ШТИРЛИЦА БОЛЬ­ШЕ НЕ ПО­ПРО­СИТ ОСТАТЬ­СЯ... и пе­карь, и пе­вец, и на ак­кор­деоне иг­рец

Souznoe Veche - - УТРАТЫ - Ев­ге­ния ЗАБОЛОТСКИ­Х

на по­те­ри на­сто­я­щих ле­генд. на  88-м го­ду ушел из жиз­ни лю­би­мый  мил­ли­о­на­ми ак­тер лео­нид бро­не­вой. он не до­жил до сво­е­го дня рож­де­ния все­го неде­лю.

«РЯ­ДОМ С ПЕЛЬТЦЕР СОЙ­ДУ ЗА ОКТЯБРЕНКА»

Про­ща­лись под му­зы­ку из филь­ма «Сем­на­дцать мгно­ве­ний вес­ны», в ко­то­ром ак­тер сыг­рал Мюл­ле­ра. По стран­ной ло­ги­ке судь­бы, имен­но роль груп­пен­фю­ре­ра СС по­да­ри­ла сы­ну «вра­га на­ро­да» Лео­ни­ду бро­не­во­му на­род­ную лю­бовь. Ре­пли­ки ге­роя ста­ли кры­ла­ты­ми, как, впро­чем, по­чти каж­дая фра­за его ки­но­пер­со­на­жей.

На па­ни­хи­де в сто­лич­ном «Лен­ко­ме», где Бро­не­вой слу­жил по­чти трид- цать лет, на­равне с сот­ня­ми зри­те­лей сто­я­ли дру­зья и кол­ле­ги ак­те­ра: Марк за­ха­ров, алек­сандр збру­ев,  Дмит­рий пев­цов, ан­на боль­шо­ва.  Ре­жис­сер ни­ки­та ми­хал­ков при­слал огром­ный бу­кет бор­до­вых роз. «Это невос­пол­ни­мая утра­та для рос­сий­ской куль­ту­ры», за­чи­та­ли со­бо­лез­но­ва­ния от пре­зи­ден­та вла­ди­ми­ра пу­ти­на.

Бро­не­вой уже был из­ве­стен по филь­мам «Тот са­мый Мюнх­гау­зен», «По­кров­ские во­ро­та» и дру­гим, ко­гда по­лу­чил в 1988 го­ду при­гла­ше­ние от Мар­ка За­ха­ро­ва и Те­ат­ра Ле­нин­ско­го ком­со­мо­ла. 60-лет­ний Бро­не­вой вски­нул бро­ви: «Ну и как я бу­ду смот­реть­ся ря­дом с ком­со­моль­ца­ми?» Но тут же на­шел­ся: «Там же слу­жит веч­ная пи­о­нер­ка Та­тья­на Пельтцер! Ря­дом с ней сой­ду за октябренка!»

Марк За­ха­ров за­бо­тил­ся о нем до кон­ца дней. При­ез­жал в боль­ни­цу.

сла­ва при­шла к бро­не­во­му позд­но - толь­ко в 45 лет. До это­го он ски­тал­ся по про­вин­ци­аль­ным те­ат­рам. В москве ни­ку­да не бра­ли. по­те­ряв же­ну и же­лая про­кор­мить че­ты­рех­лет­нюю дочь, пе­ре­про­бо­вал мас­су про­фес­сий. пел блат­ные пес­ни в ре­сто­ра­нах, подыг­ры­вая се­бе на ак­кор­деоне, иг­рал в до­ми­но на день­ги, был пе­ка­рем, сек­ре­та­рем-ма­ши­ни­стом.

В 1962 го­ду бро­не­во­му по­вез­ло. Ана­то­лий Эф­рос, толь­ко став­ший худру­ком те­ат­ра на ма­лой брон­ной, взял его к се­бе. но их от­но­ше­ния стро­и­лись непро­сто. Эф­рос ви­дел бро­не­во­го в ос­нов­ном в от­ри­ца­тель­ных ро­лях: эк­зе­ку­то­ра яич­ни­цы в го­го­лев­ской «Же­нить­бе», до­на ка­пу­лет­ти в «ро­мео и Джу­льет­те».

«у нас бы­ла че­ло­ве­че­ская несов­ме­сти­мость, - вспо­ми­нал бро­не­вой. - Эф­рос по­че­му-то нена­ви­дел ме­ня. и вы­тас­ки­вал от­ри­ца­тель­ные свой­ства. но, ко­гда их без кон­ца из те­бя тя­нут, ста­но­вит­ся тош­но. Ду­ма­ешь: «на­вер­ное, я дей­стви­тель­но чу­до­ви­ще. и, ка­жет­ся, да­же зер­ка­лу про­тив­ны твои мор­да, фи­гу­ра». Впро­чем, у са­мо­го бро­не­во­го ха­рак­тер то­же был не ан­гель­ский.

