На­сле­дие су­ма­сшед­ше­го ге­ния, или Как в Сми­ло­ви­чи за­тя­ну­ли ту­ри­стов

Minskaya pravda - - ТУРЫЗМ -    Га­ли­на НАРКЕВИЧ

Неболь­шой по­се­лок в Чер­вен­ском рай­оне с на­се­ле­ни­ем в пять ты­сяч, дол­гое вре­мя Сми­ло­ви­чи бы­ли об­де­ле­ны вни­ма­ни­ем ту­ри­стов. Но 11 лет на­зад си­ту­а­ция из­ме­ни­лась: го­сти из Фран­ции, Гер­ма­нии, Ита­лии устре­ми­лись сю­да, что­бы про­сто по­гу­лять по по­сел­ку и по­ды­шать здеш­ним воз­ду­хом. В чем фе­но­мен Сми­ло­ви­чей, как им уда­лось стать од­ним из при­вле­ка­тель­ных ту­ри­сти­че­ских мест? Кор­ре­спон­ден­ты «МП» про­ве­ли соб­ствен­ное расследова­ние и узна­ли, за­чем все-та­ки едут сю­да го­сти из раз­ных стран.

По­се­тить един­ствен­ный в ми­ре му­зей, по­свя­щен­ный Ха­и­му Су­ти­ну

Все­мир­но из­вест­ный ху­дож­ник, кар­ти­ны ко­то­ро­го сто­ят мил­ли­о­ны дол­ла­ров, ро­дил­ся в Сми­ло­ви­чах. Прав­да, дол­гие го­ды об этом ни­кто не пом­нил. И вряд ли бы вспомнил, ес­ли бы не Вла­ди­мир Счаст­ный – экс-пред­се­да­тель На­ци­о­наль­ной ко­мис­сии по де­лам ЮНЕСКО. По его ини­ци­а­ти­ве в 2008 го­ду на ба­зе мест­но­го цен­тра твор­че­ства де­тей и мо­ло­де­жи от­крыл­ся му­зей «Про­стран­ство Хаи­ма Су­ти­на», ана­ло­гов ко­то­ро­му нет. Так о Сми­ло­ви­чах узнал весь мир.

– О фе­но­мене ни­ще­го ев­рей­ско­го маль­чи­ка, ко­то­рый стал зна­ме­ни­тым ху­дож­ни­ком и по­ко­рил Па­риж, зна­ют мил­ли­о­ны лю­дей. Но в Сми­ло­ви­чах о Су­тине за­го­во­ри­ли толь­ко 11 лет на­зад. А ведь имен­но здесь он впер­вые взял в ру­ки ка­ран­даш и пе­ре­дал на бу­ма­ге свое на­стро­е­ние, – рас­ска­зы­ва­ет Свет­ла­на Ха­се­не­вич, за­ме­сти­тель по УВР ди­рек­то­ра цен­тра твор­че­ства де­тей и мо­ло­де­жи им. Хаи­ма Су­ти­на, ру­ко­во­ди­тель му­зея «Про­стран­ство Хаи­ма Су­ти­на». – В био­гра­фии на­ше­го зем­ля­ка бы­ли Минск, где он учил­ся в ри­со­валь­ной шко­ле Яко­ва Кру­ге­ра, по­том Виль­ня. Зна­ме­ни­тым и бо­га­тым его сде­лал Па­риж. Но имен­но Сми­ло­ви­чи по­да­ри­ли Су­ти­ну бес­цен­ные впе­чат­ле­ния и эмо­ции. Кто зна­ет, ес­ли бы в жиз­ни ху­дож­ни­ка не бы­ло Сми­ло­ви­чей, воз­мож­но, не бы­ло бы и са­мо­го Су­ти­на.

