Дмит­рий Куд­риц­кий: «На­ши вра­чи за ру­бе­жом ми­гран­ты. Не бо­лее то­го»

Сов­мест­ный про­ект агент­ства «Минск-Но­во­сти» и ко­ми­те­та по здра­во­охра­не­нию Мин­гор­ис­пол­ко­ма, ге­рои ко­то­ро­го — пред­ста­ви­те­ли са­мой бла­го­род­ной и ува­жа­е­мой в ми­ре про­фес­сии. Ме­ди­цин­ские ра­бот­ни­ки за­бо­тят­ся о жиз­ни че­ло­ве­ка с пер­вых ми­нут его по­яв­ле­ния на свет

Minskiy kuryer. Tolstushka - - ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ - Оль­га ГРИГОРЬЕВА

О боль­нич­ных буд­нях

— Дмит­рий Ва­ле­рье­вич, сколь­ко вам лет?

— 29. А что?

— Зна­чит, ес­ли в ме­ди­цин­ском уни­вер­си­те­те учи­лись на бюд­же­те, рас­пре­де­ле­ние от­ра­бо­та­ли. Что вас дер­жит в го­су­дар­ствен­ной кли­ни­ке с ее непо­мер­ны­ми на­груз­ка­ми и невы­со­ки­ми зар­пла­та­ми? — Нач­ну с зар­пла­ты: в сред­нем в ме­сяц око­ло 1 300 руб­лей чистыми с де­жур­ства­ми и вне­бюд­жет­ны­ми опе­ра­ци­я­ми. Нор­маль­но, да­же что-то от­ло­жить по­лу­ча­ет­ся. Что ка­са­ет­ся на­гру­зок, они дей­стви­тель­но при­лич­ные. Сей­час, к при­ме­ру, при­бо­лел кол­ле­га, ра­бо­ты ста­ло в 2 ра­за боль­ше. За­кры­ваю де­жур­ства. В по­не­дель­ник при­шел к 8 ча­сам утра, ушел во втор­ник в 6 ча­сов ве­че­ра. В сре­ду при­шел к 8 утра, а за­кон­чит­ся де­жур­ство в чет­верг по­сле обе­да. Но по­ка мо­лод, здо­ро­вья хва­та­ет.

— Вы упо­мя­ну­ли про плат­ные опе­ра­ции в го­су­дар­ствен­ной боль­ни­це.

— В на­шей кли­ни­ке на вне­бюд­жет­ной ос­но­ве вы­пол­ня­ют раз­лич­ные опе­ра­ции, в том чис­ле пла­сти­че­ские. Это эс­те­ти­че­ская хи­рур­гия. Мне нра­вят­ся аб­до­ми­но­пла­сти­ка (пла­сти­ка жи­во­та): она мак­си­маль­но близ­ка к то­му, чем за­ни­ма­юсь, и ли­по­сак­ция (хи­рур­ги­че­ская кор­рек­ция кон­ту­ров фи­гу­ры за счет уда­ле­ния жи­ро­вых от­ло­же­ний). В кли­ни­ке от­но­си­тель­но недав­но внед­ри­ли эти тех­но­ло­гии. Я про­шел пе­ре­под­го­тов­ку по пла­сти­че­ской хи­рур­гии, но вме­сте с тем убеж­ден: нель­зя пол­но­стью за­бра­сы­вать клас­си­че­скую хи­рур­гию.

— Пла­сти­че­ской хи­рур­ги­ей мож­но за­ни­мать­ся и в част­ном ме­ди­цин­ском цен­тре. Не­ко­то­рые вра­чи так под­ра­ба­ты­ва­ют. А вы?

— Нет. Прак­ти­кую толь­ко в 5-й кли­ни­ке.

О ра­бо­те за гра­ни­цей

— Зна­е­те ино­стран­ные язы­ки?

— Ан­глий­ский. В спец­шко­ле 11 лет учил этот язык. Нем­но­го вла­дею немец­ким, ита­льян­ским и поль­ским.

— Язы­ко­во­го ба­рье­ра нет. Ска­жи­те чест­но, по­се­ща­ли ли мыс­ли о ра­бо­те по спе­ци­аль­но­сти за гра­ни­цей, в Гер­ма­нии, на­при­мер? Мно­гие кол­ле­ги ва­ше­го воз­рас­та уже там.

