Ин­тим­ная жизнь гла­за­стых го­ло­ва­сти­ков

Ин­те­рес­ное за­ня­тие — све­рять про­гно­зы!

Minskiy kuryer. Tolstushka - - ЗА ДАВНОСТЬЮ ЛЕТ -

са­мую зна­ме­ни­тую ра­бо­ту тех лет «Две­на­дцать по­ло­вых за­по­ве­дей ре­во­лю­ци­он­но­го про­ле­та­ри­а­та». Хо­тя ни­че­го ужас­но­го доктор Зал­кинд в ней не го­во­рил. Мо­ло­дежь и так всту­па­ла в ин­тим­ные от­но­ше­ния на­пра­во и на­ле­во, и доктор учил здра­вым ве­щам: всё долж­но быть по люб­ви, луч­ше по­сле бра­ка, ду­май­те о де­тях. Про­сто все объ­яс­ня­лось со­от­вет­ству­ю­щей ду­ху вре­ме­ни фра­зео­ло­ги­ей.

В сбор­ни­ке по­ло­вую те­му то­же не обо­шли, од­на­ко сам раз­го­вор был ши­ре.

Дру­гие за­да­чи

Итак, на­сту­пи­ло свет­лое бу­ду­щее. Каж­дый сыт, одет, обут, аб­со­лют­но здоров, из­бав­лен от бы­то­вых про­блем. Тя­же­лую ра­бо­ту де­ла­ет тех­ни­ка, че­ло­ве­ку остал­ся труд лег­кий, при­ят­ный и ин­те­рес­ный. Цель до­стиг­ну­та? Нет! «Бу­дут непре­рыв­но рас­ти по­треб­но­сти, и на­лич­ных тех­ни­че­ских ре­сур­сов не хва­тит для удо­вле­тво­ре­ния их». «Ми­ро­зда­ние, сре­да все­го ми­ра бу­дет же­сто­ким но­вым «клас­со­вым вра­гом», на ко­то­ро­го ри­нет­ся всё ком­му­ни­сти­че­ское че­ло­ве­че­ство». Ко­то­рое «внед­рит­ся в са­мые глу­бо­кие слои зем­но­го ша­ра, на­учит­ся пре­вра­ще­нию фи­зи­ко-хи­ми­че­ских и энер­ге­ти­че­ских эле­мен­тов, пе­ре­бро­сит­ся на дру­гие пла­не­ты». За­чем? Да по­то­му что «людь­ми бу­дут дви­гать со­вер­шен­но но­вые ин­стинк­ты». На­при­мер, «ин­стинкт кол­лек­ти­виз­ма», ко­то­рый сме­нит борь­бу че­сто­лю­бий, и «ин­стинкт ра­ци­о­на­ли­за­ции», то есть улуч­ше­ния все­го во­круг.

К это­му вре­ме­ни да­же об­лик зем­лян из­ме­нит­ся. «Че­ло­век ком­му­ны бу­дет, оче­вид­но, ме­нее круп­ным, чем со­вре­мен­ный по­то­мок ты­ся­че­ле­тий тя­же­ло­го фи­зи­че­ско­го тру­да, тре­бо­вав­ше­го боль­ших ко­стей и силь­ных мышц». «Смяг­чит­ся, утон­чит­ся же­ва­тель­ная часть ли­ца, так как же­ва­тель­ный про­цесс по­сте­пен­но бу­дет от­ми­рать», ведь «об­жор­ство ари­сто­кра­тии для эпо­хи ком­му­ны ни­как не об­ра­зец». «Бу­дут изоб­ре­те­ны ком­пакт­ные пре­па­ра­ты, кон­ден­си­ру­ю­щие в се­бе весь фи­зи­ко-хи­ми­че­ский и жиз­нен­ный фонд, необ­хо­ди­мый ор­га­низ­му» (ви­ди­мо, ка­кие-то таб­лет­ки). По­то­му упро­стит­ся и си­сте­ма пи­ще­ва­ре­ния — да­лее шли от­дель­ные рас­суж­де­ния, как имен­но. За­то го­раз­до боль­шую роль в ми­ми­ке бу­дут иг­рать гла­за (во­об­ще уси­лят­ся ор­га­ны чувств). А так­же «обо­га­тит­ся та часть ми­ми­че­ско­го ап­па­ра­та, ко­то­рая отоб­ра­жа­ет выс­шую пси­хи­че­скую де­я­тель­ность: лоб, над­бров­ные ду­ги, но­со­губ­ные склад­ки во­ли и со­сре­до­то­че­ния и т. д.».

