Ки­но­опе­ра­тор Та­тья­на ЛО­ГИ­НО­ВА: «У жен­щин в на­шей про­фес­сии не бы­ло пра­ва на ошиб­ку»

Minskaya pravda - - Госць мп - Юлия ГАВРИЛЕНКО

Та­тья­на Ло­ги­но­ва – од­на из пер­вых жен­щин­ки­но­опе­ра­то­ров в БССР. Имен­но она сня­ла та­кие куль­то­вые бе­ло­рус­ские кар­ти­ны, как ис­то­ри­че­ский де­тек­тив «Чер­ный за­мок Оль­шан­ский» и пер­вый со­вет­ский ми­сти­че­ский трил­лер «Ди­кая охо­та ко­ро­ля Ста­ха». В экс­клю­зив­ном ин­тер­вью «МП» Та­тья­на Дмит­ри­ев­на рас­ска­за­ла, кто уви­дел в Нине Русла­но­вой Сте­па­ни­ду, ка­кое ЧП слу­чи­лось на съем­ках «Зна­ка бе­ды» и на ка­кую хит­рость при­шлось пой­ти ре­жис­се­ру «Ди­кой охо­ты…», что­бы в ки­но­лен­те по­яви­лись эро­ти­че­ские кад­ры.

– Та­тья­на Дмит­ри­ев­на, про­фес­сию ки­но­опе­ра­то­ра вряд ли мож­но на­звать жен­ской, осо­бен­но в СССР в 1960-е. По­че­му вы­бра­ли имен­но ее?

– В кон­це 1950-х го­дов, ко­гда учи­лась в шко­ле, в СССР бы­ло рас­про­стра­не­но ки­но­лю­би­тель­ство. И отец ор­га­ни­зо­вал дет­скую ки­но­сту­дию, в ко­то­рой я за­ни­ма­лась. Кадр, с ко­то­ро­го на­ча­лась лю­бовь к ки­но, до сих пор сто­ит пе­ред гла­за­ми: Кав­каз, осень, де­ре­вья и про­би­ва­ю­ще­е­ся сквозь лист­ву солн­це. А ко­гда па­ру лет спу­стя в жур­на­ле «Со­вет­ский экран» на об­лож­ке уви­де­ла Мар­га­ри­ту Пи­ли­хи­ну, окон­ча­тель­но ре­ши­ла, что ста­ну ки­но­опе­ра­то­ром. Ро­ди­те­ли бы­ли ка­те­го­ри­че­ски про­тив, по­это­му по­сту­пи­ла в пед­ин­сти­тут на фа­куль­тет физ­вос­пи­та­ния, но за­бра­ла до­ку­мен­ты, да­же не до­учив­шись до ве­сен­ней сес­сии. Ко­гда отец узнал, за­ста­вил по­сту­пить в гор­но-ме­тал­лур­ги­че­ский ин­сти­тут. Но и там я про­учи­лась недол­го. Де­кан сме­ял­ся, услы­шав, что бро­саю уче­бу ра­ди ВГИКа. И все же я по­сту­пи­ла – прав­да, с тре­тье­го ра­за.

– К де­вуш­кам-ки­но­опе­ра­то­рам бы­ло пред­взя­тое от­но­ше­ние?

– Ко­неч­но. То­гда на всю стра­ну бы­ло все­го че­ты­ре жен­щи­ны­о­пе­ра­то­ра, сни­ма­ю­щих иг­ро­вое ки­но. На на­шем курсе учи­лись три де­вуш­ки. Мар­га­ри­та Пи­ли­хи­на, ко­то­рая ста­ла мо­им пре­по­да­ва­те­лем во ВГИКе, все­гда го­во­ри­ла: «Ты долж­на быть без­упреч­на, знать все, что­бы к те­бе ни­кто не мог под­ко­пать­ся. У те­бя нет пра­ва на ошиб­ку». А сколь­ко раз стал­ки­ва­лась с муж­чи­на­ми, ко­то­рые с пре­зре­ни­ем спра­ши­ва­ли, ку­да я ле­зу! На мо­ей пер­вой кар­тине вто­рой опе­ра­тор не раз го­во­рил: «Де­воч­ка, а ты кто во­об­ще та­кая?» В ито­ге он так ни од­ной кар­ти­ны за свою жизнь и не снял.

– Есть ли раз­ли­чия меж­ду филь­ма­ми, сня­ты­ми муж­чи­ной и жен­щи­ной?

