Эко­но­ми­ка по-япон­ски

Ян­варь для ме­ня стал ме­ся­цем ре­флек­сии. За­че­ты по­лу­че­ны, эк­за­ме­ны сда­ны – са­мое вре­мя вспом­нить, что хо­ро­ше­го слу­чи­лось со мной в про­шлом го­ду. А вспом­нить есть что.

Ostrovetskaja Pravda - - Тема Недели - Мар­га­ри­та ШЕВЧЕНКО, сту­дент­ка 4 кур­са МГЛУ.

10 «А» класс на стро­и­тель­стве но­вой шко­лы. 6 мая 1969 го­да. В де­каб­ре я ста­ла участ­ни­цей про­грам­мы меж­ду­на­род­но­го об­ме­на япон­ско­го по­соль­ства MIRAI: Economy and Business, на­прав­лен­ной на изу­че­ние меж­ду­на­род­ной и япон­ской эко­но­ми­ки и биз­не­са. Хо­тя я и учусь в линг­ви­сти­че­ском университе­те, счи­таю, что эко­но­ми­ка, по край­ней ме­ре – ба­зо­вое ее по­ни­ма­ние, важ­на для всех. А по­ни­ма­ние биз­не­са от­кры­ва­ет пе­ред то­бой мно­же­ство две­рей. А уж по­ни­ма­ние эко­но­ми­ки и биз­не­са на япон­ском язы­ке (а у ме­ня вто­рой ино­стран­ный – япон­ский) – это пик ма­стер­ства!

По­пасть на про­грам­му бы­ло непро­сто: необ­хо­ди­мо бы­ло предо­ста­вить в посольство та­бель успе­ва­е­мо­сти, за­пол­нить ан­ке­ту, на­пи­сать мо­ти­ва­ци­он­ное пись­мо на ан­глий­ском язы­ке и прой­ти со­бе­се­до­ва­ние на япон­ском. Это бы­ло мое худ­шее и луч­шее со­бе­се­до­ва­ние од­но­вре­мен­но. Худ­шее – по­то­му что с ме­ня семь по­тов со­шло, по­ка я на япон­ском об­суж­да­ла эко­но-

Чи­та­тель де­лит­ся впе­чат­ле­ни­я­ми

ми­ку с по­слом. Луч­шее – по­то­му что ме­ня все-та­ки взя­ли!

Пол­су­ток в са­мо­ле­те – и я в То­кио! В рам­ках про­грам­мы мы про­слу­ша­ли курс лек­ций про­фес­со­ров ве­ду­щих япон­ских уни­вер­си­те­тов, участ­во­ва­ли в дис­кус­си­ях, а прак­ти­че­скую сто­ро­ну эко­но­ми­ки и биз­не­са на­блю­да­ли, по­се­тив то­кий­скую штаб-квар­ти­ру ком­па­нии Mercari и по­бы­вав в го­ро­де То­е­та на за­во­де ав­то­мо­би­лей «Той­о­та». По­жа­луй, имен­но «Той­о­та» про­из­ве­ла на нас наи­боль­шее впе­чат­ле­ние. Здесь мы уви­де­ли гра­мот­ное со­че­та­ние руч­но­го тру­да и вы­со­ких тех­но­ло­гий, по­зна­ко­ми­лись с прин­ци­па­ми и стра­те­ги­я­ми ве­де­ния при­быль­но­го биз­не­са, по­лу­чи­ли бо­га­тый фак­ти­че­ский ма­те­ри­ал. Кто зна­ет, воз­мож­но, од­на­жды я бу­ду ра­бо­тать на «Той­о­ту»! Куль­тур­ной про­грам­мой нас то­же не об­де­ли­ли. Мы по­бы­ва- ли в То­кио, На­гое и То­е­ха­ши.