Впро­чем, про­сто мел­ко­кост­ны­ми, без­зу­бы­ми, гла­за­сты­ми го­ло­ва­сти­ка­ми мы не ста­нем. Во-пер­вых, вы­ру­чит спорт. Во-вто­рых, разо­вьет­ся ев­ге­ни­ка — весь­ма ак­тив­но об­суж­дав­ша­я­ся в те го­ды на­у­ка об улуч­ше­нии че­ло­ве­че­ской по­ро­ды. Она, в част­но­сти, по­мо­жет лю­дям бу­ду­ще­го по­чти не уста­вать: «По­ло­ви­на жиз­ни со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка, ухо­дя­щая на сон, ста­нет кош­мар­ным вос­по­ми­на­ни­ем для на­ших по­том­ков».

Вре­мя лю­бить

Сбор­ник ад­ре­со­вал­ся в первую оче­редь мо­ло­де­жи, и, как бы­ло ска­за­но, от­дель­ная гла­ва по­свя­ща­лась люб­ви при ком­му­низ­ме. Так вот: не бу­дет ни­ка­ко­го же­ре­бя­че­ства! Частая сме­на парт­не­ров — ру­ди­мент под­со­зна­тель­ной бо­яз­ни, что от­дель­ный ре­бе­нок мо­жет по­гиб­нуть от бо­лез­ни, вой­ны, го­ло­да, по­то­му че­ло­век как бы про­дол­жа­ет род на­пра­во и на­ле­во при каж­дом удоб­ном слу­чае. Но ведь уже ис­чез­нут бо­лез­ни, вой­ны, го­лод! В ре­зуль­та­те лю­бов­ные от­но­ше­ния пред­сто­ят ис­клю­чи­тель­но вы­со­кие. «По­ло­вой ин­стинкт ком­му­ни­сти­че­ско­го че­ло­ве­ка бу­дет опре­де­лять­ся не ча­сто­той «по­кры­тия сам­ки», но глу­би­ной и си­лой кон­ден­си­ро­ван­но­го по­ло­во­го по­ры­ва». А в по­сте­ли ме­ди­ци­на и эво­лю­ция да­дут муж­чине та­кую «ка­че­ствен­ную ин­тен­сив­ность», что «несо­из­ме­ри­ма с хи­миз­мом же­реб­цов на случ­ных пунк­тах». «Мы несчаст­ные по­ло­вые ублюд­ки в срав­не­нии с людь­ми ком­му­низ­ма!». У жен­щи­ны от­па­дет нуж­да в «кор­миль­це, от­це, со­дер­жа­те­ле», она «смело и сво­бод­но са­ма вы­бе­рет се­бе воз­люб­лен­но­го, предъ­явит к муж­чине по­ло­вые и твор­че­ские тре­бо­ва­ния». «Муж­ская борь­ба за жен­щи­ну пре­вра­тит­ся в слож­ный со­ци­аль­но-твор­че­ский про­цесс».