– Жен­щи­ны, как мне ка­жет­ся, не та­кие жест­кие. Хо­тя муж­чи­ны то­же раз­ные бы­ва­ют. Жен­щине тя­же­ло под­нять боль­шую ка­ме­ру. Хо­тя в мо­ем слу­чае это ни­ко­гда не бы­ло про­бле­мой. Ас­си­стен­ты да­же кофр не раз­ре­ша­ли но­сить, все де­ла­ли са­ми.

– Вы бы­ли опе­ра­то­ром пер­во­го бе­ло­рус­ско­го мю­зик­ла. Рас­ска­жи­те, как про­хо­ди­ли съем­ки филь­ма «Ясь и Яни­на», где иг­ра­ли «Пес­ня­ры».

– Ес­ли чест­но, не пом­ню ни Му­ля­ви­на, ни осталь­ных «пес­ня­ров». Бы­ла со­сре­до­то­че­на на съе­моч­ном про­цес­се и смот­ре­ла в объ­ек­тив. Ра­бо­та опе­ра­то­ра очень от­вет­ствен­ная. Ес­ли я что-то сде­лаю не так, труд всей съе­моч­ной груп­пы пой­дет на­смар­ку. К то­му же во вре­мя съе­мок бы­ла в по­ло­же­нии.

– Нема­ло кар­тин вы сня­ли вме­сте с ре­жис­се­ром Ва­ле­ри­ем Ру­бин­чи­ком. Как про­изо­шло ва­ше зна­ком­ство?

– Ру­бин­чик то­гда сни­мал «По­след­нее ле­то дет­ства». Ак­те­ры при­е­ха­ли, сро­ки под­жи­ма­ют, а его опе­ра­тор Марк Бра­уде уехал

Во вре­мя съе­мок «Зна­ка бе­ды» чуть не по­гиб опе­ра­тор. Слу­чи­лось это, ко­гда сни­ма­ли эпи­зод, где го­рит ху­тор. Что­бы пе­ре­стра­хо­вать­ся, по­ста­ви­ли сра­зу три ка­ме­ры. За од­ну, ко­то­рая бы­ла на гид­ро­подъ­ем­ни­ке, по­са­ди­ли опе­ра­то­ра Дмит­рия Зай­це­ва. Ко­гда все за­го­ре­лось, дым по­шел пря­мо на него. Он чу­дом не по­стра­дал. А вот ка­ме­ра Та­тья­ны Ло­ги­но­вой ока­за­лась са­мой невы­ра­зи­тель­ной, в фильм во­шел все­го один кадр.

сда­вать сес­сию во ВГИК. Ва­ле­рий на­чал сроч­но ис­кать за­ме­ну, из сво­бод­ных спе­ци­а­ли­стов бы­ла толь­ко я. Ра­бо­тать с жен­щи­ной не хо­тел, но де­лать бы­ло нече­го. Так мы и по­зна­ко­ми­лись. А спу­стя несколь­ко ме­ся­цев Ру­бин­чик по­зво­нил и при­гла­сил сни­мать «Ве­нок со­не­тов». Мы от­лич­но сра­бо­та­лись, по­ни­ма­ли друг дру­га с по­лу­сло­ва. Так что я не уди­ви­лась, ко­гда он по­звал ме­ня сно­ва – на этот раз на «Ди­кую охо­ту ко­ро­ля Ста­ха».

– У Ко­рот­ке­ви­ча в этом про­из­ве­де­нии все со­бы­тия про­ис­хо­дят в ста­рин­ном зам­ке на По­ле­сье. Под­хо­дя­щую на­ту­ру ед­ва ли уда­лось най­ти в Бе­ла­ру­си?

– Да, мы то­гда объ­е­ха­ли всю Бе­ла­русь, но ни­че­го под­хо­дя­ще­го так и не на­шли. По­это­му от­пра­ви­лись в Укра­и­ну. За неде­лю на­ка­та­ли три ты­ся­чи ки­ло­мет­ров. И не зря. В Под­гор­цах на­шли дво­рец, а во Ль­во­ве сни­ма­ли ин­те­рье­ры. Ве­рес­ко­вые пу­сто­ши – это во­ен­ный по­ли­гон в Уру­чье. Са­ма охо­та то­же про­ис­хо­ди­ла на по­ли­гоне в под­мос­ков­ном Ала­би­но.

– Эпи­зод, где На­деж­да Янов­ская ле­жит об­на­жен­ная в пе­рьях, до­воль­но рис­ко­ван­ный для то­го вре­ме­ни. Не бо­я­лись, что кар­ти­ну с эро­ти­че­ской сце­ной мо­гут не про­пу­стить?

– Сей­час этот эпи­зод смот­рит­ся как дет­ский сад, а 40 лет на­зад раз­деть глав­ную ге­ро­и­ню в кад­ре бы­ло чем-то непо­сти­жи­мым. Хо­тя бол­гар­ка Еле­на Ди­мит­ро­ва, ис­пол­нив­шая роль Янов­ской, со­гла­си­лась на та­кую идею быст­ро. А вот что­бы кар­ти­на про­шла, мно­гим при­шлось по­по­теть, по­сколь­ку худ­со­вет дол­го воз­му­щал­ся. Тем не ме­нее все по­лу­чи­лось. К сло­ву, де­ти, ко­то­рые по­яв­ля­ют­ся в кон­це филь­ма, неслу­чай­ны. Это на­мек на то, что в бу­ду­щем есть на­деж­да. Эпи­зод при­ду­ма­ли для то­го, что­бы кар­ти­ну про­пу­сти­ли.

– Один из са­мых зна­ме­ни­тых бе­ло­рус­ских филь­мов – «Знак бе­ды» по Бы­ко­ву. Как про­хо­ди­ли съем­ки?

– Со «Зна­ком бе­ды» все бы­ло непро­сто с са­мо­го на­ча­ла. Очень дол­го про­хо­дил сце­на­рий, по­то­му что это Бы­ков. Кол­лек­ти­ви­за­ция, нем­цы, пар­ти­за­ны… Та­кие те­мы бы­ли под за­пре­том. Но Ми­ха­ил Пта­шук – че­ло­век про­бив­ной, осо­бен­но ко­гда чув­ство­вал, что для филь­ма на­ста­ло вре­мя. В ито­ге сце­на­рий утвер­ди­ли, на­чал­ся под­бор ак­те­ров. А во вре­мя съе­мок у нас чуть не сго­рел опе­ра­тор. Слу­чи­лось это, ко­гда сни­ма­ли эпи­зод, где го­рит ху­тор. Что­бы пе­ре­стра­хо­вать­ся, по­ста­ви­ли сра­зу три ка­ме­ры. За од­ну, ко­то­рая бы­ла на гид­ро­подъ­ем­ни­ке, по­са­ди­ли Ди­му Зай­це­ва. Ко­гда все за­го­ре­лось, дым по­шел пря­мо на него. Он чу­дом не по­стра­дал. А вот моя ка­ме­ра ока­за­лась са­мой невы­ра­зи­тель­ной, в фильм во­шел все­го один кадр. Сни­ма­ла на ста­рый «Ки­нор», на­пич­кан­ный элек­тро­ни­кой. Мы зна­ли, что с ней мо­жет что-то слу­чить­ся, по­это­му про­ве­ри­ли несколь­ко раз. Все ра­бо­та­ло. А ко­гда раз­го­рел­ся огонь, она не вклю­чи­лась. По­чи­ни­ли все, лишь ко­гда по­ло­ви­на де­ко­ра­ций сго­ре­ла. Пта­шук то­гда устро­ил огром­ный скан­дал. Но Бы­ков, ко­гда по­смот­рел фильм, по­до­шел ко мне и ска­зал: «Вы очень хо­ро­ший опе­ра­тор». Бы­ло при­ят­но услы­шать та­кие сло­ва от него.

– Сте­па­ни­ду то­гда сыг­ра­ла Ни­на Русла­но­ва. Как по­лу­чи­лось, что в бе­ло­рус­ском филь­ме глав­ная роль до­ста­лась рос­сий­ской ак­три­се?

– Так как про­ект был на­ци­о­наль­ный, из­на­чаль­но рас­смат­ри­ва­ли бе­ло­рус­ских ак­трис, де­ла­ли ви­део­про­бы, но ни­че­го не по­лу­ча­лось. То­гда ас­си­стент по ак­те­рам пред­ло­жил на роль моск­вич­ку Ни­ну Русла­но­ву. Это бы­ло по­па­да­ние в точ­ку. Она са­ма вы­би­ра­ла ко­стюм, де­ла­ла грим, да­же пе­ре­мо­та­ла гряз­ны­ми тряп­ка­ми ру­ки. Ко­гда за­шла в па­ви­льон и ее уви­дел Ва­силь Бы­ков, он про­из­нес: «Вот она, Сте­па­ни­да». Ее утвер­ди­ли с пер­вой про­бы. С тех пор мне уда­лось еще раз по­ра­бо­тать с Русла­но­вой. Ее при­гла­сил эс­то­нец Ар­во Ихо в фильм «На­блю­да­тель» на роль оди­но­кой лес­ни­чи­хи. Мы жи­ли в од­ном до­ме, и каж­дый раз к зав­тра­ку она вы­хо­ди­ла в об­ра­зе: в те­ло­грей­ке, вя­за­ной шап­ке, с пе­ре­бин­то­ван­ны­ми ру­ка­ми, да­же грязь под ног­ти за­го­ня­ла, что­бы быть мак­си­маль­но по­хо­жей на свою ге­ро­и­ню.

