«Ло­ша­ди сра­жа­лись бок о бок с сол­да­та­ми»

Minskaya pravda - - Да 75годдзя Вызвалення Беларусі - Ан­то­но­вич Ев­ге­ний Се­ме­но­вич, сын. Под­го­то­ви­ла Га­ли­на НАРКЕВИЧ

«Я ча­сто за­даю се­бе один и тот же во­прос: по­че­му мо­е­му от­цу, Се­ме­ну Алек­сан­дро­ви­чу Ан­то­но­ви­чу, бы­ло суж­де­но прой­ти вой­ну без еди­но­го ра­не­ния, а в мир­ное вре­мя Бог от­ме­рил ему так ма­ло? Ма­ма и ба­буш­ка ча­сто упо­ми­на­ли о бо­е­вом про­шлом от­ца, но я мно­гое не за­пом­нил. Все ка­за­лось: под­рас­ту, то­гда сам обо всем и рас­спро­шу у па­пы. Не рас­спро­сил. Отец ушел, ко­гда мне бы­ло все­го 10 лет. В па­мя­ти оста­лись лишь об­рыв­ки его вос­по­ми­на­ний...

Мой па­па Ан­то­но­вич Се­мен Алек­сан­дро­вич ро­дил­ся в 1913 го­ду в го­род­ском по­сел­ке Ста­ро­бин. О его дет­стве знаю немно­го: ба­буш­ка Прас­ко­вья Ми­хай­лов­на рас­ска­зы­ва­ла: отец был доб­рым и со­стра­да­тель­ным ре­бен­ком. Лю­бил жи­вот­ных, но боль­ше все­го ло­ша­дей – на­вер­ное, это у него от де­душ­ки Са­ши. Тот то­же был за­яд­лым «ло­шад­ни­ком». Это увле­че­ние, мож­но ска­зать, опре­де­ли­ло даль­ней­шую жизнь от­ца... По­сле шко­лы он по­ехал по­да­вать до­ку­мен­ты в ве­те­ри­нар­ный ин­сти­тут – род­ные не от­го­ва­ри­ва­ли, по­ни­ма­ли, что это его при­зва­ние.

В 1938 го­ду Се­ме­на Ан­то­но­ви­ча, «зе­ле­но­го» 25-лет­не­го вы­пуск­ни­ка, при­зва­ли в Крас­ную Ар­мию. Мо­жет, вме­ша­лась судь­ба, а мо­жет, про­сто сов­па­де­ние – отец, как и меч­тал, по­пал слу­жить в ка­ва­ле­рию на Даль­ний Во­сток. Из мир­ной жиз­ни его вы­рва­ла Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная вой­на – в ав­гу­сте 1942 го­да па­пу бро­си­ли в са­мое пек­ло, на Ста­лин­град­ский фронт.

Это был ад кро­меш­ный. Все во­круг го­рит, из-за ды­ма и га­ри не вид­но ни­че­го, под­ры­ва­ют­ся на вра­же­ских ми­нах сол­да­ты, рас­сы­па­ют­ся до­ма...

Отец все вре­мя был на пе­ре­до­вой. Он вой­ну про­шел ве­те­ри­на­ром, по­лу­чил зва­ние май­о­ра. Сколь­ко раз ему при­хо­ди­лось лезть под пу­ли и, рискуя соб­ствен­ной жиз­нью, вы­тас­ки­вать с по­ля боя ра­не­ных ло­ша­дей. Бро­сать жи­вот­ных бы­ло не при­ня­то – слиш­ком до­ро­гая по­те­ря. И пусть Ве­ли­кую Оте­че­ствен­ную на­зы­ва­ют вой­ной мо­то­ров, но ко­гда тех­ни­ка за­стре­ва­ла в гря­зи, вы­ру­ча­ли имен­но ло­ша­ди. Пуш­ки, про­ви­зия для сол­дат – это все то­же пе­ре­во­зи­лось на кон­ной тя­ге.

...Са­мы­ми страш­ны­ми бы­ли ата­ки с воз­ду­ха, го­во­рил отец. Гро­хот – по­том ти­ши­на, сно­ва гро­хот – и сно­ва па­у­за. Из­ра­нен­ная, изуро­до­ван­ная зем­ля хо­ди­ла хо­ду­ном, ни­че­го не бы­ло слыш­но из-за ад­ско­го гу­ла бомб, скре­же­та ме­тал­ла. Сто­на­ли ка­ва­ле­ри­сты, ко­то­рым уже нель­зя бы­ло по­мочь. Из­ра­нен­ные ло­ша­ди, слов­но обе­зу­мев­шие, бро­са­лись из сто­ро­ны в сто­ро­ну. Те­перь глав­ное – про­ско­чить под пу­ли и уве­сти их по­даль­ше от смер­ти... От­цу уда­ва­лось и то, и дру­гое. За го­ды вой­ны он ни ра­зу не был ра­нен или кон­ту­жен – смерть об­хо­ди­ла его сто­ро­ной. Он на­хо­дил в се­бе си­лы и му­же­ство уво­дить с по­ля боя ра­не­ных ло­ша­дей в эва­ко­вет­ла­за­рет, что­бы там по­ста­вить их на но­ги и вер­нуть в строй. Са­мые слож­ные опе­ра­ции по из­вле­че­нию пуль, ле­че­нию по­вре­жден­ных ко­неч­но­стей отец, бле­стя­щий ве­те­ри­нар, про­во­дил сам.