— На­вер­ное, в го­ло­ве каж­до­го, осо­бен­но ко­гда он силь­но уста­ет на ра­бо­те, ви­та­ют мыс­ли о пе­ре­ме­нах к луч­шей жиз­ни. Я не ис­клю­че­ние.

Ди­пло­мы всех бе­ло­рус­ских ме­ди­цин­ских ву­зов при­зна­ют за ру­бе­жом. Дру­гое де­ло — ли­цен­зия на ра­бо­ту, здесь есть ню­ан­сы. В лю­бом случае по­на­ча­лу будешь док­то­ром на­чаль­но­го уров­ня, так как вряд ли стар­ший док­тор до­ве­рит те­бе что-то се­рьез­ное. Сколь­ко хо­дить в под­ма­сте­рьях? Неиз­вест­но, воз­мож­но, дол­го. Та­кой рас­клад не всем бе­ло­рус­ским вра­чам по нра­ву. Что ка­са­ет­ся ра­бо­ты хи­рур­гом в Гер­ма­нии, то, при­ез­жая ту­да, наш док­тор ед­ва ли по­па­дет в круп­ную кли­ни­ку или го­род. Ско­рее все­го, на 90 % это бу­дет неболь­шая боль­ни­ца в ма­лень­ком го­род­ке. И там нем­но­го другая спе­ци­фи­ка. Ес­ли у нас хи­рур­гия, трав­ма­то­ло­гия и ор­то­пе­дия раз­де­ле­ны как спе­ци­аль­но­сти и до­воль­но да­ле­ки друг от дру­га, то у нем­цев они объ­еди­не­ны. Ко­гда бе­ло­рус­ские хи­рур­ги при­ез­жа­ют ра­бо­тать в эту стра­ну, у них воз­ни­ка­ют про­бле­мы по трав­ма­то­ло­гии: есть тео­ре­ти­че­ские зна­ния, а опы­та ра­бо­ты нет.

Зна­ко­мые вра­чи, ра­бо­та­ю­щие за гра­ни­цей, та­к­же по­де­ли­лись впе­чат­ле­ни­я­ми: по день­гам вы­иг­ры­ва­ют, по ка­че­ству жиз­ни про­иг­ры­ва­ют.

— Да­же так?

— Че­ло­век, ко­то­рый имел в Бе­ла­ру­си квартиру, в Гер­ма­нии жи­вет в об­ще­жи­тии. Пер­вое вре­мя нет лич­но­го ав­то­мо­би­ля — пе­ре­сдать на пра­ва в чу­жой стране не очень про­сто. Еще один нема­ло­важ­ный факт — об­ще­ние. Хо­ро­шо, ес­ли жи­вешь в боль­шом мно­го­на­ци­о­наль­ном го­ро­де. Мож­но най­ти зем­ля­ков, зна­ко­мых. А в неболь­шом го­род­ке, осо­бен­но в за­пад­ной ча­сти Гер­ма­нии, те­бя все вос­при­ни­ма­ют как ми­гран­та, не бо­лее то­го. Да­же кол­ле­ги.

— У на­ших врачей ду­ша бо­лит…

— Бо­лит, осо­бен­но ес­ли ты при­е­хал один, без се­мьи. За жизнь по­го­во­рить не с кем. Не по­лу­ча­ет­ся у на­ших лю­дей ду­шев­но­го об­ще­ния с ино­стран­ца­ми, по­это­му мно­гие рас­смат­ри­ва­ют ра­бо­ту за гра­ни­цей как ва­ри­ант за­ра­бот­ка для по­куп­ки квар­ти­ры в Бе­ла­ру­си. По­том воз­вра­ща­ют­ся на ро­ди­ну. Слу­чаи, ко­гда бе­ло­рус­ские док­то­ра не при­жи­ва­ют­ся за ру­бе­жом, не еди­нич­ны. Зна­ко­мый недав­но вер­нул­ся из Ка­на­ды. До это­го при­ки­нул, каким дол­гим бу­дет его путь, что­бы пол­но­цен­но ра­бо­тать вра­чом в этой стране, свел де­бит с кре­ди­том. Ска­зал, не сто­ит то­го.

