Настро­е­ние бо­е­вое

Наш кор­ре­спон­дент сут­ки де­жу­ри­ла с бой­ца­ми по­жар­ной ава­рий­но-спа­са­тель­ной ча­сти № 26 Фрун­зен­ско­го РОЧС

Minskiy kuryer - - МИНСК ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЙ -

(Цен­тра опе­ра­тив­но­го управ­ле­ния). Его то и де­ло я свер­ли­ла взгля­дом в на­деж­де, что вот-вот раз­даст­ся тот са­мый зво­нок. Ви­та­лий же толь­ко груст­но взды­хал: луч­ше ра­зок на по­жар съез­дить, чем си­деть тут весь день в ожи­да­нии вы­зо­ва. Спа­са­тель 7 лет на служ­бе, за это вре­мя не раз смот­рел в ли­цо смер­ти:

— Да­же бо­лее опыт­ные кол­ле­ги ино­гда про­сят ме­ня вы­не­сти из по­жа­ра по­гиб­ших. Не у всех на­столь­ко креп­кая пси­хи­ка.

Во вре­мя обе­да ре­бя­та де­ли­лись со мной са­мы­ми стран­ны­ми и да­же неле­пы­ми слу­ча­я­ми из жиз­ни. Ко­гда в го­ро­де спо­кой­но, они при­хо­дят на по­мощь в неожи­дан­ных си­ту­а­ци­ях.

— Как-то под­ни­ма­ли ко­ро­ву, ко­то­рая за­ва­ли­лась на бок и ни­как не мог­ла встать. А недав­но до­ста­ва­ли муж­чи­ну из му­со­ро­про­во­да: он по­лез за клю­ча­ми, про­полз несколь­ко эта­жей и за­стрял… — пе­ре­чис­ля­ет Дмит­рий Гей­дан.

Свои ри­ту­а­лы

Днем я сло­ня­лась ту­да-сю­да по га­ра­жу. Из-за до­ждя за­ня­тия на башне от­ме­ни­ли — так ве­лит тех­ни­ка без­опас­но­сти. Спа­са­те­ли тру­ди­лись в ча­сти: что-то под­кра­ши­ва­ли, ко­па­лись в ма­ши­нах. А я с на­деж­дой смот­ре­ла на таб­ло: ко­гда же там за­го­рит­ся сло­во «тре­во­га»? Неуже­ли сно­ва сра­бо­та­ет дав­няя при­ме­та: ес­ли в ча­сти де­жу­рит жур­на­лист, вы­ез­дов точ­но не бу­дет? — Хо­чешь, рас­ска­жу, как сде­лать так, что­бы нам при­ле­тел вы­зов? — пой­мав мой взгляд, под­миг­нул ко­ман­дир вто­ро­го от­де­ле­ния Вла­ди­мир Га­ну­се­вич. Се- год­ня он ис­пол­ня­ет обя­зан­но­сти на­чаль­ни­ка ка­ра­у­ла. — Что-ни­будь под­жечь? — я на­стро­е­на крайне скеп­ти­че­ски. — Нет. По­те­реть ми­гал­ки на ма­шине или на­деть но­вую бо­ев­ку. При­ме­ришь?

Вла­ди­мир при­но­сит ком­би­не­зон и курт­ку. На­де­ваю фор­му, го­ло­ву пря­чу в кас­ку. Засте­ги­ваю ре­ме­шок, на нем бол­та­ют­ся кра­ги и то­по­рик. На спи­ну во­дру­жаю ап­па­рат на сжа­том воз­ду­хе. Ве­сит он ки­ло­грам­мов 10. Да и бо­ев­ка не из лег­ких. Что­бы окон­ча­тель­но ме­ня до­бить, на­чаль­ник ка­ра­у­ла да­ет в ру­ки бен­зо­пи­лу.

— На­де­юсь, и прав­да сра­бо­та­ет! — пых­чу я, а про се­бя ду­маю: «Лад­но, хо­тя бы под­ка­ча­юсь».

По­жар слу­чил­ся

Око­ло 5 ве­че­ра из га­ра­жа вы­еха­ла ав­то­ци­стер­на: нуж­но про­ве­рить по­сту­пив­шие в часть по­жар­ные ру­ка­ва. Их со­еди­ня­ют меж­ду со­бой, под­клю­ча­ют к на­со­су и на­пол­ня­ют во­дой, что­бы узнать, нет ли где про­те­чек.

И вот сто­им мы, на­блю­да­ем за на­бу­ха­ю­щи­ми по­жар­ны­ми ру­ка­ва­ми, как вдруг в нед­рах ча­сти раз­да­ет­ся си­ре­на. Пер­вая мысль: «Да ну нет, это­го не мо­жет быть!» Нерв­но хи­хи­кая, огля­ды­ва­юсь на кол­лег. Они стре­ми­тель­но, но при этом очень спо­кой­но, да­же хлад­но­кров­но на­ча­ли сбо­ры. И по­ка муж­чи­ны с ка­мен­но-се­рьез­ны­ми ли­ца­ми на­тя­ги­ва­ли бо­ев­ки, я с круж­кой недо­пи­то­го чая ме­та­лась ту­да-сю­да, не по­ни­мая, ку­да бе­жать и что де­лать. «Са­дись в первую ма­ши­ну», — бро­са­ет мне на хо­ду Дмит­рий. Кое-как ка­раб­ка­юсь по вы­со­ким сту­пень­кам в ка­би­ну. Серд­це вы­пры­ги­ва­ет из гру­ди, ру­ки тря­сут­ся, паль­цы впи­лись в ту са­мую круж­ку, ко­то­рую я не от­пус­ка­ла всю до­ро­гу. На зад­нем си­де­нье ма­ло ме­ста — сто­ят бал­ло­ны. Ря­дом со мной со­сре­до­то­чен­ные бой­цы Ро­ман То­мин и Вла­ди­слав Осип­чик. За ру­лем Па­вел Са­ха­ров. Он лов­ко управ­ля­ет гру­зо­ви­ком, про­ез­жа­ет уз­кие ули­цы, за­став­лен­ные ав­то­мо­би­ля­ми, с ка­кой-то уди­ви­тель­ной лег­ко­стью. Еха­ли недол­го, ми­нут 5: по­жар со­всем неда­ле­ко, на ули­це При­тыц­ко­го на тер­ри­то­рии быв­ше­го за­во­да. Прав­да, сна­ча­ла мы не ту­да свер­ну- ли, но бла­го­да­ря это­му неболь­шо­му недо­ра­зу­ме­нию я смог­ла по­на­блю­дать еще и за фи­ли­гран­ной ез­дой зад­ним хо­дом.