По мо­ло­до­сти лет я не по­ни­мал: за­чем ид­ти на та­кие жерт­вы ра­ди жи­вот­но­го? Глав­ное ведь – спа­сти че­ло­ве­ка...

– Ло­ша­ди сра­жа­лись бок о бок с сол­да­та­ми. Они со­вер­ша­ли та­кие же по­дви­ги, гиб­ли, спа­сая ты­ся­чи жиз­ней. И по­мог­ли при­бли­зить День Ве­ли­кой По­бе­ды, – го­во­рил мне па­па.

Что­бы со­брать по­боль­ше све­де­ний о бо­е­вом про­шлом от­ца, я сде­лал за­прос в По­доль­ский во­ен­ный ар­хив Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны Рос­сии, от­ку­да мне при­шел от­вет: «С ок­тяб­ря 1944 го­да по 30.01.1945 Се­мен Ан­то­но­вич вы­ле­чил и воз­вра­тил в строй 42 ра­не­ных и 74 боль­ных ло­ша­ди... Опе­ра­ции про­во­дил чет­ко, быст­ро и пра­виль­но, бла­го­да­ря че­му не бы­ло ни од­но­го слу­чая па­де­жа боль­ной или ра­не­ной ло­ша­ди». Па­па об этом ма­ло рас­ска­зы­вал: не лю­бил хва­стать... Как и о сво­их на­гра­дах, по­лу­чен­ных за успеш­ную ле­чеб­но­эва­ку­а­ци­он­ную ра­бо­ту в на­сту­па­тель­ных опе­ра­ци­ях.

С вой­ны отец вер­нул­ся толь­ко в 1947 го­ду. Из то­го, что пом­ню, од­на его фра­за: «Вой­на на­учи­ла ме­ня це­нить жизнь, бе­речь близ­ких, а еще по­да­ри­ла пре­крас­ную жен­щи­ну». Мою ма­му, Ана­ста­сию Алек­се­ев­ну Сусло­ву, он встре­тил в Смо­лен­ске в 1940 го­ду, ко­гда при­ез­жал ту­да на по­быв­ку. Позна­ко­ми­ла их па­пи­на сест­ра Вар­ва­ра. В мар­те 1941-го ро­ди­те­ли по­же­ни­лись. Ма­ма учи­лась на вра­ча-хи­рур­га в Смо­лен­ском мед­ин­сти­ту­те: вспо­ми­на­ла, как в ма­лень­ком ка­би­не­те им вру­ча­ли ди­пло­мы, а нем­цы в это вре­мя уже бом­би­ли Смо­ленск. По­том ма­му от­пра­ви­ли в Тей­ко­во, гос­пи­таль для тя­же­ло­ра­не­ных. С па­пой они встре­ти­лись толь­ко по­сле вой­ны: отец при­вез мо­ло­дую же­ну к се­бе на ро­ди­ну, в Ста­ро­бин. Хо­тя сест­ра Вар­ва­ра не раз зва­ла его в Минск, он от­ка­зы­вал­ся. Го­во­рил: ко­гда шли бои, меч­тал лишь об од­ном – про­гнать вра­га и вер­нуть­ся до­мой. И пе­ре­ез­жать ку­да-то не на­ме­рен.

В мир­ное вре­мя ма­ма ра­бо­та­ла хи­рур­гом в Ста­ро­бин­ской рай­боль­ни­це, па­па – вет­вра­чом в ле­чеб­ни­це. В мо­ей па­мя­ти он на­все­гда оста­нет­ся доб­рым, свет­лым че­ло­ве­ком. За по­мо­щью к нему об­ра­ща­лись со всей окру­ги – отец ни­ко­му не от­ка­зы­вал. Ра­бо­тал на из­нос, не ща­дя се­бя. А ведь вой­на на то и есть вой­на... Сколь­ко здо­ро­вья отец оста­вил на ее по­лях, сколь­ко сил рас­тра­тил. Ему бы в мир­ное вре­мя по­бе­речь се­бя, а он о дру­гих ду­мал... Ушел отец в 45 лет, в са­мом рас­цве­те сил. В по­след­ний путь его про­во­жал весь по­се­лок. Хо­ро­ни­ли па­пу с бо­е­вы­ми на­гра­да­ми: на гру­ди, от­ра­жа­ясь в лу­чах солн­ца, бле­сте­ли ме­да­ли «За бо­е­вые за­слу­ги», «За обо­ро­ну Ста­лин­гра­да», ор­ден Крас­ной Звез­ды».

С фев­ра­ля по ок­тябрь 1943 го­да Се­мен Ан­то­но­вич воз­глав­лял ле­чеб­ное от­де­ле­ние 78-й гвар­дей­ской стрел­ко­вой ди­ви­зии. За­тем его пе­ре­бро­си­ли на

2-й Укра­ин­ский фронт, в 9-ю гвар­дей­скую Крас­но­зна­мен­ную Пол­тав­скую воз­душ­но-де­сант­ную ди­ви­зию. В июле 1944 го­да он по­па­да­ет на 1-й Укра­ин­ский фронт. По­том бы­ли Поль­ша, Вен­грия, Че­хия, Ав­стрия.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.