До­ля прав­ды в этих сло­вах есть. В 2015 го­ду кар­ти­на Су­ти­на «Бы­чья ту­ша» ушла с аук­ци­о­на за $28,165 млн. Во­об­ще «мяс­ные на­тюр­мор­ты» бы­ли у него од­ной из лю­би­мых тем: тех же «Бы­чьих туш» он на­ри­со­вал несколь­ко штук. Есть вер­сия, что все это Су­тин пе­ре­нес имен­но из дет­ских вос­по­ми­на­ний: ре­бен­ком ви­дел, как мяс­ник раз­де­лы­ва­ет ту­шу жи­вот­но­го и под­ве­ши­ва­ет ее верх, что­бы сте­ка­ла кровь.

– Кар­ти­ны Хаи­ма Су­ти­на вы­зо­вут вос­торг не у каж­до­го: тя­же­лые пей­за­жи, ис­ка­жен­ные порт­ре­ты, рас­чле­нен­ные ту­ши... Но это не при­знак су­ма­сше­ствия, все это вполне объ­яс­ни­мо, – го­во­рит Свет­ла­на Ха­се­не­вич. – Один из луч­ших ма­сте­ров экс­прес­си­о­низ­ма, Су­тин ри­со­вал на вы­со­ком эмо­ци­о­наль­ном уровне. Ино­гда спе­ци­аль­но до­во­дил се­бя до из­не­мо­же­ния, что­бы про­жить всю гам­му чувств.

Его «На­тюр­морт с се­лед­ка­ми» – яр­кое то­му под­твер­жде­ние. В Па­ри­же Су­тин дол­гое вре­мя жил впро­го­лодь, бук­валь­но вы­жи­вал. На по­след­ние день­ги ку­пил се­лед­ку, при­нес до­мой и на­чал ри­со­вать. Чув­ство ди­ко­го го­ло­да по­ро­ди­ло ге­ни­аль­ное по­лот­но, ко­то­рым не пе­ре­ста­ют вос­хи­щать­ся це­ни­те­ли вы­со­ко­го ис­кус­ства.

Ори­ги­наль­ных ра­бот Су­ти­на в му­зее нет – толь­ко ре­про­дук­ции. Ку­пить по­лот­на сто­и­мо­стью $1 млн и вы­ше учре­жде­нию не по кар­ма­ну. Но ис­кус­ство­ве­дов это не оста­нав­ли­ва­ет: они при­ез­жа­ют из всех угол­ков пла­не­ты, что­бы по­смот­реть на ма­лую ро­ди­ну «ме­сье Су­ти­на», прой­тись по тем же улоч­кам, ко­то­ры­ми хо­дил жи­во­пи­сец. И обя­за­тель­но по­си­деть за сто­ли­ком Café de la Rotonde, – здесь лю­би­ли встре­чать­ся ху­дож­ни­ки «Па­риж­ской шко­лы». Один из за­лов му­зея «Про­стран­ство Хаи­ма Су­ти­на» как раз и сти­ли­зо­ван под «Ро­тон­ду».

– Жизнь Су­ти­на мож­но раз­де­лить на два пе­ри­о­да: до пе­ре­ез­да во Фран­цию и по­сле. Каж­до­му по­свя­щен от­дель­ный зал. Пер­вый – это дет­ство ху­дож­ни­ка, его се­мья, шко­лы, где он учил­ся ри­со­вать, – рас­ска­зы­ва­ет Свет­ла­на Ха­се­не­вич. – Вто­рой зал – это Па­риж, фран­цуз­ская му­зы­ка и ка­фе. Это та об­ста­нов­ка, то об­ще­ство, в ко­то­ром вра­щал­ся Су­тин, то­гда еще бед­ный и ни­ко­му не из­вест­ный ху­дож­ник. Прав­да, со вре­ме­нем к нему при­дут и сла­ва, и день­ги, и призна­ние.