В То­кио по­се­ти­ли храм Сен­со-дзи в квар­та­ле Аса­ку­са, вме­сте с япон­ски­ми сту­ден­та­ми за­гля­ну­ли в мо­ло­деж­ный квар­тал Ха­рад­зю­ку, не за­бы­ли по­се­тить круп­ней­ший в То­кио син­то­ист­ский храм Мейд­зи Дзин­гу. Да и са­мо по се­бе об­ще­ние оста­ви­ло мно­го впе­чат­ле­ний, бы­ло ин­те­рес­но узнать о по­все­днев­ной жиз­ни сту­ден­тов в Япо­нии, по­го­во­рить с ни­ми о вся­ких ме­ло­чах – да еще и на япон­ском!

В На­гое по­бы­ва­ли в пар­ке То­ку­га­ва­эн, где за­ста­ли тра­ди­ци­он­ную япон­скую сва­деб­ную це­ре­мо­нию – хо­тя и без нее парк впе­чат­ля­ет оби­ли­ем кра­сок и цве­тов в де­каб­ре; по­се­ти­ли зна­ме­ни­тый На­гой­ский за­мок – стран­ное зре­ли­ще для тех, кто при­вык к ев­ро­пей­ским зам­кам. Пу­стые ком­на­ты: ци­нов­ки на по­лу и мак­си­мум ко­мод сто­ит, ни сто­лов, ни кро­ва­тей – едят и спят на по­лу. Един­ствен­ная кра­со­та по на­шим мер­кам – рас­пис­ные сте­ны и рез­ные по­тол­ки.

А еще в На­гое для нас ор­га­ни­зо­ва­ли мастер-класс по ари­ма­цу си­бо­ри – од­ной из тех­ник окра­ши­ва­ния тка­ней для ки­мо­но. Ки­мо­но мы, ко­неч­но, сде­лать не успе­ли, а вот с но­со­вы­ми пла­точ­ка­ми спра­ви­лись не пло­хо. В сво­бод­ное вре­мя уда­лось по­се­тить мно­же­ство раз­лич­ных мест в То­кио. С То­кий­ской баш­ни мож­но по­смот­реть на го­род с вы­со­ты пти­чье­го по­ле­та, за­шла я и в му­зей пе­ри­о­да Эдо, не обо­шла сто­ро­ной рай­он Син­дзю­ку с са­мы­ми за­гру­жен­ны­ми мет­ро и же­лез­но­до­рож­ной стан­ци­ей и рай­он Си­буя, где сто­ит па­мят­ник Ха­ти­ко и на­хо­дит­ся са­мый боль­шой и мно­го­люд­ный в ми­ре пе­ре­кре­сток. А на­по­сле­док за­бе­жа­ла в Аки­ха­ба­ру (где раз­во­ра­чи­ва­ет­ся дей­ствие мо­е­го лю­би­мо­го ани­ме), что­бы по­иг­рать в япон­ские иг­ро­вые ав­то­ма­ты (чи­тай: вы­бро­сить день­ги), по­смот­реть на гор­нич­ных из мэйд-ка­фе и при­ку­пить ка­кую-ни­будь ман­гу на япон­ском с твер­дым по­ни­ма­ни­ем то­го, что вряд ли ко­гда-ни­будь смо­гу ее про­чи­тать. Но боль­ше все­го мне за­пом­ни­лось про­жи­ва­ние в япон­ской се­мье, то чув­ство, ко­гда япон­цы го­во­рят те­бе, что у них дом в за­пад­ном сти­ле, но ты про­сто ни­ко­гда не спу­та­ешь этот дом с за­пад­ным! А япон­ская тра­ди­ци­он­ная еда – это во­об­ще вось­мое чу­до све­та. Слад­кие крас­ные бо­бы по­да­ют­ся с со­ле­ной ма­ри­но­ван­ной сли­вой и редь­кой – чтоб не слад­ко бы­ло, слад­кий ри­со­вый пи­рог за­во­ра­чи­ва­ют в но­ри, рис гриль де­ла­ют слад­ким, но по­ли­ва­ют со­е­вым со­усом… Не мое это.

За­то по­нра­ви­лась по­езд­ка на он­сэн – го­ря­чий ис­точ­ник. Япон­ский язык мне очень при­го­дил­ся, по­это­му спа­си­бо на­шим пре­по­да­ва­те­лям из Мин­ско­го го­су­дар­ствен­но­го линг­ви­сти­че­ско­го уни­вер­си­те­та!

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.