На эст­ра­де про­ис­хо­дит ка­та­стро­фа

Minskaya pravda - - ГОСЦЬ МП - Юлия ГАВРИЛЕНКО

Еще три го­да на­зад Алек­сандр Панайотов тай­но же­нил­ся на сво­ем ди­рек­то­ре. Но свое се­мей­ное по­ло­же­ние по­пу­ляр­ный рос­сий­ский пе­вец рас­сек­ре­тил лишь недав­но. Кор­ре­спон­дент «МП» рас­спро­си­ла артиста о су­пру­ге, а так­же узна­ла, кто на эст­ра­де яв­ля­ет­ся его крест­ным от­цом, ка­кие от­но­ше­ния свя­зы­ва­ют его с Ла­ри­сой До­ли­ной и за что он бла­го­да­рен Алек­сею Чу­ма­ко­ву.

– О том, что вы же­на­ты, ста­ло из­вест­но срав­ни­тель­но недав­но. Рас­ска­жи­те, ко­гда это про­изо­шло и как вам ра­бо­та­ет­ся вме­сте с су­пру­гой?

– Мы по­же­ни­лись три го­да на­зад, но не хо­те­ли это афи­ши­ро­вать. По­же­ни­лись, мож­но ска­зать, втайне да­же от на­ших род­ствен­ни­ков и дру­зей. Не люб­лю устра­и­вать пи­ар на ко­стях и лич­ных от­но­ше­ни­ях. Но был вы­пу­щен клип, в ко­то­ром сня­лась моя су­пру­га. То­гда-то мы и ре­ши­ли рас­ска­зать о сва­дьбе, дабы пре­сечь все до­мыс­лы и раз­го­во­ры. Мы ра­бо­та­ем вме­сте, су­пру­га яв­ля­ет­ся мо­им ме­не­дже­ром и ди­рек­то­ром. Ка­за­лось бы, невоз­мож­но быть с че­ло­ве­ком 24 ча­са в сут­ки, и тем не ме­нее у нас пазл сло­жил­ся, чему мы оба очень ра­ды.

– Вы неча­сто, но все же по­яв­ля­е­тесь на стра­ни­цах жел­той прес­сы. Вс­пом­ни­те са­мую аб­сурд­ную но­вость, ко­то­рую при­хо­ди­лось чи­тать о се­бе.

С 15 лет участ­вую в во­каль­ных кон­кур­сах, в том чис­ле меж­ду­на­род­ных. Ино­гда по­лу­чал Гран-при, ино­гда за­ни­мал вто­рые и тре­тьи ме­ста. Мне ка­жет­ся, ку­да важ­нее то, что в та­ких кон­кур­сах вос­пи­ты­ва­ет­ся си­ла ду­ха, ха­рак­тер, кон­ку­рен­то­спо­соб­ность, вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся им­му­ни­тет к по­ра­же­ни­ям, по­то­му что во взрос­лой жиз­ни без них ни­как не по­лу­чит­ся.

– Недав­но на­пи­са­ли, что я яв­лял­ся до­но­ром для от­ца Лю­бы Успен­ской. Есть па­ру сай­тов, ко­то­рые по­сто­ян­но пи­шут что­то по­доб­ное. Но я ста­ра­юсь не по­па­дать в та­кие мо­мен­ты, о ко­то­рых по­том рас­ска­зы­ва­лось бы на стра­ни­цах жел­той прес­сы. Мне ка­жет­ся, все долж­но быть при­лич­но.

– Алек­сандр, вы уже дав­но ра­бо­та­е­те с про­дю­сер­ским цен­тром Гри­го­рия Лепса. А ка­кие от­но­ше­ния свя­зы­ва­ют вас с са­мим ар­ти­стом?