Нуж­ный склад на­шли по гу­сто­му тем­но­му ды­му, ва­лив­ше­му из окон. Уже со­бра­лась тол­па жаж­ду­щих ес­ли не хле­ба, то хо­тя бы зре­лищ. На по­жар при­бы­ли все си­лы ПАСЧ-26, а это два от­де­ле­ния. Несколь­ко бой­цов раз­ма­ты­ва­ют ру­ка­ва, двое уста­нав­ли­ва­ют лест­ни­цу на кры­шу, еще двое пы­та­ют­ся за­ве­сти бен­зо­ре­зы, что­бы от­крыть дверь. Дмит­рий Гей­дан ак­тив­но же­сти­ку­ли­ру­ет, а по­том сам бе­рет ин­стру­мент и по­ка­зы­ва­ет всем, кто здесь ко­ман­дир. За­мок не вы­дер­жи­ва­ет та­ко­го на­по­ра — и вход на­ко­нец­то сво­бо­ден. Зве­но из трех че­ло­век бро­са­ет­ся внутрь на раз­вед­ку. Ну как бро­са­ет­ся… В го­ря­щем зда­нии спа­са­те­ли пе­ре­дви­га­ют­ся полз­ком: чем бли­же к зем­ле, тем ни­же тем­пе­ра­ту­ра. И по­ка ищут очаг воз­го­ра­ния, к скла­ду сте­ка­ют­ся до­пол­ни­тель­ные си­лы. Все­го на под­мо­гу при­мча­лись 9 ма­шин из бли­жай­ших ча­стей. Каж­дый как буд­то с рож­де­ния знал, что ему нуж­но де­лать. Кто­то даль­ше про­кла­ды­вал ру­кав­ную ли­нию, кто-то ис­кал по­жар­ный гид­рант, к ко­то­ро­му мож­но под­со­еди­нить ма­ши­ны. Спа­са­те­ли окру­жи­ли склад с трех сто­рон. Да­же с кры­ши пы­та­лись по­ту­шить. Меж­ду со­бой пе­ре­го­ва­ри­ва­лись по ра­ци­ям. Вско­ре у неко­то­рых бой­цов 26-й ча­сти за­пи­ща­ли ап­па­ра­ты — за­кан­чи­вал­ся воз­дух в бал­ло­нах. На ули­цу они вы­би­ра­лись пе­ре­пач­кан­ные са­жей и пе­ной, но с до­воль­ны­ми ли­ца­ми: по­жар лик­ви­ди­ро­ван. Про­хо­дя ми­мо ме­ня, обя­за­тель­но спра­ши­ва­ли: «Ну как, по­нра­ви­лось?» Я же в от­вет ин­те­ре­со­ва­лась: «А вам как?» — «Жар­ко». Даль­ше склад еще раз пол­но­стью об­ли­ли во­дой, что­бы предот­вра­тить по­втор­ное за­го­ра­ние. Ока­за­лось, го­ре­ли бан­ки с крас­кой. Все­го на­ша ма­ши­на ис­тра­ти­ла 5 т во­ды, так что ее необ­хо­ди­мо за­пра­вить из по­жар­но­го гид­ран­та, а по­том ехать в со­сед­нюю часть, что­бы за­лить еще и пе­ну.

ПАСЧ-26 — са­мая бо­е­вая в го­ро­де. С ян­ва­ря по сен­тябрь она при­ня­ла 661 вы­зов. Из них 377 на по­жа­ры. Уж не знаю, кто при­ду­мал фра­зу «спит, как по­жар­ный» (то есть очень креп­ко), но со­вре­мен­ные спа­са­те­ли на нее очень оби­жа­ют­ся. Ведь у них день рас­пи­сан до ми­ну­ты, и да­же на ноч­ной сон от­ве­де­но все­го 4 ча­са.

По до­ро­ге

В уже став­шую мне род­ной ПАСЧ мы вер­ну­лись спу­стя пол­то­ра ча­са. Здесь ог­не­бор­цев то­же ожи­да­ло мно­го ра­бо­ты: на­пол­нить бал­ло­ны воз­ду­хом, вы­су­шить ру­ка­ва, по­мыть ав­то­мо­би­ли, по­сти­рать бо­ев­ки… И нуж­но успеть сде­лать все до от­боя, он в 22:00. В об­щем, за­бот к ве­че­ру толь­ко при­ба­ви­лось. «Доб­рым сло­вом бу­дем те­бя вспо­ми­нать», — усме­ха­лись ре­бя­та, на­ме­кая на мое силь­ное же­ла­ние по­участ­во­вать в на­сто­я­щей спа­са­тель­ной опе­ра­ции. Ухо­дя из ча­сти, я по тра­ди­ции с бой­ца­ми не про­ща­лась. И да­же не же­ла­ла им спо­кой­ной но­чи. Толь­ко су­хих ру­ка­вов!

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.