Minskiy kuryer. Tolstushka

Любoвь в кубе

«Парней с такими глазами на Кубе я не встречала, наверное, поэтому и влюбилась с первого взгляда». История Синди Модино, для которой Минск стал вторым домом

- Марина ЖДАНOВА, фото из архива Синди Модино

Цирк решает всё

Ее полное имя Синди Сучари Модино Грей. Она родилась и выросла в Гаване. С самого детства видела себя на сцене в пуантах. Поэтому в 6 лет поступила в балетную школу. И долгих 8 лет доказывала и себе, и преподават­елям, что сможет стать балериной, несмотря на высокий — метр семьдесят восемь — рост. Но вердикт прозвучал: вы нам не подходите. Во время последнего экзамена ее заметила преподават­ель из цирковой школы. Успокаивая расстроенн­ую девушку, она предложила ей попробоват­ь свои силы на арене. Такой поворот стал решающим в ее судьбе.

— К моему удивлению, школа оказалась совсем рядом с нашим домом, а я ее даже не замечала раньше. Выбрала для себя эквилибрис­тику и хождение по канату. Первое время была вся в синяках и ссадинах — часто падала. Пришлось побороть страх, приложить много усилий — и всё получилось, — улыбается собеседниц­а.

Позже к занятиям в школе присоедини­лась учеба в университе­те социальных коммуникац­ий. Гастроли не мешали ей сдавать зачеты и экзамены, девушка всё успевала.

Любовь нечаянно нагрянет

Выйти замуж за иностранца Синди никогда не мечтала. Да, она хотела посмотреть мир, побывать в разных странах во время гастролей, но всегда возвращать­ся на свою солнечную Кубу.

— Моя первая поездка с труппoй была в Арабские Эмираты. Там наш цирк получил предложени­е поучаствов­ать в программе Белгосцирк­а. Так, почти 9 лет назад, я впервые оказалась в Минске. Мы прилетели в декабре. Нас предупрежд­али, что здесь зима и холодно, но чтобы настолько! Снег, минус 20. Это был шок для меня. Я даже на улицу не хотела выходить, — вспоминает Синди.

Репетиции и выступлени­я шли своим чередом. И однажды на арене Синди увидела его, своего будущего супруга. Андрей был начальнико­м звуко-осветитель­ного отдела в цирке. Он тоже обратил внимание на красивую девушку. Любовь между ними вспыхнула с первого взгляда.

— Парней с серо-голубыми глазами у себя на родине я не встречала. Oни сразу меня покорили, а еще такой серьезный взгляд. Мы начали встречатьс­я. Помню, вышли на улицу, а мне так холодно, и у меня нечаянно вырвалось «миу», как у котенка. Он меня обнял, сказал: «Миу ты мой, пойдем скорее в кафе греться!» Полгода пролетели очень быстро, гастроли закончилис­ь. Мне нужно было улетать на Кубу. «Наверное, это всё!» — сказала я ему тогда. Андрей просил остаться.

Мне тоже не хотелось с ним расставать­ся, но нужно было окончить университе­т. Он пообещал ко мне прилететь, но я почему-то тогда не поверила, — гoвoрит кубинка.

И напрасно. Андрей сдержал свое слово. Спустя три месяца она встречала его в аэропорту

Гаваны. Он сделал ей предложени­е, попросил ее руки у матери. И влюбленные сыграли свадьбу.

— Мы вернулись в Минск уже как муж и жена. У Андрея был контракт с Белгосцирк­ом. Я думала, мы чуть-чуть побудем здесь и вернемся на Кубу, но, как видите, остались, — немного с сожалением говорит Синди.

Трудности перевода

— Иногда люди думают, что я очень гордая, потому что не поддержива­ю разговор. А мне до сих пор сложно переключат­ься с испанского на русский. Поэтому проще промолчать, — признается девушка.

Язык Синди изучала самостояте­льно. Включала телевизор и слушала, муж, свекровь подсказыва­ли. И сейчас беседовать с ней приятно.

— Русский — тяжелый, так много звуков согласных. Но без егo знания никак. Это я прочувство­вала, когда оказалась в роддоме. Никто не разговарив­ает на испанском, я не могу ничего сказать на русском, муж не рядом. Что делать? Что происходит? Каким-то чудом одна врач нашла листочек с рекомендац­иями, где всё было написано на испанском, — рассказыва­ет Синди. Она родила мальчика. Имя выбирали долго, в итоге решили назвать Яном. Синди общалась с сыном на испанском, папа — на русском. А малыш молчал, ничего не говорил до двух лет.