– Ду­маю, вы зна­е­те, что Гри­го­рий очень неод­но­знач­ный пер­со­наж. Он че­ло­век на­стро­е­ния, по­это­му мо­жет быть вспыль­чи­вым. Но он, как и я, по зна­ку зо­ди­а­ка Рак, по­это­му мы с ним по­хо­жи. Я знаю его с дру­гой сто­ро­ны, знаю, на­сколь­ко он мяг­кий и чут­кий, да­же в ка­кой-то сте­пе­ни ра­ни­мый че­ло­век. Тем не ме­нее я ви­дел его в гне­ве, и это дей­стви­тель­но страш­но, в та­ком со­сто­я­нии ему под ру­ку луч­ше не по­па­дать­ся. Но я был ми­ло­ван судь­бой, у ме­ня ни­ко­гда не бы­ло ни­ка­ких пре­це­ден­тов в этом плане. Он ме­ня без­мер­но ува­жа­ет и очень хо­тел, что­бы я при­со­еди­нил­ся к его про­дю­сер­ско­му цен­тру, был очень оза­бо­чен тем, что­бы я сде­лал шаг в эту сто­ро­ну. По­сле сво­их преды­ду­щих от­но­ше­ний с про­дю­се­ром я сде­лал вы­вод, что боль­ше ни­ко­гда ни с кем не под­пи­шу кон­тракт. Но Гри­го­рий на­шел под­ход, убе­дил ме­ня, и я не жа­лею. Он дей­стви­тель­но за­ме­ча­тель­ный че­ло­век, хо­ро­ший друг, я бы да­же ска­зал – крест­ный отец и на­деж­ный тыл.

– Есть ли че­ло­век, ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся ва­шим сце­ни­че­ским об­ра­зом, или со сти­ли­стом вы не ра­бо­та­е­те?

– Нет, все я де­лаю ис­клю­чи­тель­но сам ме­то­дом проб и оши­бок. Ко­гда смот­ришь на се­бя по те­ле­ви­зо­ру в те­че­ние дол­го­го вре­ме­ни, по­ни­ма­ешь все свои силь­ные и сла­бые сто­ро­ны. Но ино­гда, вклю­чив те­ле­ви­зор, я ду­маю: «Гос­по­ди, что с то­бой бы­ло, ко­гда ты это на­де­вал? Сни­ми немед­лен­но и со­жги на ко­ст­ре».

– А спорт в ва­шей жиз­ни есть?

– Ко­неч­но! Хо­тя сце­на – это уже боль­шой спорт. За кон­церт обыч­но ху­де­ешь на 2–3 ки­ло­грам­ма. Прав­да, в по­ез­де по до­ро­ге об­рат­но сно­ва на­би­ра­ешь эти ки­ло­грам­мы, ко­гда ешь по но­чам. (Сме­ет­ся.) Я очень люб­лю по­есть, к то­му же у ме­ня ма­ма по­вар. Для ме­ня ее при­езд – все­гда ис­пы­та­ние. Она вста­ет в 6 утра и пер­вым де­лом бе­жит к пли­те. Ино­гда де­ло до­хо­дит до мик­рос­сор – она не мо­жет по­нять, как это я не ем то, что она го­то­вит. При­хо­дит­ся есть.

– Вы участ­во­ва­ли в про­ек­те «Глав­ная роль», где до­воль­но удач­но пе­ре­во­пло­ща­лись в из­вест­ных ки­но­ге­ро­ев. Не ду­ма­ли о том, что­бы снять­ся в насто­я­щем ки­но?

– Да, я бы хо­тел снять­ся в ки­но. Мне пред­ла­га­ли и про­дол­жа­ют пред­ла­гать ро­ли, но хо­чет­ся по­лу­чить хо­ро­шую роль у хо­ро­ше­го ре­жис­се­ра. Мой экс­пе­ри­мент с этим шоу, как мне ка­жет­ся, вы­дал­ся до­воль­но успеш­ным, я по­ка­зал се­бя с раз­ных сто­рон. Иг­рал и Кир­пи­ча из «Ме­сто встре­чи из­ме­нить нель­зя», и Ип­по­ли­та, и ге­роя Юрия Бо­га­ты­ре­ва из филь­ма «Свой сре­ди чу­жих, чу­жой сре­ди сво­их». Это бы­ло очень здо­ро­во.

– Под­дер­жи­ва­е­те связь с кем-то из участ­ни­ков про­ек­та «На­род­ный ар­тист»?

