Ита­льян­ские ка­ни­ку­лы

По­се­тив од­ни стра­ны, оста­ют­ся вос­по­ми­на­ния пре­иму­ще­ствен­но га­стро­но­ми­че­ско­го ха­рак­те­ра, в дру­гих за­по­ми­на­ют­ся до­сто­при­ме­ча­тель­но­сти, в тре­тьи едешь про­сто по­пла­вать в мо­ре. Ита­лия — это все сра­зу и мно­го че­го еще

Minskiy kuryer. Tolstushka - - ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ - Фо­то ав­то­ра

Лю­ди

Ита­льян­цы неве­ро­ят­но об­щи­тель­ны и дру­же­люб­ны. Де­ли­кат­ный бель­ги­ец не ста­нет на­вя­зы­вать свое об­ще­ство, фран­цуз во­об­ще вас про­игно­ри­ру­ет. Вы­хо­ди­ли из ма­га­зин­чи­ка на за­прав­ке, на­встре­чу — бра­вые пред­ста­ви­те­ли мест­ной по­ли­ции. Как по ко­ман­де улыб­ну­лись и ска­за­ли buongiorno. По­ка гу­ля­ли по цен­тру Ри­ма (фо­то­ап­па­рат в ру­ках за вер­сту вы­да­вал ту­ри­сток), мно­гие ин­те­ре­со­ва­лись, от­ку­да мы. Что осо­бен­но при­ят­но, на от­вет Belarus все ки­ва­ли, мол, зна­ем та­кую стра­ну. Но са­мой за­пом­нив­шей­ся бы­ла встре­ча в Ри­ми­ни — ку­рор­те на по­бе­ре­жье Ад­ри­а­ти­че­ско­го мо­ря. На­ча­ло бы­ло при­выч­ным: — Where are you from? — спро­сил про­хо­див­ший ми­мо муж­чи­на. — Belarus! — при­выч­но улыб­ну­лась в от­вет.

Да, это стра­на, где улы­ба­ешь­ся всем и все­гда при­выч­но и есте­ствен­но, не имея ни­че­го в ви­ду, не пле­няя и не оча­ро­вы­вая, про­сто по­то­му что солн­це све­тит и жизнь пре­крас­на.

— Minsk?! — он был оша­ра­шен и рад так, буд­то я ска­за­ла, что жи­ву с ним в од­ном до­ме, и бод­ро пе­ре­шел на рус­ский, на ко­то­ром го­во­рил до­воль­но непло­хо, хо­тя и с лег­ким ак­цен­том.

Вы­яс­ни­лось, что но­вый зна­ко­мый в на­шей стране ча­стый гость: — Я па­рик­ма­хер, у ме­ня свой са­лон. Зи­мой, ко­гда сезон за­кан­чи­ва­ет­ся, еду в Минск, в Москву, даю ма­стер-клас­сы. У ме­ня есть в Мин­ске друг Джу­зеп­пе. Ты зна­ешь Джу­зеп­пе? У него свое ка­фе! И по­сколь­ку по­чти весь Минск ес­ли лич­но не зна­ком с Джу­зеп­пе, то как ми­ни­мум о нем слы­шал, Джо­ван­ни — так пред­ста­вил­ся со­бе­сед­ник — вне­зап­но стал со­вер­шен­но сво­им пар­нем.

Еда

Ко­гда год на­зад впер­вые по­про­бо­ва­ла в Ита­лии пиц­цу, по­ка­за­лось, что всю осталь­ную жизнь ме­ня об­ма­ны­ва­ли. Те­сто с на­чин­кой, ко­то­рое по­да­ют в Мин­ске, вполне съе­доб­но, ино­гда да­же вкус­но, но это не то. Ни в од­ной пиц­це­рии Си­не­окой не встре­ча­ла ни­че­го, что мо­жет срав­нить­ся по вку­су да­же с про­стой «Мар­га­ри­той», при­го­тов­лен­ной в на­сто­я­щей ита­льян­ской печ­ке. Еда здесь дей­стви­тель­но воз­ве­де­на в культ. В суб­бо­ту в Ри­ми­ни на ры­нок свою про­дук­цию при­во­зят фер­ме­ры. По­ка шли, возникло ощу­ще­ние, что по­ло­ви­на го­ро­да со­бра­лась тут — один за дру­гим тя­ну­лись ве­ло­си­пе­ды с при­креп­лен­ны­ми сза­ди спе­ци­аль­ны­ми ко­жа­ны­ми сум­ка­ми для про­ви­зии. Нет слов пе­ре­дать буй­ство цве­та и аро­ма­та. На­сы­щен­но-фи­о­ле­то­вые ба­кла­жа­ны, сре­ди ко­то­рых встре­ча­лись и ша­ро­об­раз­ной фор­мы. Неболь­шие неж­но-зе­ле­ные ка­бач­ки по со­сед­ству с яд­ре­но-крас­ны­ми пер­ца­ми — по­след­ние да­же круп­нее. А пер­си­ки! Ды­ни! И ка­кие-то жел­тые цве­ты, воз­ле ко­то­рых по­че­му-то сто­я­ла таб­лич­ка «со­бра­ны вруч­ную». Как ина­че их мож­но со­би­рать и что это во­об­ще за ди­во, спро­сить не ре­ши­лись. От­гад­ка жда­ла нас несколь­ко дней спу­стя в дру­гом го­ро­де, где в ме­ню бы­ли об­на­ру­же­ны «цве­ты цу­ки­ни с сы­ром в па­ни­ров­ке». За­кус­ка. По­на­ча­лу хо­те­ли взять од­ну пор­цию — ис­клю­чи­тель­но по­про­бо­вать. Офи­ци­ант удив­лен­но под­нял бро­ви, да­вая по­нять: пор­ция кро­хот­ная и во­об­ще это несе­рьез­ный под­ход. Взя­ли две. Три цвет­ка, щед­ро на­чи­нен­ных неж­ней­шим сы­ром, ока­за­лись настоль­ко сыт­ны­ми, что на ос­нов­ное блю­до сил не оста­лось. Оби­жен­ный офи­ци­ант ра­за три пе­ре­спро­сил, уверены ли мы, что это всё, и, ка­жет­ся, был глу­бо­ко оскорб­лен та­ким пре­не­бре­же­ни­ем ве­ли­кой ита­льян­ской кух­ней.

Во­об­ще пор­ции в Ита­лии щед­рые. Мы вез­де бра­ли од­но блю­до на дво­их, и это­го бы­ло бо­лее чем до­ста­точ­но.

Мо­ре

В Ита­лию при­е­ха­ли в сен­тяб­ре, под са­мый за­на­вес ку­паль­но­го се­зо­на. И успе­ли по­пла­вать в двух мо­рях — Ад­ри­а­ти­че­ском и Тир­рен­ском. До сих пор не мо­гу ска­зать, где во­да теп­лее, неж­нее и бар­хат­нее. Огромные пля­жи — ши­ро­чен­ные, сплошь усе­ян­ные ле­жа­ка­ми и зон­ти­ка­ми, тя­ну­щи­е­ся несколь­ко ки­ло­мет­ров — бы­ли пу­стын­ны. Зон­ти­ки, кста­ти, тут не для кра­со­ты. В по­след­ний день в Байе До­ми­ции (ма­лень­кий ку­рорт­ный го­ро­док на Тир­рен­ском по­бе­ре­жье под за­на­вес се­зо­на вос­хи­ти­тель­но пу­сты­нен, при этом во­да бы­ла столь же вос­хи­ти­тель­но теп­ла и неж­на) про­ва­ля­лись на пля­же пол­дня. Ва­ля­лись бы доль­ше, но, невзи­рая на на­ли­чие зон­ти­ка над го­ло­вой, по­чув­ство­ва­ли, что на­чи­на­ем об­го­рать.