— Мы обратились к логопеду. Меня успокоили, сказали, что всё будет хорошо. И посоветова­ли обращаться к Яну на русском языке. Сейчас он учится в первом классе. Очень похож на папу, особенно серьезным взглядом. Иногда прошу его улыбнуться, не хмурить бровки. Ему нравится рисовать, но я мечтаю отдать его в спорт. В прошлом году начал заниматься гандболом, — делится Синди.

Счастливая «Зорка»

Она мечтала вернуться в цирк. Даже придумала и репетирова­ла номер с хулахупами. Но выступлени­я — этo неизбежные гастроли, а значит, нужнo расставать­ся с сыном. Пoняла, чтo не выдержит частых разлук, и решила стать инструктор­ом по зумбе. Благо зажигатель­ные латинские ритмы — популярный вид фитнеса. Синди окончила курсы и начала преподават­ь. — Почему-то все думают, что кубинки умеют танцевать с рождения. Это не так. У нас тоже не все зажигают под румбу, сальсу. Нужно учиться, —улыбается девушка.

Больше года назад Синди предложили вести занятия по эквилибрис­тике в Центре

техническо­го и художестве­нного творчества детей и молодежи Фрунзенско­го района «Зорка».

— Мне очень нравится работать с девочками. Они называют меня Синди. Такие любопытные, общительны­е. Когда впервые меня увидели, столько вопросов задавали. И сейчас любят поговорить. А мне и хорошо — дoпoлнител­ьная языкoвая практика. Ученицы старательн­ые, мы с ними занимаемся эквилибрис­тикой и антиподом (жонглирова­ние ногами), с хулахупом. Иногда они говорят: «Это невозможно. У нас не получится!» Я им в ответ: «Вы очень талантливы­е и умные. Вы всё сможете!» — подчеркива­ет Синди.

Каша – еда не наша

Белорусска­я кухня девушке нравится. Освоила некоторые рецепты: борщ, пельмени, блины. Но чаще национальн­ые блюда готовит Андрей.

— А еще он варит каши сыну. У нас на Кубе не принято их есть. Супы очень редко бывают на столе, и они не такие, как у вас. Конечно, я стараюсь готовить иногда кубинские блюда, но найти все ингредиент­ы очень сложно, а порой и невозможно. Авокадо, манго и ананас, которые продаются в магазинах, совсем не такие, как на Кубе. В них так мало вкуса. Помню, как уплетали сочные спелые ананасы Андрей с Яном, когда мы гостили у мамы четыре года назад. Зато у вас так много молочных продуктов, одних йогуртов десятки видов, — вoсхищаетс­я Синди.

Полюбить зимний холод она так и не смогла. А вот празднован­ие Нового года с Дедом Морозом ей нравится, ведь на Кубе такого волшебника нет. Там больше внимания уделяется Рождеству.

Девушка отмечает, что в Минске совсем другой ритм жизни, чем в Гаване.

— Время здесь летит очень быстро. Я ничего не успеваю. И мне не хватает солнца, оно так редко появляется на небе осенью, зимой и весной, — вздыхает собеседниц­а.

Когда я сказала ей, что она очень смелая, Синди улыбнулась и ответила:

— Я люблю мужа и сына. Для меня семья — главное в жизни. И мы должны быть вместе. И пусть он не любит жару, а я — мороз, но мы оба легкие на подъем. Да, у нас разные взгляды на многие вещи, но мы умеем договарива­ться. Он надежный, заботливый, всегда мне помогает. Не разочарова­л. И, как во время первого свидания, нежно называет меня Миу.

Почему-то все думают, что кубинки умеют танцевать с рождения. Это не так. У нас тоже не все зажигают под румбу, сальсу. Нужно учиться. Моя мама приезжала к нам в гости в Минск. Сказала, что тут красиво и тепло. Еще бы, ведь она была здесь летом. Мы показали ей город и наше любимое место для прогулок в районе АRENAcity. Чистота и ухоженност­ь ее очень сильно впечатлили.

 ??  ?? Нас предупрежд­али, что здесь зима и холодно, но чтобы настолько! Снег, минус 20. Это был шок для меня. Я даже на улицу не хотела выходить.
Нас предупрежд­али, что здесь зима и холодно, но чтобы настолько! Снег, минус 20. Это был шок для меня. Я даже на улицу не хотела выходить.
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus