Ме­ди­та­ция в брон­зе

В Пе­тер­бур­ге от­крыл сь выст вк р бот бе­ло­рус­ско­го скуль­птор Ан­дрея Ост шов

Rossiyskaya Gazeta - Soyuz - - Союз | Беларусь Россия - Мария Го­луб­ко­ва, [email protected]

В ПЕТЕРБУРГСКОМ му­зее сов ре­мен­но­го ис­кус­ства Эрар­та от­кры­лась вы­став­ка брон­зо­вой скульп­ту­ры и гра­фи­ки мин­ско го ху­дож­ни­ка Ан­дрея Оста­шо ва. Экс­по­зи­ция по­лу­чи­ла наз­ва ние «Фор­мы па­мя­ти», но го­ра здо бо­лее при­чуд­ли­вым, чем фор­мы, по­лу­чи­лось здесь не кое эт­носме­ше­ние. Ан­дрей Оста­шов ро­дом из Бе­ла­ру­си, его ге­рои несут узна­ва­е­мо вос точ­ные чер­ты, а сам он счи­та­ет, что они — обыч­ные со­вре­мен ные ев­ро­пей­цы.

В цен­тре ми­ро­воз­зре­ния Оста­шо­ва — де­воч­ка, де­вуш­ка, жен­щи­на. Вы­гля­дит как во­сточ ная прин­цес­са, но ча­сто оде­та в до­спе­хи сред­не­ве­ко­во­го се­гу на. Под­черк­ну­то эро­тич­на и не вин­на од­но­вре­мен­но. У него са мо­го — две до­че­ри.

— Вот есть ра­бо­та «Сер­деч ко прин­цес­сы», — рас­ска­зы­ва ет ав­тор кор­ре­спон­ден­ту «СО ЮЗа». — Ду­мал о доч­ке, ко­гда ее де­лал. Ско­ро за­не­ве­стит­ся, ка­ва­ле­ры уже есть…

Со­всем юная де­вуш­ка си­дит в по­зе япон­ской гей­ши, те­ло ее на­пря­же­но, а на ко­ле­нях сво бод­но ле­жит ма­лень­кое сер­деч ко тра­ди­ци­он­ной «от­кры­точ ной» фор­мы. На­ряд укра­ша­ют два ли­тых брон­зо­вых дра­ко­на — и на па­мять сра­зу при­хо­дит са­га «Иг­ра пре­сто­лов» и Дей­е­не­рис Бу­ре­рож­ден­ная. Во­об­ще ра­бо ты Оста­шо­ва мож­но раз­гля­ды вать по­дол­гу — изу­чая де­та­ли, про­во­дя па­рал­ле­ли, вы­ис­ки­вая скры­тые смыс­лы. Сам он при зна­ет­ся, что сло­во — это не его, по­это­му он так мно­го ле­пит и по­чти ни­ко­гда не мо­жет от­ве тить на во­прос «что хо­тел ска зать ав­тор». Счи­та­ет, что ис­то рия, ко­то­рую при­ду­ма­ет зри тель, все­гда го­раз­до ин­те­рес­нее, чем пер­во­на­чаль­ный за­мы­сел.

Его ге­ро­и­ни на­ря­же­ны в при­чуд­ли­вые го­лов­ные убо­ры, во­ло­сы их за­пле­те­ны в ко­сы на вис­ках — об­раз в це­лом на­по ми­на­ет об опер­ной ди­ве Пла­ва ла­гуне из филь­ма «Пя­тый эле мент», и ка­жет­ся, в окру­же­нии брон­зо­вых фи­гур на­чи­на­ет зву чать ме­ло­дия. Ча­сто скульп­ту ры Оста­шо­ва как буд­то па­рят в воз­ду­хе — будь это ме­ди­та­ция («Утрен­ний ко­фе. Ле­ви­та­ция») или дви­же­ние («Та­нец. При­ко сно­ве­ние»). Ино­гда сти­хия воз ду­ха лишь обо­зна­че­на — пе­рья тра­ди­ци­он­ных го­лов­ных убо ров се­ве­ро­аме­ри­кан­ских ин дей­цев или ко­ни с кры­лья­ми. Сно­ва к во­сточ­ной фи­ло­со­фии от­прав­ля­ет зри­те­ля об­раз сло на — го­ло­ва с хо­бо­том укра­ша ет и ком­по­зи­ции, и на­ря­ды («Лен­точ­ка в по­да­рок»). Как тут не вспом­нить, что в во­сточ ной фи­ло­со­фии слон — сим­вол бо­же­ства, а к ин­дий­ско­му Гане ше, бо­же­ству с те­лом че­ло­ве­ка и го­ло­вой сло­на, мо­ло­дые де вуш­ки об­ра­ща­ют­ся с прось­бой о люб­ви, а за­муж­ние жен­щи­ны — о со­хра­не­нии се­мьи.

Но са­мый по­вто­ря­ю­щий­ся эле­мент в ра­бо­тах Ан­дрея Оста шо­ва — ма­лень­кий плю­ше­вый миш­ка. Он небреж­но за­ткнут на ре­ме­шок сан­да­лии юной прин­цес­сы или укра­ша­ет сбрую кры­ла­то­го пе­га­са, си­дит на зем­ле у ног ге­ро­и­ни или вы гля­ды­ва­ет из ее кар­ма­на. Ча­ще все­го в од­ной ком­по­зи­ции — несколь­ко плю­ше­вых ми­шек. «Что это озна­ча­ет? — пе­ре­спра ши­ва­ет ав­тор. — Да про­сто иг руш­ка». Но сам, на­вер­ное, в этот мо­мент ду­ма­ет о жене и доч­ках.

«Фор­мы па­мя­ти» — не пер­вая вы­став­ка Ан­дрея Оста­шо­ва в Санкт-Пе­тер­бур­ге. В 2013 го­ду 80 его ра­бот бы­ли вы­став­ле­ны в Ми­хай­лов­ском зам­ке.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.