Его итог — рож­де­ние ре­бен­ка. Но кри­ки мла­ден­ца не от­вле­кут па­пу и ма­му от со­зи­да­тель­ной де­я­тель­но­сти. Рас­тить де­тей бу­дет «ком­му­на» (не уточ­ня­лось: об­ще­ство в це­лом или кон­крет­ные ор­га­ни­за­ции). «Се­мья как очаг вос­пи­та­ния лик­ви­ди­ру­ет­ся». Так удоб­нее, ведь жизнь лю­дей бу­ду­ще­го — это по­сто­ян­ные пе­ре­ме­ще­ния по пла­не­те, свя­зан­ные с ре­ше­ни­ем за­дач, нуж­ных со­об­ще­ству

Судьбы меч­та­те­лей

Ни­че­го не ска­жем о судьбе А. Анек­ш­тей­на — да­же да­та его кон­чи­ны неиз­вест­на. Про­фес­сор Б. Ло­бач-Жу­чен­ко из­ве­стен учеб­ни­ка­ми по дви­га­те­лям и мо­то­рам, био­лог Н. Ме­лик-Па­ша­ев — тру­да­ми по ге­рон­то­ло­гии. Ар­хи­тек­тор П. Бло­хин стал с го­да­ми член­ко­ром Ака­де­мии ар­хи­тек­ту­ры и стро­и­тель­ства СССР, аст­ро­ном С. Ор­лов — член­ко­ром АН СССР. Бли­ста­тель­ный Алек­сандр Ча­я­нов — мыс­ли­тель, эко­но­мист, пи­са­тель — в 1930-м был осуж­ден за «вре­ди­тель­ство». Рас­стре­лян в 1937-м. Арон Зал­кинд се­го­дня счи­та­ет­ся од­ним из от­цов со­вет­ской пе­до­ло­гии — син­те­за пе­да­го­ги­ки, пси­хо­ло­гии, ме­ди­ци­ны. В 1936-м пе­до­ло­гию объ­яви­ли лже­на­у­кой. По­сле со­бра­ния, где профессора Зал­кин­да дол­го гро­ми­ли и об­ли­ча­ли, он вы­шел на ули­цу и упал. Ин­фаркт, мгно­вен­ная смерть.

зем­лян в це­лом: «все ча­сти ми­ро­во­го хо­зяй­ства свя­за­ны, все че­ло­ве­че­ские про­из­вод­ствен­ные функ­ции пред­опре­де­ле­ны».

А ко­гда твои пер­со­наль­ные об­ще­ствен­но-про­из­вод­ствен­ные за­да­чи вы­пол­не­ны — мож­но и уходить («бес­смер­тия че­ло­ве­че­ство, оче­вид­но, не до­бьет­ся»). Без бо­ли, стра­да­ний, слов­но за­сы­пая. Прав­да, из тек­ста неяс­но, каким бу­дет уход. Есте­ствен­ным? Доб­ро­воль­ным? То­ва­ри­щи по­мо­гут?

Сро­ки про­гно­за

Ну и так да­лее. Ко­неч­но, мы да­ем лишь вы­жим­ки из боль­шо­го, на сот­ню с лиш­ним стра­ниц, тек­ста. Но суть вы по­ня­ли. А во­об­ще чи­тай­те И. Еф­ре­мо­ва, А. Ка­зан­це­ва, ран­них Стру­гац­ких, дру­гих со­вет­ских фан­та­стов. Не то что­бы они что-то лям­зи­ли у кон­крет­но­го Зал­кин­да — про­сто на­вер­ня­ка от­тал­ки­ва­лись от по­доб­ных трак­та­тов.

Осо­бо хи­хи­кать над дав­ни­ми про­гно­за­ми не хо­чет­ся. Во-пер­вых, ка­кие-то мо­мен­ты вполне пе­ре­кли­ка­ют­ся с иде­я­ми со­вре­мен­ных фу­ту­ро­ло­гов. И за­чем во­об­ще жить, ес­ли не меч­тать, что «зав­тра бу­дет луч­ше, чем вче­ра»? Во-вто­рых… Ну что вы хо­ти­те, лю­ди 1920-х дей­стви­тель­но так счи­та­ли! Пе­ред на­ми лишь ха­рак­тер­ный до­ку­мент эпо­хи.

Тут дру­гое за­бав­но. На во­прос, ко­гда все это на­ста­нет, в сбор­ни­ке ска­за­но: «Сот­ня лет — ми­ни­маль­ный срок». 93 го­да уже про­шло…

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.