­чью вы­хо­ди­ли на ре­а­ли­за­цию раз­вед­дан­ных, устра­и­ва­ли за­са­ды. В од­ной из них, то бы­ло мое бо­е­вое кре­ще­ние, нам уда­лось «за­ва­лить» несколь­ких во­ору­жен­ных мод­жа­хе­дов, вклю­чая по­ле­во­го ко­ман­ди­ра.

В ин­тер­не­те недав­но на­шел лю­бо­пыт­ную ста­ти­сти­ку: в Аф­га­ни­стане груп­пи­ров­кой по­гра­нич­ных войск про­ве­де­но 1113 бо­е­вых опе­ра­ций. В них уни­что­же­ны свы­ше 41 ты­ся­чи бо­е­ви­ков, за­хва­че­но в плен 19 335 мод­жа­хе­дов с ору­жи­ем. Ис­пы­та­ние ог­нем про­шли 62 030 по­гра­нич­ни­ков, каж­дый чет­вер­тый. Бо­е­вые по­те­ри стра­жей гра­ни­цы: 62 вер­то­ле­та, 524 офи­це­ра и сол­да­та, 34 из ко­то­рых – уро­жен­цы Бе­ла­ру­си.

«До­ка­жи­те, что бы­ли в Аф­га­ни­стане»

– Мо­жет по­ка­зать­ся аб­сур­дом, но имен­но эту фра­зу я неожи­дан­но услы­шал в рай­во­ен­ко­ма­те во вре­мя пе­ре­ре­ги­стра­ции со­вет­ских удо­сто­ве­ре­ний ве­те­ра­нов бо­е­вых дей­ствий на но­вые, на­ци­о­наль­но­го об­раз­ца. При­чем ста­рые фо­то­гра­фии, на ко­то­рых я с ору­жи­ем и то­ва­ри­ща­ми яв­но не на ку­рор­те, в расчет не при­ни­ма­лись. «А мо­жет, это фо­то­мон­таж? – за­по­до­зрил кто-то из чле­нов ко­мис­сии. – В ва­шем во­ен­ном би­ле­те по­че­му-то нет за­пи­си, что вы при­ни­ма­ли уча­стие в бо­е­вых дей­стви­ях». А ее, то ли по ха­лат­но­сти, то ли по незна­нию (мол, ка­кие по­гра­нич­ни­ки в Аф­гане?) как раз ра­бот­ник во­ен­ко­ма­та в свое вре­мя и не сде­лал.

При­шлось на­прав­лять за­прос в ар­хив КГБ (в со­став это­го ве­дом­ства вхо­ди­ли по­гран­вой­ска). И толь­ко по­сле пись­мен­но­го от­ве­та из Моск­вы я сно­ва стал «аф­ган­цем». Обид­ный оса­док остал­ся на ду­ше. Знаю, не у ме­ня од­но­го. Се­год­ня по­ни­маю: как ми­ни­мум три­жды мне со служ­бой по­вез­ло: стал по­гра­нич­ни­ком, про­шел су­ро­вую шко­лу Аф­га­на и жи­вым вер­нул­ся до­мой.

Алек­сандр КАРПОВИЧ:

Каж­дый сам за се­бя

– Ме­ня при­зва­ли в 1981-м, брат еще слу­жил. По­сле «учеб­ки» по­пал в Ка­бул, на узел свя­зи. Мне по­вез­ло. В от­ли­чие от бра­та, непо­сред­ствен­но в бо­е­вых дей­стви­ях не участ­во­вал. Ино­гда нас об­стре­ли­ва­ли, но непро­дол­жи­тель­но: сто­ли­ца все-та­ки уси­лен­но охра­ня­лась и в сто­ро­ну гор мо­мен­таль­но сле­до­ва­ла мощ­ная ар­тил­ле­рий­ская «от­вет­ка».

Ко­гда пе­ре­ва­ли­ло за пол­тин­ник, Аф­ган ча­ще стал на­по­ми­нать о се­бе. К со­жа­ле­нию, сво­бод­но взять пу­тев­ку, что­бы съез­дить в Ви­тебск, в ме­ди­ко-ре­а­би­ли­та­ци­он­ный центр, или в Бо­ров­ля­ны, в гос­пи­таль ин­ва­ли­дов Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, нель­зя. Иной раз при­хо­дит­ся вы­би­вать ее со скан­да­лом. На все во­про­сы один от­вет: жди­те, а ес­ли что-то не нра­вит­ся, жа­луй­тесь ко­му хо­ти­те. По­след­ний раз, слов­но в на­смеш­ку, пред­ло­жи­ли пу­тев­ку имен­но то­гда, ко­гда по жи­тей­ским об­сто­я­тель­ствам не мог по­ехать, – в де­каб­ре. Хо­тя в на­ча­ле го­да пре­ду­пре­ждал об этом. Та­кое вот «вни­ма­ние» к во­и­нам-ин­тер­на­ци­о­на­ли­стам в рай­он­ной по­ли­кли­ни­ке…

В гос­пи­та­ле ин­ва­ли­дов Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны был не­сколь­ко раз. Обе­щан­ные от­дель­ные па­ла­ты для «аф­ган­цев» там так и не по­яви­лись. А ведь это не блажь и не при­хоть, а пси­хо­ло­ги­че­ский фактор, от ко­то­ро­го так­же за­ви­сит са­мо­чув­ствие, ме­ди­цин­ская ре­а­би­ли­та­ция.

Най­ти ра­бо­ту в Бе­ре­зи­но непро­сто, по­это­му я рад и зар­пла­те в 350 руб­лей – в мест­ном до­рож­но-экс­плу­а­та­ци­он­ном управ­ле­нии ра­бо­таю сле­са­рем-ав­то­элек­три­ком и ак­ку­му­ля­тор­щи­ком.

А вот бра­ту, воз­мож­но, в мае при­дет­ся ис­кать ра­бо­ту: в рай­по ожидаются со­кра­ще­ния.

К со­жа­ле­нию, в по­след­нее вре­мя как бы ушла в тень на­ша рай­он­ная ор­га­ни­за­ция во­и­нов-ин­тер­на­ци­о­на­ли­стов. Хо­тел бы оши­бить­ся, но у ме­ня сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что се­год­ня каж­дый из «аф­ган­цев» сам за се­бя. А ведь вме­сте, пле­чом к пле­чу, лег­че не толь­ко в бою, но и в мир­ной жиз­ни – ре­шать про­бле­мы, пре­одо­ле­вать труд­но­сти…

Ста­рые фо­то­гра­фии ча­сто воз­вра­ща­ют в бо­е­вую мо­ло­дость

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.