Це­леб­ное твор­че­ство

Minskaya pravda - - Сацыяльны Зрэз -

Ев­ге­ний Шаш­ко и Руслан Джа­ва­срех из Дзер­жин­ско­го рай­о­на – фи­на­ли­сты об­ласт­но­го фе­сти­ва­ля де­тей с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми «За­жги свою звез­ду». Они участ­ву­ют в ху­до­же­ствен­ных кон­кур­сах, их кар­ти­ны пред­став­ле­ны на раз­лич­ных вы­став­ках и да­же на­хо­дят­ся в част­ных кол­лек­ци­ях в Ев­ро­пе. Кор­ре­спон­дент «МП» встре­ти­лась с ма­ма­ми ре­бят, что­бы узнать, что сто­ит за эти­ми твор­че­ски­ми успе­ха­ми.

«Ро­дил­ся весь жел­тый, как апель­син»

32-лет­ний Ев­ге­ний Шаш­ко пе­ре­би­ра­ет де­та­ли кон­струк­то­ра. Ру­ка­ми, ко­то­рые слу­ша­ют­ся с тру­дом, скла­ды­ва­ет цве­ток. В фа­ни­поль­ское от­де­ле­ние ТЦСОН он при­хо­дит вме­сте с ма­мой. По­ка улыб­чи­вый па­рень ра­бо­та­ет с пе­да­го­гом, она тер­пе­ли­во ждет.

– Всю бе­ре­мен­ность на­блю­да­лась у вра­ча, сда­ва­ла ана­ли­зы. Но Же­ня ро­дил­ся как апель­син – весь жел­тый. Ду­ма­ли «жел­туш­ка», а ока­за­лось – ге­мо­ли­ти­че­ская бо­лезнь. При нор­ме 20 би­ли­ру­бин под­ско­чил до 580. Как след­ствие – ток­си­че­ское по­ра­же­ние моз­га. Ре­бен­ка сроч­но от­пра­ви­ли в ре­ани­ма­цию, сде­ла­ли пе­ре­ли­ва­ние кро­ви. Вы­жил. Поз­же вра­чи объ­яс­ни­ли, что про­изо­шел ре­зус-кон­фликт ма­те­ри и пло­да. У ме­ня бы­ла от­ри­ца­тель­ная груп­па кро­ви, у му­жа – по­ло­жи­тель­ная. Как про­фес­си­о­наль­ный ме­дик я бы­ла шо­ки­ро­ва­на: как же так? Стар­шая дочь ро­ди­лась аб­со­лют­но здо­ро­вой, – вспо­ми­на­ет На­та­лья Шаш­ко.

По­на­ча­лу На­та­лья и ее сын бук­валь­но не вы­хо­ди­ли из боль­ниц. А спу­стя год маль­чиш­ке по­ста­ви­ли ди­а­гноз – ДЦП. Го­раз­до поз­же дру­гих (к трем го­дам) Же­ня на­учил­ся вста­вать на но­ги. Ко­гда ма­лыш впер­вые про­из­нес сло­во «ма­ма», по­яви­лась на­деж­да, что он смо­жет го­во­рить. Но маль­чик взрос­лел, и речь ему да­ва­лась с тру­дом: его сло­ва ста­но­ви­лись все бо­лее нераз­бор­чи­вы­ми.

– У сы­на бы­ла ги­пер­ки­не­ти­че­ская фор­ма ДЦП, ко­то­рая ха­рак­те­ри­зу­ет­ся ха­о­тич­ным дви­же­ни­ем рук и ног. Же­ня не мог си­деть на од­ном ме­сте, до­вез­ти его до боль­ни­цы бы­ло крайне слож­но. Гля­дя на ре­бен­ка, ме­ди­ки толь­ко раз­во­ди­ли ру­ка­ми. Твер­ди­ли, что улуч­ше­ний не бу­дет, пред­ла­га­ли оста­вить ре­бен­ка в боль­ни­це. Са­ма мысль об этом нам с му­жем ка­за­лась ди­кой. В ре­ани­ма­ции на­смот­ре­лись на от­каз­ни­ков. Я ча­сто слы­ша­ла, что муж­чи­ны ухо­дят из се­мьи по­сле рож­де­ния боль­но­го ре­бен­ка. Но нас эта про­бле­ма обо­шла сто­ро­ной. Му­жа не ис­пу­гал ди­а­гноз сы­на. Он мно­го ра­бо­тал, что­бы вы­хо­дить Же­ню. Мы на­стой­чи­во раз­ра­ба­ты­ва­ли сы­ну мыш­цы, во­ди­ли на иг­ло­ука­лы­ва­ние, до­ста­ва­ли ле­кар­ства из-за гра­ни­цы. О се­бе ни­кто не ду­мал, боль­шую часть вре­ме­ни по­свя­ща­ли боль­но­му ре­бен­ку, – рас­ска­зы­ва­ет На­та­лья.