Прой­ти се­анс гип­но­за у кар­тин Шра­ги Цар­фи­на

Имя это­го ху­дож­ни­ка, еще од­но­го пред­ста­ви­те­ля «Па­риж­ской шко­лы», то­же дол­гое вре­мя бы­ло ни­ко­му не из­вест­но. А ведь он, как и Су­тин, ро­дил­ся в Сми­ло­ви­чах, учил­ся в Вильне, тво­рил в Па­ри­же. Ху­дож­ни­ки с дет­ства зна­ли друг дру­га, мно­го об­ща­лись, но при этом бы­ли аб­со­лют­но раз­ны­ми. Су­тин не лю­бил вспо­ми­нать о сво­ей ма­лой ро­дине, Цар­фин – по­сто­ян­но твер­дил, что он ро­дом из Бе­ла­ру­си, ме­стеч­ка Сми­ло­ви­чи. Су­тин сто­ит мил­ли­о­ны дол­ла­ров, Цар­фин – толь­ко ты­ся­чи.

– Ес­ли Су­ти­на мож­но лю­бить или нена­ви­деть, то Цар­фи­на – од­но­знач­но лю­бить. Его ра­бо­ты ма­ги­че­ские, гип­но­ти­че­ские. Жаль толь­ко, ху­дож­ни­ку не хва­ти­ло долж­но­го вни­ма­ния: он буд­то за­те­рял­ся сре­ди ве­ли­ких ге­ни­ев сво­е­го вре­ме­ни, – го­во­рит ру­ко­во­ди­тель му­зея. – Впро­чем, неза­ме­чен­ным наш зем­ляк не остал­ся. У него есть свои по­чи­та­те­ли и обо­жа­те­ли: еже­год­но в Сми­ло­ви­чи при­ез­жа­ют сот­ни ту­ри­стов, меч­та­ю­щих по­бы­вать в му­зее Цар­фи­на и уви­деть его ори­ги­наль­ные по­лот­на.

Зал-му­зей в честь та­лант­ли­во­го жи­во­пис­ца от­крыл­ся в по­сел­ке три го­да на­зад – его в сво­их сте­нах при­ютил все тот же центр твор­че­ства де­тей и мо­ло­де­жи им. Хаи­ма Су­ти­на. Фо­то­гра­фии из се­мей­но­го ар­хи­ва в му­зей­ную экс­по­зи­цию пе­ре­да­ла дочь ху­дож­ни­ка Ли­ли­ан. А еще она по­да­ри­ла под­лин­ные ра­бо­ты от­ца, па­лит­ру, эс­киз­ный блок­нот.

По сло­вам зам­ди­рек­то­ра, ко­гда в 2016 го­ду в му­зей при­шли пер­вые по­се­ти­те­ли, они бы­ли

шо­ки­ро­ва­ны. Мно­гие ча­са­ми непо­движ­но сто­я­ли у ми­сти­че­ской кар­ти­ны «Де­вуш­ки в цве­тах», слов­но за­гип­но­ти­зи­ро­ван­ные. Кто не мог спра­вить­ся с эмо­ци­я­ми – про­сто ры­дал.

– Что де­ла­ет кар­ти­ны та­ки­ми при­тя­га­тель­ны­ми, ска­зать труд­но. Но на них мож­но смот­реть очень дол­го. Цар­фин лю­бил си­ний цвет, а он успо­ка­и­ва­ет. Хо­тя вряд ли де­ло толь­ко в этом, – рас­суж­да­ет Свет­ла­на Ха­се­не­вич. – Важ­но дру­гое: ху­дож­ник за­во­е­вал лю­бовь на ро­дине, пусть да­же с опоз­да­ни­ем.

