За­го­во­ри­ла па­мять

Minskaya pravda - - Да 75годдзя Вызвалення Беларусі -

Несколь­ко недель быв­шие солдаты при­хо­ди­ли в се­бя, по­прав­ля­лись, а за­тем Ва­си­лий от­во­дил их в пар­ти­зан­ский от­ряд. Та­ким об­ра­зом за го­ды вой­ны спас от смер­ти и раб­ства 6 во­ен­но­плен­ных. Пя­те­ро из них оста­лись по­сле По­бе­ды на Мо­ло­деч­нен­щине, же­нив­шись на мест­ных дев­ча­тах. Ва­си­лий Кон­да­у­ров жил в де­ревне Бе­ни­ца, Ми­ха­ил Осипович вы­брал Куч­ки. В Та­лу­ях свил се­мей­ное гнез­до Вик­тор Мо­нид, Ско­во­род­ках – Ми­ха­ил Осип­ко и Иван Суш­ко.

Ше­сте­рых во­ен­но­плен­ных вы­хо­дил, а за­тем пе­ре­пра­вил в пар­ти­зан­ский от­ряд жи­тель те­перь уже несу­ще­ству­ю­щей на кар­те Мо­ло­деч­нен­ско­го рай­о­на де­рев­ни

Гор­ки Ва­си­лий Ар­ти­мо­вич. Скром­ный и немно­го­слов­ный че­ло­век, что всю жизнь шил и ре­мон­ти­ро­вал упряжь для кол­хоз­ных ло­ша­дей, ни­ко­гда не счи­тал се­бя ге­ро­ем. Но медаль «За от­ва­гу» все-та­ки на­шла его. Обид­но толь­ко, что уже по­сле смер­ти.

– От­ца не ста­ло в 1985 го­ду, – вспо­ми­на­ет дочь Та­и­са Ма­хань

ко­ва. – Столь­ко лет про­шло по­сле вой­ны, но я и сей­час очень хо­ро­шо пом­ню его ли­цо: со­сре­до­то­чен­ное, внешне спо­кой­ное и од­но­вре­мен­но тре­вож­ное. Ведь рис­ко­вал прак­ти­че­ски каж­дый день.

Та­и­са ро­ди­лась за семь лет до вой­ны. Жи­ли они с ро­ди­те­ля­ми и стар­шим бра­том Ва­си­ли­ем в неболь­шой де­ре­вуш­ке, что в несколь­ких ки­ло­мет­рах от те­пе­реш­не­го аг­ро­го­род­ка Мар­ко­во.

Мать Екатерина Ва­си­льев­на и отец Ва­си­лий Пав­ло­вич тру­ди­лись на земле, дер­жа­ли двух ко­ров и ло­шадь. Из­ве­стие о на­па­де­нии гит­ле­ров­цев за­ста­ло его в по­ле. Быв­ший ка­ва­ле­рист поль­ской ар­мии сра­зу же от­пра­вил­ся на фронт.

Во­е­вал он ров­но один год и семь дней, а за­тем был ра­нен в го­ло­ву и остал­ся без гла­за. Прак­ти­че­ски сле­по­го его ко­мис­со­ва­ли и от­пра­ви­ли до­мой. Но си­деть сло­жа ру­ки и смот­реть, как вра­же­ские солдаты топ­чут род­ную зем­лю, он не стал. Связался с пар­ти­зан­ским от­ря­дом, ко­то­рый рас­по­ла­гал­ся в Юрьев­ском ле­су вб­ли­зи де­рев­ни Лен­ков­щи­на. Не­ред­ким го­стем был он и на Со­ко­ли­ной го­ре, где ба­зи­ро­ва­лась бри­га­да име­ни Во­ро­ши­ло­ва.

– Отец брал ко­су, под­стил­ку, еду, звал нас, де­тей, и вел на боль­шак, до­ро­гу Ле­бе­де­во –

Мар­ко­во – Бе­ни­ца, по ко­то­рой нем­цы кон­во­и­ро­ва­ли со­вет­ских

во­ен­но­плен­ных, – вспо­ми­на­ет

Та­и­са. – Обо­рван­ные, то­щие, го­лод­ные, окро­вав­лен­ные, они еле пе­ре­став­ля­ли но­ги. Па­па вы­жи­дал под­хо­дя­щий мо­мент и, по­дой­дя к кон­во­и­рам, про­сил на поль­ском, что­бы ему да­ли ко­го-ни­будь из плен­ных в ра­бот­ни­ки, по­сколь­ку же­ны нет, сам он боль­ной, а на ру­ках де­ти.

