Ру­сал­ка на кам­нях си­дит

Как ча­сто бы­ва­ет с со­се­дя­ми, они и схо­ди­лись, и рас­хо­ди­лись, и враж­до­ва­ли, и во­е­ва­ли. Се­год­ня у Шве­ции и Да­нии нет об­щей су­хо­пут­ной гра­ни­цы, за­то из од­ной стра­ны в дру­гую лег­ко по­пасть вод­ным пу­тем, на­при­мер на па­ро­ме

Minskiy kuryer. Tolstushka - - ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ - Вла­ди­мир ПИСАРЕВ

Но есть, пря­мо ска­жем, спо­соб еще увле­ка­тель­нее. Маль­мё и Ко­пен­га­ген со­еди­ня­ет зна­ме­ни­тый двух­этаж­ный Эре­сунн­ский мост. Имен­но им мы вос­поль­зо­ва­лись, ре­шив на­ве­дать­ся в дат­скую сто­ли­цу на ма­шине.

Ны­ря­ю­щий мост и кра­са­ви­ца в пор­ту

Въ­ез­жая на него, убеж­да­е­тесь: с по­доб­ным чу­дом ин­же­нер­ной мыс­ли вы еще не встре­ча­лись. По 2 уров­ням сов­ме­щен­но­го мо­ста-тун­не­ля дви­жет­ся не­пре­рыв­ный по­ток ав­то­мо­би­лей и по­ез­дов. Уни­каль­ное по­чти 8-ки­ло­мет­ро­вое со­ору­же­ние, поз­во­ля­ю­щее пе­ре­сечь про­лив Эре­сунн, как бы опи­ра­ет­ся на искус­ствен­ный ост­ров, ко­то­рый дат­чане на­зы­ва­ют Пе­бер­хольм («ост­ров Пе­рец»). Эта са­мая длин­ная в Ев­ро­пе ма­ги­страль сов­ме­щен­но­го ти­па вклю­ча­ет двух­пут­ную же­лез­ную до­ро­гу и че­ты­рех­по­лос­ную для ав­то­мо­би­лей.

Итак, ни­че­го не по­до­зре­вая, вы еде­те по ско­рост­ной до­ро­ге, ко­гда вне­зап­но ма­ши­на ухо­дит под во­ду, по­па­дая в длин­ный и хо­ро­шо осве­щен­ный тун­нель. На фо­то­гра­фи­ях, сде­лан­ных с вы­со­ты пти­чье­го по­ле­та, мост на­по­ми­на­ет остов неко­е­го длин­ню­ще­го Ле­ви­а­фа­на, ны­ря­ю­ще­го в мор­скую глу­би­ну. А те, кто при­ле­тал в ко­пен­га­ген­ский аэро­порт са­мо­ле­том, рас­ска­зы­ва­ют, что эта же са­мая кар­ти­на из ил­лю­ми­на­то­ра про­из­во­дит про­сто фан­та­сти­че­ское впе­чат­ле­ние. Ги­гант­ский мост с по­ез­да­ми и ав­то­мо­би­ля­ми неожи­дан­но слов­но рас­тво­ря­ет­ся в во­де. Гра­ни­ца двух го­су­дарств про­хо­дит ров­но по его се­ре­дине. Пас­порт­ный и та­мо­жен­ный кон­троль ща­дя­щие, и ма­ши­на за­дер­жи­ва­ет­ся на въез­де нена­дол­го. Так что со­всем скоро, отыс­кав ме­сто для пар­ков­ки, де­сан­ти­ру­ем­ся в го­род­ском пор­ту Ко­пен­га­ге­на, где пе­чаль­но взи­ра­ет на мо­ре, не об­ра­щая вни­ма­ния на ты­ся­чи еже­днев­но тол­пя­щих­ся у ее ног по­клон­ни­ков, са­мая зна­ме­ни­тая кра­са­ви­ца дат­ской сто­ли­цы.

Ту­ри­сты, жаж­ду­щие уви­деть ле­ген­дар­ную Ру­са­лоч­ку, при­сев­шую на кам­ни, сну­ют по на­бе­реж­ной Лан­ге­ли­ние, спе­ша сфо­то­гра­фи­ро­вать неофи­ци­аль­ный сим­вол дат­ской сто­ли­цы и сде­лать сел­фи на фоне Den Lille Havfrue (Ру­са­лоч­ки). А по­том, раз­гля­дев вни­ма­тель­нее, разо­ча­ро­ван­но кон­ста­ти­ру­ют: она ми­ни­а­тюр­ная, все­го 125 см.

Мне брон­зо­вая скульп­ту­ра по­ка­за­лась пре­лест­ной и тро­га­тель­ной. И да­же порт, ды­мя­щие тру­бы и лай­не­ры за спи­ной бес­смерт­но­го тво­ре­ния скуль­пто­ра Эд­вар­да Эрик­се­на, мо­де­лью для ко­то­ро­го, по мне­нию ис­сле­до­ва­те­лей, по­слу­жи­ла его же­на, не ка­за­лись неумест­ным фо­ном.

Ста­тую не раз об­ли­ва­ли крас­кой и пы­та­лись по­вре­дить. Вла­сти Ко­пен­га­ге­на объ­яв­ля­ли, что на­ме­ре­ны пе­ре­не­сти Ру­са­лоч­ку по­даль­ше в га­вань, что­бы за­щи­тить от ван­да­лов и ту­ри­стов, стре­мя­щих­ся взо­брать­ся на нее. Но по­ка, на­вер­ное, ру­ки не до­шли, а ту­ри­стам это толь­ко и на­до. его брон­зо­вая фи­гу­ра встре­ча­ет пря­мо у вхо­да. На вид­ном ме­сте — стра­нич­ка с за­мет­кой из га­зе­ты Berlingske Tidende, в ко­то­рой со­об­ща­ют: ге­ни­аль­ный фан­та­зер, со­глас­но опро­су, при­знан ве­ли­чай­шим дат­ча­ни­ном всех вре­мен. Он обо­шел да­же вы­да­ю­ще­го­ся фи­зи­ка, но­бе­лев­ско­го ла­у­ре­а­та Ниль­са Бо­ра.

С фан­та­зи­ей у со­зда­те­лей му­зея, от­кры­то­го в 2005 го­ду, то­же все в по­ряд­ке. Вос­ко­вая фи­гу­ра Ан­дер­се­на с зе­ле­ным бан­том на шее си­дит за ду­бо­вым сто­лом в сво­ем ка­би­не­те, за­дум­чи­во раз­гля­ды­вая че­рез окон­ное стекло че­ре­пич­ные кры­ши лю­би­мо­го го­ро­да. В неболь­шой ком­на­те по­ме­сти­лись и при­над­ле­жав­шие ему (или вос­со­здан­ные по опи­са­ни­ям) кро­вать, та­бу­ре­ты, печь. В осталь­ных за­лах мож­но уви­деть и дру­гие, пусть немно­го­чис­лен­ные, со­хра­нив­ши­е­ся ве­щи пи­са­те­ля, порт­ре­ты его са­мо­го и близ­ких ему лю­дей, до­ку­мен­ты, мно­же­ство книг, це­лую биб­лио­те­ку, со­брав­шую все про­из­ве­де­ния ав­то­ра, а та­к­же ил­лю­стра­ции к ним. Но са­мое уди­ви­тель­ное и тро­га­тель­ное — пер­со­на­жи и сцен­ки из ска­зок, чи­та­е­мых и по­чи­та­е­мых де­тво­рой на всей пла­не­те, ожи­ва­ю­щие бла­го­да­ря трех­мер­ной ани­ма­ции и поз­во­ля­ю­щие да­же взрос­ло­му вспом­нить по­лю­бив­ши­е­ся с дет­ства ис­то­рии.

Вот та же Ру­са­лоч­ка с ры­бьим хво­стом груст­но смот­рит из во­ды на за­мок, где жи­вет недо­ступ­ный для нее Принц. Ря­дом кро­шеч­ная Дюй­мо­воч­ка си­дит в рас­пу­стив­шем­ся цвет­ке, окру­жен­ная огром­ны­ми рас­те­ни­я­ми. Стой­кий оло­вян­ный сол­да­тик, как по­ло­же­но, несет свою служ­бу. Го­лый ко­роль с важ­ным ви­дом рас­смат­ри­ва­ет се­бя в зер­ка­ле, и угод­ли­вые при­двор­ные убеж­да­ют его, что но­вый на­ряд ему очень к ли­цу и вы­гля­дит он мо­лод­це­ва­то!

В разных ни­шах сто­ят кук­лы-ма­не­ке­ны, пред­став­ля­ю­щие ту или иную сказ­ку Ан­дер­се­на. Не­ко­то­рые мо­гут двигаться по­доб­но вы­ска­ки­ва­ю­щей из-за уг­ла огром­ной мы­ши. «Снеж­ная ко­ро­ле­ва», «Ог­ни­во», «Гад­кий уте­нок», «Прин­цес­са на го­ро­шине» и дру­гие вол­шеб­ные сказ­ки обес­смер­ти­ли имя сво­е­го со­зда­те­ля, а он в бла­го­дар­ность по-на­сто­я­ще­му про­сла­вил Ко­пен­га­ген, где жил и тво­рил.