– Но ведь в ито­ге в филь­ме Ар­во Ихо сыг­ра­ла дру­гая ак­три­са…

– К со­жа­ле­нию, Русла­но­ву вы­зва­ли на дру­гие съем­ки, там она под­пи­са­ла кон­тракт рань­ше. До сих пор пом­ню те несколь­ко сцен, ко­то­рые успе­ли снять. Пер­вая – как она во­ет но­чью от оди­но­че­ства. Но са­мая силь­ная – это сце­на в бане. Русла­но­ва за­ши­ла сза­ди бюст­галь­тер, разыс­ка­ла со­вет­ские рей­ту­зы, чул­ки на ре­зин­ках. Спе­ци­аль­но но­си­ла их пе­ред съем­ка­ми, что­бы на те­ле оста­лись крас­ные по­лос­ки от бе­лья. И ко­гда в кад­ре на­ча­ла все это с се­бя сни­мать, рвать, пе­ре­кру­чи­вать – это бы­ло что-то по­тря­са­ю­щее. Свет­ла­на Тор­ма­хо­ва, за­ме­нив­шая Русла­но­ву, на­от­рез от­ка­за­лась сни­мать­ся в этой сцене. Ар­во да­же как-то ска­зал мне: «Ес­ли не раз­де­нет­ся, мы пе­ред ка­ме­рой те­бя спи­ной по­са­дим».

– Ка­кую из сня­тых ва­ми кар­тин счи­та­е­те са­мой удач­ной?

– У ме­ня та­ких пять: «Ве­нок со­не­тов», «Ди­кая охо­та…», «Знак бе­ды», «На­блю­да­тель» и «Юность ге­ния». За по­след­нюю да­ли Го­су­дар­ствен­ную пре­мию СССР.

– Вы вхо­ди­ли в со­став жю­ри ны­неш­не­го «Лiста­па­да». Ка­кие филь­мы за­пом­ни­лись боль­ше все­го?

– Очень силь­ное впе­чат­ле­ние оста­ви­ла ру­мын­ская кар­ти­на «Кол­лек­тив». Ки­не­ма­то­гра­фи­сты не про­пу­сти­ли ни­че­го важ­но­го. Все сце­нар­но так чет­ко вы­стро­е­но, что ка­жет­ся, буд­то ты смот­ришь иг­ро­вое ки­но. Ино­гда за­бы­ва­ешь, что кар­ти­на до­ку­мен­таль­ная. Про­сто по­тря­са­ю­ще! Еще од­на кар­ти­на – «Стрип­тиз и вой­на». В ней рас­ска­зы­ва­ет­ся о непро­стых вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях жи­ву­щих в од­ной квар­ти­ре де­душ­ки, ко­то­рый про­шел вой­ну, и его вну­ка-стрип­ти­зе­ра.

– В по­след­ние го­ды мно­го филь­мов сни­ма­ет­ся на те­ле­фон, мон­ти­ру­ет­ся на нем же. Как вы от­но­си­тесь к та­ким ра­бо­там? Та­кой под­ход не про­ти­во­ре­чит все­му, че­му вас учи­ли во ВГИКе?

– Глав­ное – что­бы был хо­ро­ший сце­на­рий, хо­ро­ший ре­жис­сер. И то­гда не важ­но, на что сня­то ки­но. Сей­час мож­но сни­мать на все, ес­ли это ка­че­ствен­но, об­раз­но и по де­лу.

В на­ше вре­мя вряд ли ко­го-то мож­но уди­вить эпи­зо­дом из «Ди­кой охо­ты ко­ро­ля Ста­ха», где На­деж­да Янов­ская ле­жит об­на­жен­ная в пе­рьях. Но 40 лет на­зад раз­деть глав­ную ге­ро­и­ню в кад­ре бы­ло чем-то непо­сти­жи­мым.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.