Для ду­ши

Minskaya pravda - - Культура - Сер­гей КВИТКЕВИЧ

Православн­ые свя­щен­ни­ки мне все­гда ка­за­лись людь­ми су­ро­вы­ми и ас­ке­тич­ны­ми. Воз­мож­но, по­то­му, что ви­дел их только в хра­ме, во вре­мя служ­бы. Од­на­ко, по­зна­ко­мив­шись с кли­ри­ком при­хо­да Слуц­ко­го ка­фед­раль­но­го со­бо­ра Рож­де­ства Хри­сто­ва по­мощ­ни­ком бла­го­чин­но­го Со­ли­гор­ско­го цер­ков­но­го окру­га по мис­си­о­нер­ско­му слу­же­нию иере­ем Дмит­ри­ем Но­ви­ко­вым, из­ме­нил свое мнение. Отец Дмит­рий пи­шет му­зы­ку. Та­кое у него вполне мир­ское увле­че­ние.

– Я ро­дил­ся в Перм­ской об­ла­сти, в шах­тер­ском по­сел­ке Шу­ми­хин­ский, – рас­ска­зы­ва­ет свя­щен­ник. – Про­жил там все­го три го­да: по­сле раз­ва­ла Со­ю­за шах­та за­кры­лась, и мои ро­ди­те­ли по­да­лись ис­кать ра­бо­ту в дру­гие края. Сна­ча­ла пе­ре­еха­ли в До­нецк, по­сле – в Вол­го­град­скую об­ласть, на ро­ди­ну ма­мы.

Здесь юный Дмит­рий и при­шел к ве­ре в Бо­га. В пят­на­дцать лет по бла­го­сло­ве­нию ар­хи­епи­ско­па Вол­го­град­ско­го и Ка­мы­шин­ско­го Гер­ма­на (Ти­мо­фе­е­ва) стал по­слуш­ни­ком мо­на­сты­ря. За­тем по­сту­пил в Вол­го­град­ское епар­хи­аль­ное ду­хов­ное учи­ли­ще. За­кон­чив его – в Ца­ри­цын­ский пра­во­слав­ный уни­вер­си­тет име­ни Пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го.

Дмит­рий Но­ви­ков с дет­ства был че­ло­ве­ком очень му­зы­каль­ным. Вось­ми­лет­ним год за­ни­мал­ся в му­зы­каль­ной шко­ле по клас­су тру­бы. А по­том в уни­вер­си­те­те вы­брал фа­куль­тет цер­ков­но­го пе­ния и пе­да­го­ги­ки. По­лу­чил ди­п­лом ди­ри­же­ра цер­ков­но­го хо­ра.

В ву­зе и проснул­ся ин­те­рес к со­чи­ни­тель­ству му­зы­ки.

– На пер­вом кур­се нам до­воль­но ча­сто да­ва­ли за­да­ния, – вспо­ми­на­ет отец Дмит­рий, – на­ло­жить на опре­де­лен­ный ритм но­ты. То есть при­ду­мать ме­ло­дию. Мне это по­нра­ви­лось…

Став ди­пло­ми­ро­ван­ным спе­ци­а­ли­стом, Дмит­рий Но­ви­ков – на тот мо­мент уже же­на­тый – по­дал про­ше­ние о ру­ко­по­ло­же­нии в сан диа­ко­на. Это про­ше­ние удо­вле­тво­ри­ли и на­пра­ви­ли мо­ло­до­го свя­щен­но­слу­жи­те­ля в го­род Волж­ский, в храм Пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, там он слу­жил три го­да.

На­до от­ме­тить, что Волж­ский – один из са­мых жар­ких го­ро­дов Рос­сии. Жить в та­ком кли­ма­те се­мей­ству от­ца Дмит­рия бы­ло труд­но­ва­то. В кон­це кон­цов взрос­лые ре­ши­ли пе­ре­брать­ся в Бе­ла­русь. Тут и сво­я­ки бы­ли.

– Я удо­сто­ил­ся ауди­ен­ции ар­хи­епи­ско­па Слуц­ко­го и Со­ли­гор­ско­го Ан­то­ния, – вспо­ми­на­ет отец Дмит­рий. – А уж по­сле за­вер­ше­ния ис­пы­та­тель­но­го сро­ка ме­ня на­пра­ви­ли слу­жить в Со­ли­горск. Так я вме­сте с се­мьей ока­зал­ся в на­шем шах­тер­ском крае.