Те обыч­но вы­би­ра­ли са­мо­го сла­бо­го. Ко­лон­на дви­га­лась даль­ше, а отец сра­зу кор­мил обес­си­лен­но­го плен­но­го, дав ему вре­мя на от­дых, и по­ти­хонь­ку вел до­мой, в Гор­ки, где в гумне уже бы­ло под­го­тов­ле­но ме­сто, сто­я­ла ста­рая же­лез­ная кро­вать.

– Спас отец и со­вет­ско­го офи­це­ра Алек­сандра Жу­ко­ва, ко­то­рый был ро­дом из го­ро­да Ива­но­во Мос­ков­ской об­ла­сти, – вспо­ми­на­ет

Та­и­са. – Труд­но ему при­хо­ди­лось: прак­ти­че­ски каж­дый день рис­ко­вал и сво­ей, и на­шей жиз­нью, но ина­че по­сту­пить, вид­но, не мог.

Бе­рег­ли в сво­ем серд­це па­мять о се­мье Ар­ти­мо­ви­чей и быв­шие во­ен­но­плен­ные. Как-то но­чью, че­рез 5 ме­ся­цев по­сле то­го как по­лу­чил про­пис­ку в пар­ти­зан­ском от­ря­де, в две­ри их до­ма по­сту­чал­ся Алек­сандр Жу­ков. При­е­хал на ло­ша­ди с ав­то­ма­том в ру­ках, что­бы еще раз об­нять лю­дей, ко­то­рые ста­ли ему как род­ные.

Поз­же бо­е­вой офи­цер Красной Ар­мии ушел на фронт. По­лу­чив ра­не­ние ног, вер­нул­ся в свое род­ное Ива­но­во, где ра­бо­тал ди­рек­то­ром са­пож­ной фаб­ри­ки.

Сам Ва­си­лий Ар­ти­мо­вич по­сле вой­ны од­ним из пер­вых всту­пил в кол­хоз «Герой тру­да», ко­то­рый был ор­га­ни­зо­ван в де­рев­нях Га­ев­цы и Гор­ки 28 ап­ре­ля 1950 го­да (поз­же его объ­еди­ни­ли с кол­хо­зом име­ни Ле­ни­на). Шил и ре­мон­ти­ро­вал упряжь для ло­ша­дей, много ра­бо­тал до­ма, ста­рал­ся, что­бы де­ти ни в чем не нуж­да­лись. Его не ста­ло в 1985 го­ду. На­г­ра

да – медаль «За от­ва­гу» на­шла ге­роя уже по­сле смер­ти.

Сын, на­зван­ный в честь от­ца Ва­си­ли­ем, по­гиб в ав­то­ка­та­стро­фе, же­на умерла. Оста­лись толь­ко дочь Та­и­са и зять Ана­то­лий, во­ен­ный мор­ской офи­цер, капитан вто­ро­го ран­га, ко­то­рый слу­жил и на Ку­ри­лах, и на Кам­чат­ке. Вме­сте с му­жем Та­и­са Ма­хань­ко­ва про­жи­ла там 15 лет, ра­бо­та­ла зав­хо­зом, де­жур­ной ма­я­ка на бе­ре­гу мо­ря. Во вре­мя аф­ган­ской вой­ны Ана­то­лий на са­мо­ле­те до­став­лял бо­е­при­па­сы. В од­ном из бо­ев был тя­же­ло ра­нен, бо­лел це­лых 12 лет. По­сле его смер­ти Та­и­са в цин­ко­вом гро­бу пе­ре­вез­ла прах му­жа в Мо­ло­деч­но, на ро­ди­ну. И са­ма оста­лась в род­ных ме­стах, в де­ревне Мар­ко­во.

К со­жа­ле­нию, в се­мье не оста­лось да­же фо­то­гра­фий – дом сгорел. Но оста­лась па­мять, за­го­во­ри­ла. Не удер­жа­лась...

Ни­ко­лай КОТ, жи­тель Мо­ло­деч­нен­ско­го рай­о­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.