Во­яж в стра­ну боль­ше­ви­ков

Гол­ли­вуд в Мин­ске: ле­том 1926 го­да у нас по­бы­ва­ли зна­ме­ни­тые на весь мир аме­ри­кан­ские ак­те­ры Мэ­ри Пик­форд и Дуглас Фэр­бенкс

Minskiy kuryer. Tolstushka - - ЗА ДАВНОСТЬЮ ЛЕТ - Сер­гей НЕХАМКИН

Ко­неч­но, звез­ды немо­го ки­но еха­ли не в Бе­ла­русь. Про­сто со­вер­ша­ли пу­те­ше­ствие в СССР — за­га­доч­ную стра­ну боль­ше­ви­ков. Но для го­стей с За­па­да до­ро­га на Моск­ву то­гда на­чи­на­лась на бе­ло­рус­ской по­гра­нич­ной стан­ции Не­го­ре­лое, а это все­го ка­ких-то 50 км от Мин­ска!

Пер­вые среди рав­ных

Од­на­ко сна­ча­ла объ­яс­ним мо­ло­дым, кто это Мэ­ри Пик­форд и Дуглас Фэр­бенкс. Оча­ро­ва­тель­ная ми­ни­а­тюр­ная Мэ­ри сыг­ра­ла бо­лее чем в 250 лен­тах, как пра­ви­ло, ме­ло­дра­мах о крот­ких де­вуш­ках, бо­рю­щих­ся за свое сча­стье. Ат­ле­тич­ный су­пер­мен Дуглас (все зва­ли его про­сто Ду­гом) пры­гал, бе­гал, драл­ся, фех­то­вал в бо­е­ви­ках «Баг­дад­ский вор», «Зор­ро»… При этом они бы­ли му­жем и же­ной, и не ра­ди ре­кла­мы, а чест­но, по­сколь­ку обо­жа­ли друг дру­га. А зри­тель обо­жал их, в СССР то­же. Прав­да, обо­жа­ние это иногда пе­ре­хо­ди­ло все пре­де­лы при­ли­чия. Уже в Не­го­ре­лом го­сти по­ня­ли, что от пе­ре­се­че­ния гра­ни­цы бремя сла­вы лег­че не ста­но­вит­ся. А мо­жет, да­же на­обо­рот, ведь столь до­ро­ги­ми го­стя­ми на­ши лю­ди из­ба­ло­ва­ны не бы­ли.

До­тя­нуть­ся до звез­ды

Во­об­ще-то до­го­ва­ри­ва­лись, что до Моск­вы гол­ли­вуд­ские звез­ды по­едут в ва­гоне од­ни, что­бы ни­ка­ких по­сто­рон­них. Вот по­езд тро­нул­ся, и тут в ку­пе по­явил­ся ка­кой-то че­ло­век (Мэ­ри в днев­ни­ке пи­шет, что, ви­ди­мо, незна­ко­мец вы­лез от­ку­да-то из-под ниж­ней пол­ки). Он об­ра­тил­ся к аме­ри­кан­цам с пыл­кой ра­дост­ной ре­чью, прав­да, на язы­ке, ко­то­рым те не вла­де­ли. Го­стя еле вы­про­во­ди­ли. Про­еха­ли еще нем­но­го. Мэ­ри от­кры­ла дверь ку­пе и от­пря­ну­ла: ко­ри­дор по­лон на­ро­ду. Но не тер­петь же бес­ко­неч­но. По­шла в туа­лет. Лю­ди рас­сту­па­лись мол­ча и бла­го­го­вей­но. В кон­це вагона Мэ­ри оклик­ну­ли. Она огля­ну­лась — в гла­за уда­ри­ла фо­то­вспыш­ка: кто-то за­пе­чат­лел до­ро­гую го­стью в мо­мент вхо­да в убор­ную. Про­сто на па­мять. Впро­чем, в Мин­ске по­сто­рон­них вы­гна­ли, до Моск­вы еха­ли уже нор­маль­но.