В про­шлом го­ду он окон­чил Мин­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию.

И в Бе­ла­ру­си отец Дмит­рий не за­был свое увле­че­ние му­зы­кой.

– А му­зы­ку вы пи­ше­те ду­хов­ную?

– Нет, на­вер­ное, свои про­из­ве­де­ния я ду­хов­ны­ми не на­звал бы. Они ско­рее ду­шев­ные. Да, они ре­ли­ги­оз­ной те­ма­ти­ки, но все-та­ки боль­ше ду­шев­ные. Са­ма же ду­хов­ная му­зы­ка, или бо­го­слу­жеб­ная, – это, на мой взгляд, та древ­не­рус­ская зна­мен­ная тра­ди­ция бо­го­слу­жеб­но­го пе­ния, ко­то­рая ве­дет свою ис­то­рию с один­на­дца­то­го – три­на­дца­то­го ве­ков. В те вре­ме­на та­кое пес­но­пе­ние еще не при­выч­ны­ми для нас нот­ны­ми зна­ка­ми за­пи­сы­ва­лось, а крю­ко­вым пись­мом.

Крю­ко­вое пись­мо воз­ник­ло на Ру­си в XI – на­ча­ле XII ве­ка. Зна­мен­ным оно бы­ло на­зва­но от ста­ро­сла­вян­ско­го сло­ва «зна­мя», что озна­ча­ло «знак». Вто­рое на­зва­ние оно по­лу­чи­ло по на­зва­нию од­но­го из ос­нов­ных его зна­ков – «крю­ка». Зна­мен­ное, или крю­ко­вое, пись­мо ис­поль­зо­ва­лось для за­пи­си рас­пе­ва – ос­нов­но­го древ­не­рус­ско­го цер­ков­но­го пе­ния.

Крю­ко­вые зна­ки со­сто­я­ли из чер­то­чек, то­чек и за­пя­тых. Крю­ка­ми ука­зы­ва­лось на­прав­ле­ние дви­же­ния ме­ло­дии, от­но­си­тель­ный рит­ми­че­ский ри­су­нок и зву­ко­вые ак­цен­ты. По крю­ко­вой за­пи­си нель­зя бы­ло спеть незна­ко­мую ме­ло­дию, так как все обо­зна­че­ния бы­ли очень услов­ны­ми и пред­на­зна­ча­лись лишь для на­по­ми­на­ния уже зна­ко­мо­го на­пе­ва.

– Сре­ди мо­ей ду­шев­ной му­зы­ки нема­ло ин­стру­мен­таль­ных ком­по­зи­ций, – по­яс­ня­ет со­бе­сед­ник. – Есть неко­то­рые про­из­ве­де­ния ре­ли­ги­оз­ной те­ма­ти­ки с тек­ста­ми, ко­то­рые сам и пи­шу. Рань­ше со­чи­нял боль­ше му­зы­ки, сей­час ре­же. Но все – что­бы вос­сла­вить Гос­по­да, по­ра­до­вать ближ­них, по­бла­го­да­рить Бо­га за то, что дал мне та­кие спо­соб­но­сти.

Дмит­рию Но­ви­ко­ву нра­вят­ся древ­ние серб­ские пес­но­пе­ния в ис­пол­не­нии пра­во­слав­но­го пев­ца Дра­го­сло­ва Пав­ле Ак­сен­тье­ви­ча, бол­гар­ские древ­ние рас­пе­вы, цер­ков­ное гру­зин­ское мно­го­го­ло­сие – так на­зы­ва­е­мый кар­та­ли­но­ка­хе­тин­ский рас­пев. Кстати, ин­те­рес к зна­мен­но­му пес­но­пе­нию есть и у сы­но­вей свя­щен­ни­ка – На­у­ма, Про­ко­фия, Да­ви­да. Нра­вит­ся Дмит­рию Но­ви­ко­ву и свет­ская рус­ская клас­си­ка – Му­сорг­ский, Чай­ков­ский…

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.