- В на­шей эго­цен­трич­ной про­фес­сии го­во­рить доб­рые сло­ва не при­ня­то, рас­ска­зы­ва­ет ак­тер Дмит­рий Пев­цов. - а он не ску­пил­ся на по­хва­лу. мог ска­зать: «Хо­ро­шо сыг­рал!» но точ­но так же мог ска­зать и все, что ду­ма­ет. на­при­мер: «ар­тист ни­ка­кой!» или «Че­ло­век - дерь­мо!»

близ­кие от­ме­ча­ют, что бро­не­вой был скром­ным че­ло­ве­ком и за ма­те­ри­аль­ны­ми бла­га­ми не го­нял­ся. и ушел до­стой­но.

«та­лант - это чув­ство ме­ры, - при­зна­вал­ся бро­не­вой в ин­тер­вью те­ле­ве­ду­ще­му Дмит­рию Гор­до­ну. - и в том, сколь­ко жить, на­до ме­ру знать. не нуж­но пе­ре­би­рать. До­тя­нуть до со­сто­я­ния, ко­гда ты бес­по­мо­щен и ни­че­го не мо­жешь, ужас­но...»

свое по­след­нее при­ста­ни­ще бро­не­вой об­рел на но­во­де­ви­чьем кладбище. под ап­ло­дис­мен­ты. его со­се­дя­ми ста­ли Лев Ду­ров и Вла­ди­мир Зель­дин.

- При­во­зил ему пи­рож­ки с мя­сом из те­ат­раль­но­го бу­фе­та, ко­то­рые он очень лю­бил, - рас­ска­зал «СВ» Марк За­ха­ров. - Прав­да, в по­след­ние дни у него со­всем про­пал ап­пе­тит.

Здо­ро­вье ар­ти­ста по­ша­ли­ва­ло и рань­ше, но обо­стре­ние про­изо­шло в 2012 го­ду. На га­стро­лях в Ки­е­ве пе­ре­нес об­шир­ный ин­фаркт.

БОДРЫЙ ФИРС

остать­ся» «Штир­лиц, а вас я по­про­шу мгно­ве­ний (мюл­лер из «сем­на­дца­ти вес­ны»). форм пол­но­го «яс­ность - это од­на из из «сем­на­дца­ти ту­ма­на» (мюл­лер мгно­ве­ний вес­ны»). пред­ло­жил!» «за­меть­те, не я это во­рот»). (Ве­лю­ров из «по­кров­ских вой­на? «а по­че­му про­дол­жа­ет­ся га­зет не чи­та­о­ни, что, у вас

«тот са­мый ют?» (гер­цог из филь­ма мюнх­гау­зен»). ис­сле­до­ва­нию «го­ло­ва - пред­мет тем­ный, (уезд­ный док­тор не под­ле­жит» из «Фор­му­лы люб­ви»).

Че­рез два го­да Бро­не­вой вновь су­мел вый­ти на сце­ну. Точ­нее, вы­ехать. В ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке. Иг­рал Фир­са в «Виш­не­вом са­де».

- Он пре­воз­мо­гал ад­скую боль, - рас­ска­зал «СВ» ак­тер Дмит­рий Пев­цов. - Си­дел в сто­рон­ке, на­дев кеп­ку. По­ни­мал, что зри­те­лям, ку­пив­шим би­ле­ты, все рав­но, как ты се­бя чув­ству­ешь.

За­ха­ров сде­лал Фир­са глав­ным пер­со­на­жем. И Бро­не­вой пре­вра­тил немощ­но­го ста­ри­ка-ла­кея в ак­тив­но­го и ост­ро­ум­но­го ге­роя. - Ко­гда го­во­рил по­след­нее сло­во: «За­бы­ли!», зри­те­ли при­ни­ма­ли его на свой счет, по­то­му что каж­дый хоть раз о чем-то за­бы­вал, - рас­ска­зал За­ха­ров. В фи­на­ле спек­так­ля - боль­шая ве­ран­да. Она все вре­мя кру­тит­ся и в кон­це скла­ды­ва­ет­ся по­по­лам, сдав­ли­ва­ет Фир­са. И ру­шит­ся. - Да­же ко­гда Бро­не­во­му бы­ло очень пло­хо, но­ги от­ка­зы­ва­ли, он все рав­но стре­мил­ся иг­рать Фир­са, - вспо­ми­на­ет ак­тер Алек­сандр Збру­ев. - И, мне ка­жет­ся, ко­гда он вы­хо­дил на сце­ну, ему ста­но­ви­лось чуть-чуть луч­ше.

«Мюл­лер бес­смер­тен, как бес­смер­тен в этом ми­ре сыск», - го­во­рил Шел­лен­берг в «Сем­на­дца­ти мгно­ве­ни­ях вес­ны». Бро­не­вой ушел, а его ге­рой остал­ся в па­мя­ти зри­те­лей на­все­гда.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.