СССР — стра­на кон­тра­стов

Даль­ше про­ци­ти­ру­ем вос­по­ми­на­ния зна­ме­ни­то­го со­вет­ско­го ар­ти­ста Ми­ха­и­ла Жа­ро­ва: «Нель­зя опи­сать, что тво­ри­лось у Бе­ло­рус­ско­го вокзала. Воз­буж­ден­ные по­клон­ни­ки за­пол­ни­ли всю Твер­скую. Бал­ко­ны, ок­на и да­же фо­на­ри бы­ли уты­ка­ны «мэ­ри­на­ми», как их окре­сти­ла язы­ка­тая Москва». Го­стей от­вез­ли в го­сти­ни­цу «Са­вой». Под ее ок­на­ми со­бра­лась тол­па и дол­го скан­ди­ро­ва­ла: «Мэ-ри! Дуг-лас!» Го­сти по­оче­ред­но по­ка­зы­ва­лись, Дуглас осле­пи­тель­но улы­бал­ся, Мэ­ри по­сы­ла­ла воз­душ­ные по­це­луи. И каж­дый раз на­род ре­а­ги­ро­вал вос­тор­жен­ным ре­вом. Непо­да­ле­ку, в Ко­лон­ном за­ле, как раз шло про­ща­ние с умер­шим Фе­лик­сом Дзер­жин­ским, и рев этот от­вле­кал че­ки­стов и це­ки­стов от скор­би. Но сде­лать что­то бы­ло невоз­мож­но.

На­ча­лась че­ре­да экс­кур­сий, встреч, бан­ке­тов. Из днев­ни­ка Мэ­ри по­нят­но: Москва ей с Ду­гом не по­нра­ви­лась — гряз­ный, су­ет­ли­вый го­род. Бед­но оде­тые лю­ди, ва­та­ги бес­при­зор­ни­ков… Ди­ко раз­дра­жа­ла на­зой­ли­вость эк­заль­ти­ро­ван­ных фа­на­тов. При этом впе­чат­ли­ли не­ко­то­рые со­вет­ские филь­мы, осо­бен­но «Бро­не­но­сец «По­тем­кин», об­щий вы­со­кий уро­вень ак­тер­ско­го ма­стер­ства в СССР (эти из­го­ло­дав­ши­е­ся по кра­со­те лю­ди спо­соб­ны со­зда­вать ве­ли­кое искусство). Еще тро­ну­ло, что со­вет­ские жен­щи­ны к встре­чам с аме­ри­кан­ски­ми го­стя­ми неве­до­мо из че­го умуд­ря­лись со­чи­нять вполне стиль­ные на­ря­ды.

Даль­ше Мэ­ри с Дугла­сом по­е­ха­ли в Укра­и­ну: в Ев­ро­пу воз­вра­ща­лись че­рез Одес­су. Пе­ред отъ­ез­дом да­ли ин­тер­вью «Прав­де»: «Мы уви­де­ли мо­ло­дость, ра­дость, во­лю к жиз­ни, ки­пу­чую ра­бо­ту». Впо­след­ствии то­же ни­че­го пло­хо­го про СССР не го­во­ри­ли. Со вре­ме­нем Москва об­за­ве­лась бо­лее ак­тив­ны­ми «сим­па­ти­зан­та­ми» с име­на­ми по­гром­че — вспом­ним Бер­нар­да Шоу, Ро­ме­на Рол­ла­на, Ли­о­на Фейхтван­ге­ра. Но по­лу­ча­ет­ся, что пер­вы­ми путь про­то­ри­ли Мэ­ри и Дуглас.

По­це­луй Мэ­ри

В Москве пред­се­да­тель Го­с­ки­но Бо­рис Шу­мяц­кий за­ки­нул го­стям удоч­ку: мол, нет ли же­ла­ния снять­ся в ка­ком-ни­будь на­шем филь­ме (то­гда го­во­ри­ли «на­шей филь­ме»)? Дуглас за­сме­ял­ся: мож­но! Но за мил­ли­он дол­ла­ров. Во­прос от­пал. Хо­тя на вся­кий слу­чай уже был го­тов чер­но­вой сце­на­рий ко­ме­дии с услов­ным на­зва­ни­ем «Ко­роль экра­на» и длин­ным под­за­го­лов­ком «По­весть о том, как по­ссо­ри­лись Дуглас Фэр­бенкс с Иго­рем Ильин­ским из-за Мэ­ри Пик­форд». Пред­по­ла­га­лось све­сти вме­сте звезд гол­ли­вуд­ских и со­вет­ских — мо­ло­до­го то­гда Иго­ря Ильин­ско­го и за­бы­тую ныне кра­са­ви­цу Анель Су­да­ке­вич. Та­кой фильм бу­дет об­ре­чен на успех, мож­но и за гра­ни­цу продать.

Увы, сни­мать­ся в СССР го­сти ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­лись (мо­жет, им это и кон­трак­та­ми не доз­во­ля­лось). Лишь на Одес­ской ки­но­фаб­ри­ке то ли под на­стро­е­ние, то ли усту­пив моль­бам, Мэ­ри пе­ред ка­ме­рой по­щи­па­ла ро­маш­ку (лю­бит — не лю­бит) и чмок­ну­ла в щеч­ку ка­ко­го-то тол­сто­го бо­ро­да­то­го дядь­ку. Дуг изоб­ра­зил па­ру трю­ков (с се­рьез­ным ви­дом за­лез на де­ре­во, пе­ре­прыг­нул че­рез огра­ду). Еще их сни­ма­ла ки­но­хро­ни­ка.