По­сте­пен­но уда­лось до­бить­ся пусть ма­лень­ких, но успе­хов, ко­то­ры­ми ма­ма очень гор­дит­ся. Ев­ге­ний уха­жи­ва­ет за со­бой сам, без по­сто­рон­ней по­мо­щи осво­ил ком­пью­тер. Па­рень от­лич­но ка­та­ет­ся на ве­ло­си­пе­де и пре­крас­но ри­су­ет. Вме­сте с пе­да­го­гом ра­бо­та­ет над пей­за­жа­ми и на­тюр­мор­та­ми. Сю­же­ты для кар­тин вы­би­ра­ет сам. Пер­вая вы­став­ка вос­пи­тан­ни­ка изо­сту­дии рай­он­но­го ТЦСОН про­шла в Дзер­жин­ске. А один из спон­со­ров да­же увез ра­бо­ту Же­ни в Ан­глию.

– В жиз­ни сы­на бы­ло мно­го непро­стых мо­мен­тов, – про­дол­жа­ет На­та­лья. – Де­ти его сто­ро­ни­лись, на него по­ка­зы­ва­ли паль­ца­ми… Маль­чик пе­ре­жи­вал, ведь ему хо­те­лось об­щать­ся. До 11 лет он учил­ся на до­му, а за­тем по­шел в центр кор­рек­ци­он­но-раз­ви­ва­ю­ще­го обу­че­ния и ре­а­би­ли­та­ции в Дзер­жин­ске. Там бы­ло мно­го ре­бят с ана­ло­гич­ны­ми про­бле­ма­ми. Про­гресс в его ле­че­нии, ко­неч­но,

Вик­то­рия Куз­миц­кая, за­ве­ду­ю­щий от­де­ле­ни­ем днев­но­го пре­бы­ва­ния для ин­ва­ли­дов ТЦСОН:

– Изо­сту­дия

«Вер­ни­саж» – со­ци­аль­ный про­ект, ко­то­рый ре­а­ли­зу­ет­ся с

2012 го­да. За несколь­ко лет Же­ня на­учил­ся ра­бо­тать са­мо­сто­я­тель­но, а Руслан все еще нуж­да­ет­ся в мо­ей под­держ­ке. Я объ­яс­няю ему, ка­кой ма­зок необ­хо­ди­мо сде­лать, при­дер­жи­ваю за ру­ку. За­ня­тия про­хо­дят раз в неде­лю, по­это­му на од­ну кар­ти­ну ухо­дит не мень­ше ме­ся­ца.

Ре­бя­та по-на­сто­я­ще­му увле­че­ны твор­че­ством. С ин­те­ре­сом участ­ву­ют в ху­до­же­ствен­ных вы­став­ках и встре­чах. В про­шлом го­ду на од­ном из ме­ро­при­я­тий по­зна­ко­ми­лись с из­вест­ным па­ра­лим­пий­цем Алек­се­ем Та­ла­ем. Не пе­ре­дать сло­ва­ми, как они бы­ли счаст­ли­вы!

есть. Но о пол­ной са­мо­сто­я­тель­но­сти го­во­рить не при­хо­дит­ся. Я ду­маю: а ес­ли с на­ми, ро­ди­те­ля­ми, что-то слу­чит­ся? Ка­кое бу­ду­щее ждет Же­ню?

Же­ня Шаш­ко с удо­воль­стви­ем бе­рет­ся за лю­бое твор­че­ское за­да­ние

Ве­се­лый, доб­рый, та­лант­ли­вый – все это про Ев­ге­ния Шаш­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.