Не наш «Ти­во­ли» в га­ва­ни тор­гов­цев

По­езд­кой в воль­ный го­род Хри­сти­а­ния в рай­оне Кри­сти­ан­с­хавн, про­воз­гла­шен­ный мест­ны­ми хип­пи го­су­дар­ством в го­су­дар­стве, мы сознательно по­жерт­во­ва­ли. И ни­чуть не по­жа­ле­ли, по­пав в не ме­нее зна­ме­ни­тый парк «Ти­во­ли». Не в тот, ра­зу­ме­ет­ся, что на ули­це Ма­ту­се­ви­ча в Мин­ске, а в та­мош­ний, один из ста­рей­ших и по­пу­ляр­ней­ших в Ев­ро­пе парк раз­вле­че­ний и от­ды­ха, от­кры­тый в се­ре­дине XIX ве­ка в са­мом цен­тре сто­ли­цы Да­нии и за­ни­ма­ю­щий пло­щадь 8 га.

В год сю­да на­ве­ды­ва­ют­ся око­ло 5 млн че­ло­век, при­чем, по пре­да­нию, среди пер­вых по­се­ти­те­лей был все тот же Ан­дер­сен. По­ка­тать­ся на са­мой вы­со­кой в Ев­ро­пе 80-мет­ро­вой ка­ру­се­ли Star Flyer мы, прав­да, не ре­ши­лись, а вот по­лю­бо­вать­ся ат­трак­ци­о­на­ми, цвет­ни­ка­ми и про­чи­ми чу­де­са­ми успе­ли, по­сле че­го, пе­рей­дя до­ро­гу, ока­за­лись в зда­нии с ко­лон­на­ми, где обос­но­ва­лась Но­вая глип­то­те­ка Карлс­бер­га.

В ши­кар­ном ху­до­же­ствен­ном му­зее с чу­дес­ным зим­ним са­дом мно­го га­ле­рей, в ко­то­рых вы­став­ле­ны ар­те­фак­ты из Древ­не­го Егип­та, Древ­ней Гре­ции, Древ­не­го Ри­ма. Скульп­ту­ры — осо­бый раз­го­вор: в глип­то­те­ке око­ло трех де­сят­ков про­из­ве­де­ний толь­ко ве­ли­ко­го Ог­ю­ста Ро­де­на, а еще брон­зо­вые тан­цов­щи­цы Эд­га­ра Де­га и огром­ное ко­ли­че­ство ра­бот дат­ских и нор­веж­ских ва­я­те­лей.

Ги­гант­ский Эре­сунн­ский мост с по­ез­да­ми и ав­то­мо­би­ля­ми вдруг слов­но рас­тво­ря­ет­ся в во­де. Ханс Кри­сти­ан Ан­дер­сен, со­глас­но опро­су, при­знан ве­ли­чай­шим дат­ча­ни­ном всех вре­мен и обо­шел да­же вы­да­ю­ще­го­ся фи­зи­ка, но­бе­лев­ско­го ла­у­ре­а­та Ниль­са Бо­ра. Парк раз­вле­че­ний и от­ды­ха «Ти­во­ли» в Ко­пен­га­гене за­ни­ма­ет пло­щадь 8 га и яв­ля­ет­ся од­ним из са­мых ста­рых и по­пу­ляр­ных в Ев­ро­пе.

Мне же боль­ше все­го за­па­ла в ду­шу рос­кош­ная кол­лек­ция кар­тин им­прес­си­о­ни­стов и пост­им­прес­си­о­ни­стов Ре­ну­а­ра, Пис­сар­ро, Мане, Де­га, Се­зан­на, Ту­луз-Ло­т­ре­ка и иже с ни­ми. Ге­ни­аль­ный Поль Го­ген пред­став­лен по­лу­сот­ней кар­тин, среди ко­то­рых не толь­ко лю­би­мые мо­де­ли ху­дож­ни­ка кра­са­ви­цы га­и­тян­ки, но и жан­ро­вые сцен­ки из фран­цуз­ской жиз­ни, порт­ре­ты, на­тюр­мор­ты. …Уз­кие мо­ще­ные улоч­ки с цвет­ны­ми зда­ни­я­ми под че­ре­пич­ны­ми кры­ша­ми, пар­ки, ка­на­лы, рай для ве­ло­си­пе­ди­стов (в дат­ской сто­ли­це око­ло 400 км ве­ло­до­ро­жек), чу­дес­ные музеи, памятники Ан­дер­се­ну, ули­цы его име­ни и мно­гое дру­гое — все это Ко­пен­га­ген, га­вань тор­гов­цев, как пе­ре­во­дит­ся его на­зва­ние со ста­ро­дат­ско­го. Он спо­ко­ен, очень кра­сив и дру­же­лю­бен. И хо­тя при кур­се здеш­ней кро­ны мно­го­го вы здесь, по­жа­луй, не при­ку­пи­те, но без ми­лой без­де­луш­ки уж точ­но не уеде­те, ру­ча­юсь.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.