– На мой взгляд, «На­род­ный ар­тист» – уни­каль­ный про­ект. Он по­явил­ся то­гда, ко­гда еще не бы­ло мас­со­во­го за­си­лья те­ле­ви­зи­он­ных шоу. Это был жи­вой про­ект с ре­аль­ны­ми го­ло­са­ми и от­бо­ра­ми, за­ме­ча­тель­ны­ми чле­на­ми жю­ри. Взять хо­тя бы Ла­ри­су До­ли­ну, ко­то­рая ста­ла для ме­ня на­сто­я­щим по­дар­ком судь­бы. До сих пор мы друж­ны и с де­воч­ка­ми из быв­шей груп­пы «Ас­сор­ти», и с Алек­се­ем Чу­ма­ко­вым, и с Алек­се­ем Го­мо­ном.

– На­сколь­ко я знаю, Ла­ри­са До­ли­на сей­час яв­ля­ет­ся ва­шим пре­по­да­ва­те­лем по во­ка­лу. Рас­ска­жи­те о ней как о пе­да­го­ге.

– Да, я сей­час учусь на 3-м кур­се в ин­сти­ту­те куль­ту­ры, где Ла­ри­са Алек­сан­дров­на пре­по­да­ет и яв­ля­ет­ся за­ве­ду­ю­щей ка­фед­рой. Она за­ме­ча­тель­ный пе­да­гог: стро­гий, но спра­вед­ли­вый. Я, призна­юсь, по­на­ча­лу в этом плане сбра­сы­вал ее со сче­тов. Все зна­ют, что мно­гие на­ши ар­ти­сты, ко­гда идут пре­по­да­вать, де­ла­ют это для га­лоч­ки, что­бы был ста­тус учи­те­ля. А из-за плот­но­го кон­церт­но­го гра­фи­ка по­яв­ля­ют­ся на за­ня­ти­ях крайне ред­ко. Она же бы­ва­ет в ин­сти­ту­те еже­днев­но, за­ни­ма­ет­ся с каж­дым сту­ден­том, бы­ва­ет на всех эк­за­ме­нах. Я за­да­вал­ся во­про­сом, за­чем ей это нуж­но. При­шел к вы­во­ду, что у нее, на­вер­ное, есть по­треб­ность пе­ре­дать свое ма­стер­ство, свое на­след­ство мо­ло­до­му по­ко­ле­нию. Она этим жи­вет.

– Как счи­та­е­те, сей­час на эст­ра­де боль­ше ли­ри­ки или за­жи­га­лок?

– Сей­час на эст­ра­де ка­та­стро­фа, по­роч­ный круг, ту­пик. И очень хо­те­лось бы это из­ме­нить.

– Что нуж­но сде­лать ар­ти­сту, что­бы его пес­ня оста­лась лет на 20, а то и боль­ше?

– На са­мом де­ле ны­неш­няя си­ту­а­ция – это тя­же­лый слу­чай. Сей­час пес­ни де­ла­ют­ся на ко­лен­ках. Из них аб­со­лют­но ис­чез­ла ме­ло­дия, все ушло в сто­ро­ну при­ми­ти­виз­ма. По­это­му, ко­гда вклю­ча­ешь ра­дио­стан­цию или те­ле­ви­зор, ты слы­шишь од­ну сплош­ную пес­ню. Ду­маю, ар­ти­сту в первую оче­редь ну­жен хо­ро­ший текст, ино­гда он да­же важ­нее му­зы­ки. Есть мас­са та­ких при­ме­ров, од­на­ко сей­час тен­ден­ция про­ти­во­по­лож­ная. Тем не ме­нее все цик­лич­но, в ка­кой-то мо­мент лю­ди со­ску­чат­ся по ин­те­рес­ным глу­бо­ким тек­стам,

Од­на­жды на «Сла­вян­ском ба­за­ре» объ­яви­ли мой но­мер, ко­гда я на­хо­дил­ся в гри­мер­ке. Си­жу се­бе, и вдруг слы­шу, что идет моя пес­ня. А как-то раз Чу­ма­ков спас ме­ня от ка­ко­го-то муж­чи­ны, ко­то­рый на­пил­ся в ба­ре и ре­шил на­пасть на ме­ня со спи­ны с но­жом. В дру­гой раз я пе­ре­ел дра­ни­ков. Был фе­сти­валь, на ко­то­рый при­е­хал в Ви­тебск сра­зу на 14 дней.