В на­шем от­де­ле­нии (1-м хи­рур­ги­че­ском) вы­пол­ня­ют пла­но­вые опе­ра­ции в об­ла­сти брюш­ной по­ло­сти, уда­ля­ют доб­ро­ка­че­ствен­ные об­ра­зо­ва­ния. Ес­ли опе­ра­ции экс­трен­ные, то огра­ни­че­ний нет. Люб­лю при­ро­ду. На да­че очень нра­вит­ся. Нем­но­го за­ни­ма­юсь па­рус­ным спор­том, увле­ка­юсь ры­бал­кой, но толь­ко не зим­ней. Во­семь лет учил­ся в му­зы­каль­ной шко­ле по клас­су фор­те­пи­а­но, ги­та­ры. В ме­ду­ни­вер­си­те­те ор­га­ни­зо­ва­ли груп­пу и ре­пе­ти­ро­ва­ли в под­ва­лах. Му­зы­ка бли­же к ро­ку. Сей­час на ги­та­ре иг­раю в ком­па­нии дру­зей.

— Из Гер­ма­нии воз­вра­ща­лись?

— По­ка нет. Но о ПМЖ в этой стране дру­зья-вра­чи по­ка не ду­ма­ют.

О па­ци­ен­тах

— Не­до­стат­ком ду­шев­но­го об­ще­ния вы ме­ня за­це­пи­ли. Про­дол­жим эту те­му. В ва­шей кли­ни­ке на­вер­ня­ка встре­ча­ют­ся по­жи­лые оди­но­кие па­ци­ен­ты, ни­ко­му не нуж­ные в этой жиз­ни. Вра­чи мо­раль­но их под­дер­жи­ва­ют или огра­ни­чи­ва­ют­ся толь­ко ле­че­ни­ем?

— Та­ких па­ци­ен­тов, у ко­то­рых нет род­ствен­ни­ков, боль­ше все­го в от­де­ле­нии гной­ной хи­рур­гии. По­сту­па­ют в боль­ни­цу с про­леж­ня­ми, тро­фи­че­ски­ми яз­ва­ми. И необя­за­тель­но это по­жи­лые, но оди­но­кие. Ле­чат­ся по­дол­гу, и к ним мед­пер­со­нал не без­уча­стен.

Есть среди па­ци­ен­тов бом­жи. По­об­щав­шись с ни­ми, узна­ешь: у неко­то­рых очень тя­же­лая судь­ба, мно­гие не бы­ли горь­ки­ми пья­ни­ца­ми в про­шлой жиз­ни. Один та­кой муж­чи­на, Алек­сандр, ле­жал пол­го­да, по­ка вос­ста­нав­ли­ва­ли ему пас­порт. Ему ам­пу­ти­ро­ва­ли обе но­ги. Не вы­ста­вишь же че­ло­ве­ка без ин­ва­лид­ной ко­ляс­ки на улицу.

— А ку­да смот­ре­ли ра­бот­ни­ки социальных служб? Им жал­ко ин­ва­лид­ной ко­ляс­ки?

— Ра­бот­ни­ки соц­служб без пас­пор­та под опе­ку не бе­рут. На вос­ста­нов­ле­ние до­ку­мен­та ушло пол­го­да. За­ве­ду­ю­щая гной­ным от­де­ле­ни­ем по­мо­га­ла ему, ез­ди­ла по всем ин­стан­ци­ям.

Алек­сандр ока­зал­ся ин­тел­ли­гент­ным че­ло­ве­ком, до­воль­но ин­те­рес­ным. По но­чам ему не спа­лось, он на ка­тал­ке вы­ез­жал в ко­ри­дор, что­бы не вклю­чать свет и ни­ко­му не ме­шать, и чи­тал кни­ги. Всю боль­нич­ную биб­лио­те­ку пе­ре­чи­тал.

— Это­го па­ци­ен­та вы спас­ли. Но вы хи­рург, и на­вер­ня­ка у вас уми­ра­ли больные. При­вык­ли к смер­ти?

— При­вык­нуть к смер­ти невоз­мож­но. Осо­зна­ние то­го, что па­ци­ент ушел из жиз­ни, при­хо­дит не сра­зу в опе­ра­ци­он­ной. Поз­же. Но лег­че от это­го не ста­но­вит­ся. Очень тя­же­ло со­об­щать тра­ги­че­скую весть род­ным умер­ше­го. В на­шей кли­ни­ке, ко­гда во вре­мя опе­ра­ции или по­сле нее уми­ра­ет па­ци­ент, кол­ле­ги друг дру­га все­гда под­дер­жи­ва­ют доб­рым сло­вом. Моя су­пру­га Ана­ста­сия то­же врач, аку­шер-ги­не­ко­лог. Она для ме­ня глав­ная под­держ­ка. И да­же на­ши до­маш­ние пи­том­цы лаб­ра­дор Еф­ро­си­нья и ки­тай­ская хох­ла­тая До­на со­чув­ству­ют в та­кие мо­мен­ты. Ко­гда у ме­ня на ду­ше пло­хо, они и ря­дом по­ле­жат, и по­ли­жут, и по­взды­ха­ют.

— Вы помни­те сво­е­го са­мо­го воз­раст­но­го па­ци­ен­та?

— Ему был 101 год. Опе­ри­ро­вал по экс­трен­ным по­ка­за­ни­ям. Де­душ­ку при­вез­ли на ско­рой: у него бы­ла ки­шеч­ная непро­хо­ди­мость. Вы­жил. К сло­ву, ко­гда речь идет о жиз­ни и смер­ти, опе­ри­ру­ем экс­трен­но, да­же ес­ли у че­ло­ве­ка очень пло­хие по­ка­за­те­ли здо­ро­вья. Бо­рем­ся до по­след­не­го.

— Хи­рур­ги ча­сто го­во­рят: «Луч­шая опе­ра­ция — не сде­лан­ная».

— Со­гла­сен. Ни один хи­рург в здра­вом уме не ста­нет уго­ва­ри­вать че­ло­ве­ка на опе­ра­цию, ес­ли мож­но обой­тись кон­сер­ва­тив­ны­ми ме­то­да­ми. С экс­трен­ны­ми опе­ра­ци­я­ми со­всем другая ис­то­рия.

— Го­то­ви­тесь к опе­ра­ци­ям?

— Ко­неч­но. Все хи­рур­ги го­то­вят­ся, да­же очень опыт­ные. Бо­лее то­го, в пла­сти­че­ской хи­рур­гии, на­при­мер, под­го­тов­ка и пред­опе­ра­ци­он­ная раз­мет­ка — это 80 % от объ­е­ма ра­бо­ты.

— По­сле опе­ра­ций сны ви­ди­те?

— Обыч­но хо­ро­шо сплю. Но бы­ва­ет, пе­ред сном всплы­ва­ют кар­тин­ки из опе­ра­ци­он­ной че­ты­рех­лет­ней дав­но­сти. Са­ми опе­ра­ции ни­ко­гда не сни­лись. Сны во­об­ще ред­ко ви­жу.

— Ру­ки бе­ре­же­те? Не стро­га­е­те?

— На­обо­рот, люб­лю с ин­стру­мен­та­ми ра­бо­тать. Близ­кие, дру­зья зна­ют: в ка­че­стве по­дар­ка на празд­ник мне все­гда мож­но пре­под­не­сти лю­бой ин­стру­мент: дрель, элек­тро­лоб­зик, бол­гар­ку… Лю­бовь к сто­ляр­но­му де­лу пе­ре­да­лась от де­душ­ки: он был уче­ным, и стро­гать, за­та­чи­вать бы­ло его от­ду­ши­ной.

— По­след­ний во­прос — о при­ме­тах хи­рур­гов. Есть лич­ные?

— Име­ют­ся. Все­гда, хоть 10-й раз за­хо­жу в опе­ра­ци­он­ную, здо­ро­ва­юсь со все­ми. Ес­ли па­да­ет ин­стру­мент на пол во вре­мя опе­ра­ции, обя­за­тель­но на­до на него на­сту­пить. Ина­че все пой­дет не так.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.