В Ри­ми­ни при­клю­чи­лась пре­лю­бо­пыт­ная ис­то­рия. Как и по­ло­же­но ту­ри­стам, по­сле­обе­ден­ное вре­мя про­во­ди­ли без­за­бот­но: ку­па­ясь и нежась на шез­лон­гах, ле­ни­во пе­ре­го­ва­ри­ва­ясь и столь же ле­ни­во по­гля­ды­вая по сто­ро­нам. Вни­ма­ние при­влек шум: над на­ми про­ле­тел вер­то­лет. Ну боль­шое де­ло, ра­ди без­опас­но­сти от­ды­ха­ю­щих они вполне мо­гут ле­тать над та­ки­ми об­шир­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми пред­по­ла­га­е­мо­го скоп­ле­ния лю­дей, по­че­му бы и нет, успо­ко­и­ли мы се­бя и пе­ре­вер­ну­лись на дру­гой бок. Ми­нут че­рез 15 звук сно­ва раз­дал­ся и по­вто­рил­ся еще че­рез 15. А по­том че­рез 5. Вер­то­лет на­чал кру­жить, чет­ко вы­ри­со­вы­вая кру­ги. Призна­юсь: не­при­ят­но, и да­же над­пись Polizia на бор­ту не успо­ка­и­ва­ла, на­обо­рот, тре­во­жи­ла. Как и по­до­ба­ет со­вре­мен­ным ту­ри­стам, на­шли Wi-Fi, за­гля­ну­ли в спи­сок до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей Ри­ми­ни и ре­ши­ли от гре­ха по­даль­ше от­пра­вить­ся на осмотр мо­ста Ти­бе­рия, а за­од­но и пар­ка Фе­де­ри­ко Фел­ли­ни — как раз по до­ро­ге. Соб­ствен­но, в этом пар­ке и об­на­ру­жи­лась при­чи­на непри­выч­ной для нас ак­тив­но­сти по­ли­ции: неболь­шая груп­па то­ва­ри­щей (че­ло­век 100 от си­лы) устро­и­ла тут ми­тинг. В воз­ду­хе клу­бил­ся оран­же­вый дым, на вхо­дах-вы­хо­дах из­не­мо­га­ли от жа­ры и ску­ки полицейские. Ко­гда по­до­шли к ним спро­сить, что, соб­ствен­но, про­ис­хо­дит, от­ве­чать бро­си­лись сра­зу трое, но внят­но­го от­ве­та дать ни­кто не смог: не то про­тив ле­вых, не то про­тив пра­вых, не то про­тив ми­гран­тов, не то еще про­тив ко­го, в об­щем, что­то по­ли­ти­че­ское, иди­те, де­вуш­ки, от­ды­хай­те, ни­че­го страш­но­го! Что мы и сде­ла­ли.

Чуть поз­же об­на­ру­жи­лось: по­ка шел ми­тинг и ос­нов­ные си­лы по­ли­ции бы­ли со­сре­до­то­че­ны в од­ном ме­сте, наш ав­то­бус вполне успеш­но обо­кра­ли. К сча­стью, во­ди­те­ли пре­ду­пре­ди­ли: ве­щи луч­ше за­брать в но­мер (прав­да, са­ми по­че­му-то оста­ви­ли до­ку­мен­ты).

Кра­со­та

Ах, Ита­лия, бла­го­сло­вен­ный край! Ку­да ни глянь — кра­си­во всю­ду! И ла­зур­ные пе­ре­ли­вы ве­не­ци­ан­ской ла­гу­ны. И кир­пич­но­крас­ная зем­ля Апу­лии. И се­реб­ри­стые олив­ко­вые ро­щи. И вся эта длин­ная, прак­ти­че­ски нескон­ча­е­мая че­ре­да па­мят­ни­ков ар­хи­тек­ту­ры — всех вре­мен и сти­лей. А мо­ре! А горы! В об­щем, вто­рой год под­ряд не мо­гу по­нять, по­че­му ЮНЕСКО му­ча­ет­ся со спис­ком Все­мир­но­го на­сле­дия и вы­де­ля­ет от­дель­ные па­мят­ни­ки, ко­гда тут всю стра­ну, не за­ду­мы­ва­ясь, мож­но при­знать на­сле­ди­ем че­ло­ве­че­ства.

Хо­ти­те кра­си­вых ви­дов — при­ез­жай­те в Неа­поль. И обя­за­тель­но по­про­буй­те здесь де­серт «Ба­ба»: на вкус неж­нее по­це­луя юной де­вуш­ки

Ес­ли бу­дет вре­мя, обя­за­тель­но по­ка­тай­тесь на гон­до­ле. Го­род с во­ды вы­гля­дит со­вер­шен­но по-дру­го­му! Са­ми гон­до­лье­ры во­пре­ки рас­про­стра­нен­но­му сте­рео­ти­пу не по­ют, но мно­гие ту­ри­сты на­ни­ма­ют пев­цов. Так что му­зы­каль­ное со­про­вож­де­ние по­чти га­ран­ти­ро­ва­но

Го­ро­док Аско­ли-Пи­че­но за­пом­нил­ся необык­но­вен­ной ар­хи­тек­ту­рой и боль­шим ко­ли­че­ством уви­ден­ных сва­деб

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.