Все­го это­го ре­жис­се­ру Сер­гею Ко­ма­ро­ву вполне хва­ти­ло, что­бы сде­лать со­вет­скую ко­ме­дию «По­це­луй Мэ­ри Пик­форд» (1927). В дей­ствие сво­ей кар­ти­ны Ко­ма­ров вир­ту­оз­но вмон­ти­ро­вал ре­аль­ные кад­ры с за­мор­ски­ми звез­да­ми, по­лу­чи­лось, что они в филь­ме как бы и участ­ву­ют, и не участ­ву­ют. В на­ши дни «По­це­луй» иногда по­ка­зы­ва­ет рос­сий­ский те­ле­ка­нал «Куль­ту­ра», мож­но по­смот­реть в Ин­тер­не­те. Глянь­те, не по­жа­ле­е­те! Се­го­дняш­ним ки­нош­ни­кам по­учить­ся бы так смеш­но сни­мать. Фильм немой, но по­ни­ма­ешь, по­че­му то­гда счи­та­лось, что звук в ки­но не ну­жен: класс­ный ак­тер всё вы­ра­зит взгля­дом, же­стом. И да­же хо­ро­шо, что гол­ли­вуд­ские звез­ды по­яв­ля­ют­ся лишь ми­мо­хо­дом, они тя­ну­ли бы оде­я­ло на се­бя, а так бли­ста­тель­ный Ильин­ский по­лу­чил воз­мож­ность бук­валь­но ку­пать­ся в ро­ли. Прав­да, за гра­ни­цей «По­це­луй» не де­мон­стри­ро­ва­ли, воз­мож­но, из-за то­го что го­сти все же не да­ва­ли со­гла­сия на съем­ки. Так что Пик­форд

Тол­па дол­го скан­ди­ро­ва­ла: «Мэ-ри! Дуг-лас!» Го­сти по­оче­ред­но по­ка­зы­ва­лись, Дуглас осле­пи­тель­но улы­бал­ся, Мэ­ри по­сы­ла­ла воз­душ­ные по­це­луи. И каж­дый раз на­род ре­а­ги­ро­вал вос­тор­жен­ным ре­вом. Пьер Ри­шар, Же­рар Де­пар­дье, Сти­вен Си­гал… Се­го­дняш­няя Бе­ла­русь неред­ко при­ни­ма­ет ак­те­ров ми­ро­во­го уров­ня. Но про­то­ри­ла путь ле­ген­дар­ная па­ра 1920-х Мэ­ри Пик­форд и Дуглас Фэр­бенкс.

и Фэр­бенкс да­же не по­до­зре­ва­ли о су­ще­ство­ва­нии та­кой кар­ти­ны.

На за­ка­те жиз­ни

Бы­ло еще несколь­ко лет счаст­ли­вой сов­мест­ной жиз­ни, а по­том у Дугла­са по­яви­лась другая жен­щи­на. Мэ­ри ро­ма­на на сто­роне не про­сти­ла. В об­щем, разо­шлись. Хо­тя по-преж­не­му лю­би­ли друг дру­га. Брал свое воз­раст, на­до бы­ло ме­нять ам­плуа, и с этим все ока­за­лось непро­сто. В 1939 го­ду 56-лет­ний Дуглас, ко­то­ро­го зри­те­ли зна­ли та­ким кру­тым и уда­лым, вне­зап­но умер — сердце. Мэ­ри пе­ре­жи­ла его на 40 лет. Де­нег хва­та­ло, имя и сла­ву ни­кто у нее от­нять не мог. Ви­дя, что с дру­ги­ми иде­я­ми де­ло не вы­го­ра­ет, она пред­по­чла уй­ти из ки­но, остав­шись для зри­те­ля про­сто ле­ген­дой. Сно­ва выш­ла за­муж, жи­ла част­ной жиз­нью. Неза­дол­го до сво­ей смер­ти в 1979-м неожи­дан­но узна­ла, что рус­ские неко­гда сня­ли-та­ки ки­но про их с Ду­гом по­езд­ку в СССР. О чем то­гда по­ду­ма­ла? Вспом­ни­ла ли дав­нее шаль­ное пу­те­ше­ствие и то, как на пер­вой же стан­ции вы­лез из­под ва­гон­ной пол­ки вос­тор­жен­ный по­клон­ник, что­бы по­при­вет­ство­вать на незна­ко­мом язы­ке? Ми­нут­ку, а как же эта стан­ция на­зы­ва­лась? Ка­жет­ся, Negoreloye…

Стан­ция Не­го­ре­лое в 1920-х

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.