За ко­пей­ки при­об­ре­сти кар­ти­ну, ко­то­рая че­рез 10–20 лет, воз­мож­но, бу­дет сто­ить мил­ли­о­ны дол­ла­ров

Ав­то­ры этих по­ло­тен, пре­тен­ду­ю­щих со вре­ме­нем на ме­сто в кол­лек­ции ка­ко­го-ни­будь мил­ли­о­не­ра, – вос­пи­тан­ни­ки дет­ско­го арт-цен­тра «Улей». Три го­да на­зад он от­крыл­ся при цен­тре твор­че­ства де­тей и мо­ло­де­жи им. Хаи­ма Су­ти­на. Во мно­гих смыс­лах «Улей» мож­но на­звать уни­каль­ным: здесь ре­бя­там не про­сто по­ка­зы­ва­ют, как пра­виль­но дер­жать ка­ран­даш или кисть, – здесь их учат мыслить об­ра­за­ми и

впе­чат­ле­ни­я­ми. И да­ют сво­бо­ду вы­бо­ра: юные ху­дож­ни­ки мо­гут ри­со­вать ак­ва­ре­лью, гу­а­шью, мас­ля­ной па­сте­лью, в тех­ни­ке грат­таж, фрот­таж.

– Ни­ка­ких ра­мок: вос­пи­тан­ни­ки ищут свой стиль и не бо­ят­ся но­ва­тор­ства. Ко­гда «Улей» от­кры­вал­ся, мы уже зна­ли, чем он бу­дет от­ли­чать­ся от обыч­ной ху­до­же­ствен­ной шко­лы. Пер­во­оче­ред­ная на­ша цель – обо­га­тить де­тей впе­чат­ле­ни­я­ми, по­зна­ко­мить их с ис­то­ри­ей и куль­тур­ным на­сле­ди­ем Бе­ла­ру­си, даль­не­го и ближ­не­го за­ру­бе­жья. Че­ло­век твор­че­ский – это обя­за­тель­но ду­хов­но бо­га­тая, раз­ви­тая лич­ность, – го­во­рит ру­ко­во­ди­тель арт-цен­тра «Улей» Еле­на Кар­не­ен­ко.

На ба­зе сту­дии про­во­дят меж­ду­на­род­ные пле­нэ­ры, се­ми­на­ры, твор­че­ские встре­чи. Раз в неделю здесь бы­ва­ют из­вест­ные ху­дож­ни­ки, скуль­пто­ры, гра­фи­ки. Они да­ют ре­бя­там ма­стер-клас­сы, рас­ска­зы­ва­ют о сво­их успе­хах, де­лят­ся опы­том.

Но ра­бо­ты юных ху­дож­ни­ков по­ко­ря­ют не толь­ко сво­ей сво­бо­дой и рас­кре­по­щен­но­стью. Ино­стран­цы, бы­вая в цен­тре, говорят, что ви­дят в них ру­ку «мо­ло­до­го Су­ти­на».

– Мы гор­дим­ся, что Ха­им Су­тин наш зем­ляк. В чем-то имен­но бла­го­да­ря это­му ве­ли­ко­му че­ло­ве­ку от­кры­лась сту­дия «Улей». Ре­бя­та де­таль­но изу­ча­ют твор­че­ство Су­ти­на. Неко­то­рые, вдох­но­вив­шись его при­ме­ром, про­бу­ют пи­сать в та­кой же раз­мы­той ма­не­ре, гу­сты­ми маз­ка­ми, но на свой лад. Под­ра­жа­ние у нас не при­вет­ству­ет­ся, – ка­те­го­рич­на ру­ко­во­ди­тель арт-цен­тра.

Од­на из кар­тин «в сти­ле Су­ти­на» – «Пе­тух» 9-лет­не­го Ма­ка­рия Хо­рош­ко, вос­пи­тан­ни­ка арт-цен­тра. Же­ла­ю­щих ку­пить эту ра­бо­ту бы­ло мно­го, но по­ка без­успеш­но: не про­да­ют. И пра­виль­но. Кто зна­ет, мо­жет, че­рез 10–15 лет «Пе­тух» бу­дет сто­ить уже мил­ли­о­ны и за ним устро­ят гон­ку са­мые круп­ные кол­лек­ци­о­не­ры ми­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.