хо­ро­шей му­зы­ке. При­мер то­му – за­ме­ча­тель­ный ком­по­зи­тор и пе­вец Юрий Ан­то­нов. На том же уровне пес­ни Кон­стан­ти­на Меладзе.

– Вы при­ни­ма­ли уча­стие в де­сят­ках кон­кур­сов. В неко­то­рых по­беж­да­ли, но бы­ло нема­ло вто­рых мест. При этом у вас есть про­грам­ма «Непо­бе­ди­мый». Как от­но­си­тесь к уда­чам и неуда­чам в жиз­ни?

– Я с 15 лет участ­вую в во­каль­ных кон­кур­сах, в том чис­ле меж­ду­на­род­ных. Ино­гда по­лу­чал Гран-при, ино­гда за­ни­мал вто­рые и тре­тьи ме­ста. Ко­неч­но, все­гда хо­те­лось по­бе­дить, но для ме­ня по­бе­да ни­ко­гда не бы­ла чем-то очень важ­ным. Мне ка­жет­ся, ку­да важ­нее то, что в та­ких кон­кур­сах вос­пи­ты­ва­ет­ся си­ла ду­ха, ха­рак­тер, кон­ку­рен­то­спо­соб­ность, вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся им­му­ни­тет к по­ра­же­ни­ям, по­то­му что во взрос­лой жиз­ни без них ни­как не по­лу­чит­ся. По­ра­же­ния бу­дут все­гда, но нуж­но быть стой­ким. Это я и хо­тел ска­зать, ко­гда пи­сал пес­ню «Непо­бе­ди­мый» и на­звал так свою про­грам­му. Что бы ни слу­чи­лось, ка­кие бы две­ри пе­ред то­бой ни за­кры­ва­лись, нуж­но оста­вать­ся непо­бе­ди­мым.

– Алек­сандр, вы по­сто­ян­ный участ­ник «Сла­вян­ско­го ба­за­ра». Ка­кие са­мые необыч­ные си­ту­а­ции слу­ча­лись с ва­ми на фе­сти­ва­ле?

– Од­на­жды на «Сла­вян­ском ба­за­ре» объ­яви­ли мой но­мер, ко­гда я на­хо­дил­ся в гри­мер­ке. Си­жу се­бе и вдруг слы­шу, что идет моя пес­ня. А как-то раз Чу­ма­ков спас ме­ня от ка­ко­го-то муж­чи­ны, ко­то­рый на­пил­ся в ба­ре и ре­шил на­пасть на ме­ня со спи­ны с но­жом. В дру­гой раз я пе­ре­ел дра­ни­ков. Был фе­сти­валь, на ко­то­рый при­е­хал в Ви­тебск сра­зу на 14 дней.

– Как счи­та­е­те, ка­ки­ми ка­че­ства­ми дол­жен об­ла­дать насто­я­щий ар­тист?

– Ар­тист дол­жен без­мер­но ува­жать ме­сто, на ко­то­ром он сто­ит, и знать це­ну все­му, что у него есть. Его твор­че­ство не долж­но пре­вра­щать­ся в на­жи­ву и жаж­ду де­нег, по­то­му что мно­гие идут в эту про­фес­сию для то­го, что­бы по­лу­чить ма­те­ри­аль­ные бла­га. Но это долж­но быть не це­лью, а след­стви­ем на­шей ра­бо­ты. Еще очень важ­но ува­жать сво­е­го зри­те­ля, нести про­све­ти­тель­скую мис­сию. Ес­ли ты ар­тист, ты дол­жен по­вы­шать куль­тур­ный уро­вень сво­е­го зри­те­ля и слу­ша­те­ля. И, ко­неч­но же, лю­бить свою ра­бо­ту, де­лать все мак­си­маль­но ка­че­ствен­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.